Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Хромая судьба гена алкоголизма

Недавние открытия генетиков доказывают, что даже если алкоголизм и пьянство — наследственные заболевания, то уж наверняка разные

  
В рейтинге Всемирной организации здравоохранения, классифицирующем страны по уровню алкоголизма, Россия занимает одну из верхних строчек. Согласно международной классификации болезней, алкоголизм — это состояние (психическое и обычно также физическое), возникающее в результате потребления алкоголя и характеризующееся постоянной или периодической потребностью в нем. Алкоголиком в полном смысле слова считается человек, для которого алкоголь стал необходимым компонентом жизнедеятельности. Фото (Creative Commons license): daveisnotmyname

В России употребление алкоголя в два раза превышает предельный уровень, признанный Всемирной организацией здравоохранения критически опасным, в восемь литров на душу населения в год. Ежегодно от алкогольного отравления умирают как минимум сорок тысяч человек, а каждое пятое преступление совершается в пьяном виде. Особые опасения вызывает тот факт, что алкоголизм стремительно «молодеет»: возраст приобщения подростков к спиртным напиткам снизился до 14 лет. 11 сентября заместитель министра внутренних дел Александр Чекалин выступил в Госдуме и призвал депутатов принять законы, разрешающие принудительное лечение подростков от алкоголизма; то есть фактически Чекалин предложил возродить ЛТП — лечебно-трудовые профилактории, действовавшие во времена СССР.

Болезнь или дурная привычка?

Несмотря на масштаб этой проблемы в современном обществе, до сих пор невозможно дать однозначное определение алкоголизму. Психологи называют алкоголизм патологией личности, психиатры и наркологи — психическим заболеванием, а социологи утверждают, что заболевание это социальное. Так чем же является алкоголизм и прочие формы зависимости на самом деле — дурной привычкой или болезнью? Много вопросов вызывает и природа воздействия алкоголя и наркотических веществ на организм человека. Над этой проблемой работают врачи, социологи и психологи, которые ищут эффективные пути лечения. 

  
В 1914 год Николай II издал указ о борьбе с алкоголизмом в России. С тех пор «искоренить это зло» пытались многие. Но проблема алкоголизма актуальна и сегодня. Исключительно административными мерами ее не решить. Репродукция с сайта Плакаты.ру 
Вещества, изменяющие сознание, известны человечеству со времен первобытности. Их употребление нередко было частью религиозных или магических обрядов. Европа была знакома с алкоголем, коноплей и опиумом. После открытия Америки сюда привезли кофеин, никотин и кокаин, а также некоторые разновидности галлюциногенных грибов и растений-галлюциногенов — например, мескаль (неколючий кактус, растущий в Мексике и на юго-западе США). Из мескаля добывали мескалин — галлюциногенный алкалоидный яд. Из грибов ещё в доколумбовой Америке получали псилоцибин — вещество, оказывающее мощное психотропное воздействие. Долгое время главной сферой применения органических наркотиков оставалась медицина. Поворотным стал XIX век: благодаря развитию торговли психостимуляторы распространились по всему миру и их начали использовать в немедицинских целях. Другим самоубийственным шагом человечества стало создание сначала сильных экстрактов на основе растительных наркотиков (морфий из опиума, кокаин из листьев коки), а затем и синтез искусственных наркотических веществ (амфетамин, ЛСД). В XX веке наркотики начали настоящий «крестовый поход» против человечества. 

Виноваты гены

Широко известно мнение о том, что алкоголизм и наркомания — болезни, вызываемые социальными причинами. Однако результаты исследований, проведённых учёными в последние годы, дают возможность иначе посмотреть на корни этого зла. Помимо социальных, внешних причин аддиктивного поведения есть ещё и внутренние.

Эстер ван ден Вилденберг (Esther van den Wildenberg) руководит группой ученых из Маастрихтского университета (Maastricht University), которым удалось идентифицировать генетическую мутацию, вызывающую склонность к неумеренному употреблению спиртных напитков. Генетическая предрасположенность к алкоголизму частично объясняет, отчего одни умудряются «выпивать» на протяжении всей жизни, не увеличивая дозировку и не заболевая, а другие — быстро спиваются.

Исследователи из Королевского госпиталя имени принца Альфреда (Royal Prince Alfred Hospital) в Австралии под руководством Джона Уитфилда (John B. Whitfield) привели убедительные аргументы в пользу того, что злоупотребление алкоголем и зависимость от него обусловлены разными генами. Алкоголизм и бытовое пьянство часто путают, поскольку их проявления похожи. Но это, судя по всему, совсем разные вещи, имеющие разные поведенческие проявления. Пьяница «слишком много пьет» с точки зрения сложившихся социальных норм, а алкоголик не может обойтись без спиртного.

Дефицит удовлетворенности

Пристрастие к алкоголю и наркотическим веществам связывают с недавно открытым синдромом дефицита удовлетворённости (reward deficiensy syndrome). Определенные изменения в генах не позволяют человеку поддерживать свой душевный комфорт, используя принятые в окружающей его культурной среде типы поведения. Наличие этого синдрома обусловлено присутствием «патологических» вариантов конкретных генов. Человек, страдающий дефицитом удовлетворённости, использует девиантные, то есть отличные от общепринятых, формы поведения. В детском возрасте это могут быть гиперактивность, непослушание, лживость, нездоровое пристрастие к сладкому. В подростковом возрасте —агрессия по отношению к окружающим, склонность к дракам, экстремальным видам спорта или, наоборот, скрытность, злопамятность.

Среди всех возможных типов поведения в сознании человека лучше всего отпечатываются те, что быстрее других приводят к самому высокому уровню душевного комфорта. Компенсация дефицита удовлетворенности может достигаться чрезмерным потреблением сладкого, самозабвенным погружением в работу, болезненным пристрастием к сексу, существует и множество других способов. Среди них алкоголь и наркотики воспринимаются сознанием как абсолютно предпочтительные, поскольку они действуют быстрее и сильнее других «лакомств», обеспечивая самый короткий и лёгкий путь к удовольствию. Однако после окончания действия алкоголя или наркотика человек не может вернуться на прежний уровень психологического дискомфорта, а опускается гораздо ниже и испытывает дисфорию — угнетённое, тоскливое состояние. Со временем причина употребления наркотиков и алкоголя меняется: если в начале они используются для удовольствия, то позднее с их помощью спасаются от подавленного состояния. Так возникает зависимость.

Как известно, существуют два вида зависимости: психологическая и физическая. Потребность в наркотическом веществе существует в обоих случаях, но при психологической зависимости наркотик стремятся принять ради удовольствия и чувства удовлетворения, которое он приносит. В случае же физической зависимости организм уже не может обходиться без наркотика — он прочно вошел в его обмен веществ и заменил «родные», собственные молекулы. Наркотик на такой стадии необходим для поддержания не только психического комфорта, но и всей жизнедеятельности. Именно поэтому, если резко прекратить употребление наркотика, возникнет сильнейший абстинентный синдром, который в тяжелых случаях может даже привести к смерти. 

  
При приёме экстази у человека повышается содержание серотонина (обозначен розовым) в различных участках мозга, что улучшает настроение и вызывает прилив сил.Фото: NIH

Механизм воздействия

Огромное значение для понимания природы действия наркотиков и для поиска эффективных путей лечения от наркомании имеют работы по идентификации рецепторов, на которые воздействуют психотропные яды. В 1973 году в ряде стран исследователи обнаружили белок на поверхности нейронов животных и человека, который является рецептором, чувствительным к препаратам морфия. Это вызвало удивление, так как препараты морфия — вещества растительного происхождения или синтетические. В мозгу человека и животных не должно быть рецепторов, воспринимающих чуждые организму вещества. Позже обнаружилось, что организмы животных и человека продуцируют собственные морфиноподобные вещества, которые могут восприниматься с помощью этих рецепторов. Рецепторы назвали опиатными, или опиоидными. Так был открыт эндорфин (буквально: эндогенный, то есть внутренний, созданный самим организмом, морфин) — нейрогормон, похожий по своему действию на наркотик. 

Другой важный агент в процессе передачи эмоций и влияния наркотиков — дофамин. Дофамин — активное вещество, передающее импульсы между нервными окончаниями и клетками мозга. Дофамин заведует уровнем кровяного давления, силой сердечных сокращений, а также ясностью сознания, бодростью и смелостью человека. Повышение его концентрации вызывает безрассудное поведение и неадекватное повышение настроения.

Воздействие разных видов наркотиков и алкоголя на организм человека различно, но в одном они схожи: при их приеме нарушается система передачи импульсов с помощью дофамина и норадреналина, отвечающая за регулировку поведения и реакций человека. Молекулы наркотиков, схожих по строению с эндорфинами (например, героина и морфия) поступают в организм, прикрепляются к рецепторам — и те обманываются, принимая их за «своих». Возникает чувство эйфории, и организм тут же запоминает этот процесс как кратчайший путь к счастью.

У каждой группы наркотиков есть свои особенности воздействия: так, например, психостимуляторы (кокаин, эфедрин, амфетамин и «экстази») повышают уровень серотонина в мозгу, отчего притупляется чувство усталости и неуверенности в себе. Прием галлюциногенов (в том числе ЛСД) ведет к искусственно вызванному психозу. Однократная интоксикация ЛСД или галлюциногенными грибами способна необратимо повредить головной мозг и навсегда оставить в психике следы, неотличимые от заболевания шизофренией. Нюансы различаются, но суть в том, что даже относительно слабые вещества вроде препаратов конопли со временем необратимо разрушают нервную систему и организм в целом.

  
В крупных российских городах среди учащихся старших классов курят приблизительно 45% мальчиков и 28% девочек. Данные статистики подтверждают: если человек не закурил в школе, в большинстве случаев он не закурит уже никогда. Фото (Creative Commons license): Artem kr4gin

По сравнению с пристрастием к алкоголю или наркотикам курение может показаться практически баловством, но и эта аддикция приводит к неприятным последствиям. Учёные из университета Британской Колумбии (University of British Columbia) проанализировали образцы эпителия легких бывших курильщиков и пришли к выводу, что изменения в активности более чем сотни генов, связанные с курением, сохраняются в течение многих лет даже после расставания с пагубной привычкой. Известно, что отказ от курения приводит к быстрому снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний. В то же время другие болезни курильщиков, в первую очередь рак и эмфизема легкого, продолжают угрожать и тем, кто бросил курить много лет назад. Результаты исследования ученых позволяют объяснить эту статистическую закономерность на молекулярно-генетическом уровне. Многие гены, активность которых меняется под действием табачного дыма, начинают функционировать в нормальном режиме вскоре после того, как человек прекращает курить. Однако большая группа из 124 генов так и не возвращается к норме. Среди них, в частности, несколько генов, регулирующих жизненный цикл клеток, а также гены, связанные с выявлением и устранением поврежденных участков в ДНК. По мнению исследователей, недостаток кодируемых этими генами белков может быть непосредственно связан с онкологическими и другими заболеваниями легких. 

Шанс на выздоровление

Если верить многочисленной рекламе наркологических клиник и врачей, с лечением зависимостей дело обстоит не так уж и плохо. В действительности же процент вылечившихся совсем мал. Да и само понятие «вылечиться от алкоголизма/наркомании» неверно: вылечиться невозможно. Ремиссия, временное отступание болезни, продолжается ровно столько, сколько человек не пьет или не употребляет наркотические вещества.

Исследования причин алкоголизма и наркомании идут полным ходом, выясняются любопытные, а иногда и забавные вещи (например, что злоупотребление алкоголем притупляет чувство юмора), но революционных открытий, которые избавили бы человечество от этой напасти, не происходит. После открытия эндорфинов прорывом в области лечения наркотической и алкогольной зависимости стали вещества, блокирующие опиатные рецепторы. Молекулы наркотиков похожи на молекулы эндорфинов и беспрепятственно связываются со специальными рецепторами. Лекарства, самое известное из которых налоксон, блокируют рецепторы, поэтому ни опиаты, ни эндорфины уже не могут к ним прикрепиться и активизировать.

В начале 1960-х годов британские врачи провели интересный эксперимент. Они выяснили, что одна-единственная доза галлюциногенного наркотика ЛСД помогает эффективно избавиться от алкоголизма. Наркотик вызывал у пациентов сильные внутренние переживания и давал им силы для выздоровления. Однако лечебный потенциал наркотика был проигнорирован, поскольку в конце 1960-х он был запрещен по всему миру как препарат, представляющий угрозу общественной безопасности.

Не так давно чилийские учёные предложили лечить алкоголизм с помощью генной терапии. Суть новой методики заключается во внесении в организм гена, снижающего метаболизм этанола. Разработка учёных, возможно, сможет заменить продолжительный курс медикаментозного лечения однократной процедурой с долгосрочным эффектом. 

Множество же других методов лечения зависимостей в основном психотерапевтические. Пытаются лечить физическим трудом, насыщенным кислородом воздухом, кодированием, даже поркой — но ни один из методов не может дать гарантию, что после лечения болезнь не возобновится. 

  
Зависимость от азартных игр — игроманию — называют ещё гемблингом. Любая игра, где присутствует призрачная возможность огромного выигрыша, будь то рулетка, тотализатор, игровые автоматы или лотереи, может стать отправной точкой для её формирования. Иногда для появления стойкой зависимости достаточно поиграть всего несколько часов подряд. Фото (Creative Commons license): sporkist akaTaz

Кроме наркомании, алкоголизма и курения, есть множество других зависимостей. Существуют промежуточные формы — например, аддикция к еде. Есть и нехимические зависимости — трудоголизм, гемблинг (тяга к азартным играм). У людей с аддиктивным поведением одна зависимость может легко переходить в другую: наркоман может стать алкоголиком, а спортсмен — азартным игроком. Один из возможных путей лечения социально неприемлемых зависимостей — это обмен их на допустимые в обществе.

Однако это лишь аккуратная теория. Каждый же человек стоит перед проблемой выбора. И что делать с собственной жизнью, решает каждый сам. На ум же приходит фраза о том, что жизнь — и тело, и дух — слишком драгоценные подарки, чтобы так жестоко их растрачивать.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Светлана Волошина, 21.09.2007

 

Новости партнёров