Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Искупление греха в чувственном наслаждении

Подлинная история храмов Кхаджурахо неотделима от легендарной

О храмах Кхаджурахо на несколько веков забыли все, кроме местных жителей. И только в конце XIX века их вернули и в культурную, и в религиозную жизнь страны. Фото (Creative Commons license): Arnaud Dequidt

Сын Луны

Средневековая индийская легенда донесла до нас рассказ о красавице Хемавати и её сыне Чандравармане. Когда-то давно в священном городе Варанаси жила девушка удивительной красоты по имени Хемавати. Она была благородного происхождения, ибо принадлежала к высшей касте брахманов. Как-то ночью при свете луны она принимала ванну в бассейне у своего дома. Дева была столь прекрасна, что сам Чандра — бог луны, залюбовавшись на её прелести, спустился на землю и соединился с девушкой в любовном порыве. От этой связи с небожителем Хемавати забеременела. Её ждало всеобщее осуждение за добрачную связь, особенно недопустимую для брахманки. Но Чандра повелел ей уйти из дома и родить сына в глухой деревне. Он пообещал, что её сын со временем станет царем и рассказал, что ему предстоит построить восемьдесят пять храмов, украшенных эротическими изображениями, в лесу финиковых пальм кхаджур и совершить жертвоприношение богам. Чандра пояснил, что только это может искупить нечаянный грех его матери.

Хемавати послушно покинула Варанаси удалилась в лес. Там в маленькой деревне Кхаджурахо она родила сына и дала ему имя Чандраварман. Мальчик вырос таким же сильным и красивым, как его божественный отец. В 16 лет он мог голыми руками убить тигра. И тогда Хемавати призвала бога луны. Чандра сделал своего сына царем, а Кхаджурахо стала его столицей. Молодой царь одержал много побед над врагами, построил вокруг Кхаджурахо восемьдесят пять храмов. Совершенные во время строительства ритуалы, включавшие украшение храмов фигурами в эротических позах, освободили его мать от её вины. Так, согласно легенде, появились ныне известные во всем мире индуистские храмы в Кхаджурахо, украшенные эротической скульптурой.

Проза жизни

На самом деле история храмов Кхаджурахо и их строителей была совсем иной. В IX–XI веках в царствах и мелких княжествах Северной Индии власть захватывали воинственные династии раджпутов, переселявшихся из западной части страны — из Раджастана и Гуджарата. В одном сочинении того времени сказано:

Царское достоинство — это не наследственное право. Оно не может быть передано и письменным документом. Им пользуются, когда его приобретают при помощи меча. Землей правят герои.

Храм Кандарья-Махадева был обнаружен только в 1906 году, и по соображениям этического характера информация о нем долгое время не попадала в путеводители. Однако на его барельефах изображены не только эротические сцены — многие из них посвящены знаменитым боевым слонам воинственного царя Видхъядхара. Фото (Creative Commons license): Brian Gratwicke

Однако согласно древней традиции настоящим царем в Индии считался только выходец из варны (касты) кшатриев — прирожденных царей и воинов. Утвердившись у власти, раджпуты старались выдавать себя за кшатриев, подтверждая свои претензии легендами о мифических древних царях Солнечной и Лунной династий, ведущих свое происхождение от самих богов. Но кроме подтверждения кастовой принадлежности новоиспеченному царю, для легитимизации своей власти полагалось щедро одарить представителей касты жрецов — брахманов — земельными владениями и индуистскими храмами.

Сильнейшим из раджпутских царств к VIII веку стало царство Гурджара-Пратихаров. Временами контролируемые некоторыми членами этой династии территории покрывали половину всей Северной Индии, а их вассалами считались правители большинства мелких княжеств. Среди этих последних были представители раджпутского клана Чандела, взявшие со временем себе второе наименование — Чандратея, то есть «потомки Чандры», бога луны, объясняя такое переименование уже известной нам легендой. К IX веку они добавили к своим владениям небольшое княжество в Центральной Индии со столицей в Кхаджурахо (на территории современного штата Мадхья-Прадеш). Тогда город назывался Кхаджураватика, что в переводе с санскрита означает «лес финиковых пальм».

Чанделы были доблестными воинами и верными вассалами. Они помогали Пратихарам отбивать набеги мусульман из долины Инда. Особенно отличился царь Харшдев (Harsha Deva, годы правления ок. 900–925). В 914–915 годах Пратихарам противостояла сильнейшая держава Индии — империя Раштракутов (Rashtrakuta). Двигаясь с юга, армии их царя Индры III (Indra III, годы правления 914–929) одерживали одну победу за другой и даже захватили столицу Пратихаров город Канаудж. Исход войны решило вмешательство армии Харшдева: с его помощью сюзерены вернули свои владения, а он сам сильно укрепил собственное влияние.

Но основателем независимого царства Чанделов стал сын Харшдева Яшоварман (Yasovarman или Lakshavarman, годы правления ок. 925–950). Воспользовавшись ослаблением держав Пратихаров и Раштракутов, он объявил себя великим царем (махараджей) и начал захватывать земли ослабевших соседей. В столице он построил величественный храм Лакшмана. Вершины своего могущества царство Чанделов достигло при его сыне Дханге (Dhanga, годы правления ок. 950–1002). Резиденция клана переместилась в крепость Калингар, но Кхаджурахо всегда оставался культовым центром Чанделов.

Небесные нимфы апсары и сурасундари. Фото (Creative Commons license): Librex

Завоевав в ходе серии победоносных походов значительную часть Центральной и Северной Индии, включая Варанаси, Дхангдев принял титул Махараджадхираджа Калингарадхипати, то есть «великий царь, царь царей, повелитель Калингара». Будучи покровителем искусства и архитектуры, он продолжал храмовое строительство в Кхаджурахо, возведя в частности храм Вишванатха. Новые храмы воздвигались и в XI веке при царе Видхьядхаре (Vidhyadhara Deva, годы правления ок. 1025–1035), который успешно оборонял владения Чанделов от набегов армии Махмуда Газневи из Афганистана и Пенджаба. Итак, храмы Кхаджурахо не были построены в одно время, но возводились постепенно в течение X–XI веков по инициативе царей династии Чандела, бывших не только воителями, но также ценителями и покровителями искусств.

Когда архитектура оживает

X–XII века были временем расцвета индуистской храмовой архитектуры Северной и Центральной Индии перед их завоеванием мусульманами. Храмы Кхаджурахо — без сомнения, самые яркие памятники той эпохи. Среди храмов Кхаджурахо есть и джайнские, посвященные джайнским святым-аскетам. Но наиболее известны индуистские святилища, центры культа главных индуистских богов Шивы и Вишну.

Храмы выстроены на высоких платформах и ориентированны по сторонам света. Материалом для строительства послужил песчаник. В плане индуистские храмы напоминают крест с двумя перекладинами. Крупнейшие из них величественны и монументальны, но внутреннее пространство святилища невелико. Высокие башни-купола храмов (шикхары) должны напоминать о вершинах Гималаев, на которых обитают боги. Некоторые храмы, в частности Лакшмана, окружены четырьмя малыми приделами по углам центрального святилища. В эпоху династии Чанделов сакральные постройки были окружены водоёмами и парками.

Однако храмы Кхаджурахо известны не столько архитектурой, сколько скульптурой, украшающей их. Крупнейшие святилища: храмы Махадева, Вишванатхи (оба храма посвящены Шиве), храм Лакшмана (в честь Лакшманы — верного спутника Рамы, который считается воплощением Вишну) обильно украшены скульптурными барельефами, приближающимися иногда к круглой скульптуре. Изображения богов, небесных нимф, праздничных процессий, аскетов, любовников, фантастических животных покрывают пространство стен храма столь плотно, что его архитектура на глазах оживает. Розоватые прожилки в камне наделяют фигуры мягкими оттенками живой плоти. В течение дня храмы слегка меняют цвет: от теплого розоватого на рассвете к белому в полдень и вновь к розоватому на закате. Помимо барельефов, в Кхаджурахо встречаются примечательные примеры культовой монументальной скульптуры. Наиболее яркий пример — это огромная статуя Варахи в аватаре (воплощении) вепря, то есть Вишну. Именно в этом образе, по преданию, он спасал Землю от великого потопа.

Более всего привлекают посетителей скульптурные изваяния эротического содержания. Иногда храмы Кхаджурахо даже называют храмами Камасутры. На стенах храмов с интригующей откровенностью показаны «митхуна», пары возлюбленных, и «майтхуна», изображение любовных объятий в самых разнообразных вариациях. Но такие композиции составляют не более десятой части всех скульптурных изображений. Между тем эротизмом проникнуты многие, если не большинство скульптур. Особенно это касается фигур небесных нимф — апсар или сурасундари.

Бог Вишну принял облик белого кабана, для того чтобы спасти землю от злого демона Хираньякашипу. Фото автора

В индийской мифологии апсары часто появляются как прекрасные небесные девы, искусные танцовщицы и любовницы, соблазняющие святых-аскетов и царей. Их реалистичные и чувственные скульптурные изображения в Кхаджурахо считают шедеврами эротического искусства Индии. Апсары изображены исполненными неги, лениво изгибающимися в различных позах, порой весьма сложных. Это наводит ученых на предположение о том, что скульпторам царей династии Чанделов позировали натурщицы. Некоторые из небесных нимф заняты туалетом: изящно изогнувшись, смотрятся в зеркало или подкрашивают ресницы. Они как будто иллюстрируют слова из «Камасутры»: «женщины нежны как цветы, и предпочитают, чтобы их завоёвывали нежностью».

Тайна сакрального эротизма

Как объяснить эротические сюжеты в скульптуре храмов Кхаджурахо? Прежде всего, храмы в Кхаджурахо не уникальны в этом отношении. Существуют и другие, храмовые комплексы X–XIII веков, украшенные эротической скульптурой, например храм в Конараке. Очевидно, что распространение эротической скульптуры связано с некими общими культурными традициями той эпохи. Впрочем, некоторые из этих традиций уходят корнями в глубину веков. Изображения обнаженных (точнее, почти обнаженных) фигур митхуна на стенах святилищ встречаются в Индии с древности. Почти обнаженное женское тело не воспринималось как нечто непристойное в стране с жарким и влажным климатом. Фигуры апсар также украшают буддистские памятники Индии, созданные ещё до нашей эры. Спутницы богов и символы райского блаженства, они одновременно были напоминанием о соблазнах на пути духовного самосовершенствования.

Изображение более откровенных и даже непристойных сцен майтхуна стали появляться на храмах только в X веке. Примечательно, что в Кхаджурахо такие сцены встречаются только на наружных стенах храма и в стороне от изображений высших божеств. Ученые полагают, что на появление таких сюжетов в храмовой скульптуре повлиял древний культ плодородия и стремление отвести от храма дурное влияние. Вероятно, здесь нашли свое отражение сексуальные обряды, которые, как считалось, способствуют плодородию и вместе с тем предохраняют против сил зла и разрушения.

Позитивные аспекты непристойности проявляются во время сезонных индийских праздников в начале весны, таких, как Холи. Стоит также напомнить, что в средневековых храмах Индии жили девадаси (буквально — «рабыни бога»), то есть храмовые проститутки. Они демонстрировали искусство любви в сексуальных ритуалах с участием жрецов или даже царя с целью достичь процветания царства или милости богов. Не случайно основным эротическим мотивом Кхаджурахо является изображение аскета вместе с куртизанкой.

Наконец, в индийской мифологии встречаются рассказы о том, как боги, напуганные целомудрием аскета, сделавшим его слишком могущественным, посылают к нему сурасундари — искусную соблазнительницу, которая нередко достигает своей цели. Существует предположение, что сцены майтхуны призваны были проверить духовную чистоту посетителей храма, которые должны были оставить мысли о плотских утехах, соприкасаясь с божеством.

Изображение майтхуны на стенах храмов довольно трудно интерпретировать. Особенно обращает на себя внимание два обстоятельства: они есть только на внешних стенах храма (внутри храмов вообще нет изображений людей), женщины, присутствующие при них, но не принимающие в них участие, стоят с закрытыми глазами и прикрывают лицо руками. Фото автора

Появление такой храмовой скульптуры именно в X веке связано с развитием двух религиозных течений в индуизме: бхакти и тантры. Бхакти, наиболее быстро распространявшееся в среде поклонников Вишну, требовало от верующего прежде всего любви к богу в разных её формах, в зависимости от пола, возраста и психического склада адепта. Одной из форм почитания Вишну в его аватаре Кришны было воспевание страстной любви пастушек к юному Кришне, имевшей откровенно эротическую окраску. Согласно преданию, однажды, желая удовлетворить беспредельную страсть к нему 900 тыс. пастушек, он воплотился в такое же количество образов и предался любви с ними, используя двенадцать различных поз. Как повествует «Брахма-вайварта-пурана»:

От всех этих совокуплений исходил чарующий звук колокольчиков наручных и ножных браслетов. Все женщины стонали от блаженства.

Такие аспекты культа Вишну повлияли на усиление эротизма в скульптуре Кхаджурахо.

Тантризм был более популярен среди почитателей Шивы и великой богини Деви, а кроме того — проник из Индии в тибетский буддизм. В тантрической традиции Шива воспринимается как верховное божество и конечная реальность, а его творческая энергия — Шакти (часто отождествляемая с Деви) считается его «женой». Шактистский тантризм, помимо медитации, йоги и чтения священных мантр, включает в себя и сексуальные мистерии. В центре такого ритуала находится женщина, получившая посвящение для того, чтобы стать олицетворением Шакти в ходе обряда. В акте божественной любви с ней соединяется жрец, который во время ритуала должен отождествлять себя с Шивой. В ходе священнодействия воспроизводится изначальное единство Шивы и Шакти как во вселенной, так и в душе верующего. Майтхуна превращается в ритуал духовного просветления. Тем самым достигается спасение (мукти) через наслаждение (бхукти). Полагают, что тантрические практики были одним из источников вдохновения для скульпторов, украшавших шиваистские храмы Кхаджурахо.

Затмение Лунной династии

В XII веке храмы Кхаджурахо продолжали процветать под покровительством Чанделов, но сами цари «Лунной династии» всё чаще терпели поражения в борьбе со старыми и новыми противниками. В начале XIII века Чанделы вынуждены были признать свою зависимость от мусульманского Делийского султаната в Северной Индии. Судя по сообщениям средневековых географов, храмовый комплекс в «лесу финиковых пальм», изрядно пострадавший от мусульманских вторжений, оставался действующим ещё в XIV веке. Князья из династии Чанделов продолжали править в соседних областях несколько столетий, но они уже не претендавали на роль независимых и великих царей, какими были их предки — строители величественных и совершенных храмов.

Храм Деви Джагадамби. Фото (Creative Commons license): Paul Mannix

К XIX веку, несмотря на заботу жителей соседних деревень, храмы Кхаджурахо заросли джунглями. Они были обнаружены англичанами в 1830–40-е годы. Реставрационные работы начались только в начале XX столетия. Сейчас Кхаджурахо — это небольшое по индийским меркам местечко с населением около десяти тысяч человек. Попасть туда можно либо автобусом из Агры, либо на самолете (ежедневный перелет по маршруту Дели–Агра–Кхаджурахо–Варанаси). Из восьмидесяти пяти храмов время сохранило только двадцать четыре. Теперь всемирно известный храмовый комплекс превратился в притягательный объект для туристов и охраняется как памятник мирового наследия ЮНЕСКО. В марте здесь на фоне храмов, всё ещё излучающих живую энергию, проходит фестиваль исполнителей индийского классического танца.

Евгений Мирзоев, 07.09.2009

 

Новости партнёров