Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<май>

Путеводители

Немецкие «друзья» из Люфтваффе учились под Липецком

В предвоенные годы на территории СССР действовала секретная авиационная школа и испытательный центр, где будущие враги вместе учились летать 

  
Истребитель Фоккер D XIII был самым распространенным самолетом в Липецкой авиашколе. Фото из архива автора

В 1920-е — начале 1930-х годов в СССР действовала немецкая военная авиационная школа, в которой также проводились испытания новых типов германских боевых самолетов и вооружения. Существование этой организации было нелегальным, так как по условиям Версальского мирного договора Германии было запрещено иметь и развивать военную авиацию. Но создание такого авиационного центра привлекало не только немецкое военное руководство, но и Советский Союз: большевики хотели перенять военный опыт и познакомиться с западной авиатехникой.

Для этих целей советское правительство выделило аэродром на северо-западной окраине Липецка — на нем базировалось подразделение ВВС Красной Армии. До революции здесь находился завод по сборке самолетов, а в 1918 году на липецком аэродроме расположили отряд многомоторных самолетов «Илья Муромец», которые использовались против войск Мамонтова и Шкуро, наступавших с юга на Москву. После окончания гражданской войны в Липецке организовали высшую летную школу, но просуществовала она недолго: в 1924 году, освобождая место для немцев, её закрыли.

Вскоре после этого решение получило документальное оформление: 15 апреля 1925 года в Москве представители советских ВВС и Военного министерства Германии подписали договор о создании авиационной школы. В связи с тем, что в Липецке под руководством немецких инструкторов должны были проходить подготовку не только немецкие, но и советские летчики и авиамеханики, условия соглашения были весьма благоприятны для германской стороны. За пользование аэродромом и заводским помещением деньги не брались, немцы оплачивали только обслуживание, горючее и строительные работы. Начальником Липецкой авиашколы назначили майора Вальтера Штара (Walter Stahr, 1882–1948), в годы Первой мировой войны командовавшего отрядом истребителей на германско-французском фронте. 

Создание школы началось со строительства складов, ангаров, зданий для немецкого персонала и ряда других помещений. Этими работами занималась строительная контора, которой руководил бывший немецкий летчик-ас Эрнст Борман (Ernst Bormann, 1897–1960). Были сооружены две казармы, жилой дом, несколько производственных помещений, телефонная станция. На обустройство немцы выделили немалые по тем временам деньги — в переводе на советскую валюту свыше двух миллионов золотых рублей.

В июне 1925 года из германского порта Штеттин в Ленинград отправился пароход с упакованными в ящики пятьюдесятью истребителями Фоккер D XIII для Липецкой авиашколы, которые купили в Голландии якобы для Аргентины. Тогда же из Германии в СССР направились первые летчики-инструкторы (в большинстве это были личные знакомые Штара) и летчики-курсанты. Самолеты и другое оборудование перевозились как коммерческие грузы через специально созданное акционерное общество «Метахим», а немецкие летчики направлялись в СССР под видом сотрудников частных фирм или туристов, в гражданской одежде, с паспортами на вымышленное имя. В Липецке они ходили в гражданской одежде или носили советскую форму без знаков различия. Немецкое авиационное подразделение в советских документах фигурировало под названием «4-й авиационный отряд 38-й авиаэскадрильи ВВС РККА», а немецкий персонал был зашифрован словом «друзья». 

  
Немецкие курсанты в Липецке. Фото из архива автора

Первоначально немецкая авиационная школа состояла из штабной группы, возглавляемой Штаром, и отдела подготовки летчиков-истребителей под руководством Карла Шёнебека (Carl-August von Schönebeck, 1898–1989), также известного летчика Первой мировой войны. Тренировки начались 15 июля 1925 года. Курс обучения летчика-истребителя был рассчитан на четыре недели интенсивных полетов, численность одной учебной группы составляла 6–7 человек. Летчики-инструкторы подбирались из числа наиболее опытных немецких пилотов времен первой мировой войны. В качестве обучаемых сначала были бывшие военные летчики, проходившие переподготовку, затем стали приезжать новобранцы, прошедшие в Германии только начальный курс обучения на легких самолетах. 

Число летчиков и обслуживающего персонала в школе неуклонно росло. В 1925 году постоянный состав учебного центра насчитывал семь немцев и около двадцати русских, а через несколько лет он вырос примерно до двухсот человек. К 1932 году численность авиашколы достигла максимума — 303 человек, в том числе немцев — 43, советских военных летчиков — 26, советских рабочих, техников и служащих — 234.

Немецкие летчики жили в Липецке в специально построенной для них казарме. Как правило, каждый имел свою комнату. Семейные офицеры снимали квартиры в городе. Позднее для них недалеко от аэродрома возвели трехэтажный жилой дом с коммунальными квартирами. Чтобы скрасить часы досуга, построили казино — уютный деревянный домик с садом. Правда, на первых порах не обошлось без осложнений: при досмотре у прибывших в авиашколу в начале 1927 года немцев было конфисковано пятьдесят колод карт и двадцать комплектов игральных костей — такие предметы ввозить в СССР было нельзя.

По мере расширения школы усложнялась и программа обучения. Кроме тренировочных полетов летчики упражнялись в стрельбе из пулеметов по конусам-мишеням, буксируемым за самолетом, проводились учебные бои истребителей, ночные полеты. На полигоне, выделенном немцам на северо-западе от города, отрабатывалась техника бомбометания (в том числе — с пикирования) по деревянным макетам, стрельба по наемным мишеням, проходили испытания новые типы прицелов. В 1932 году немецкие летчики провели бомбометание зажигательными бомбами по стоящей на воде старой барже. Не может быть сомнений, что в Германии, контролируемой властями Англии и Франции, такие упражнения были бы абсолютно невозможны. 

Во время обучения полетам случались летные происшествия. Большинство аварий происходило при посадке, на небольшой скорости, поэтому обходилось без жертв. Но потери все-таки были. В 1930 году на высоте 3000 м столкнулись два немецких самолета: одноместный истребитель и двухместный разведчик. Летчики успели спастись на парашютах, но стрелок-наблюдатель Амлингер (Amlinger) не смог покинуть самолет и погиб. В 1931 году разбился при выполнении пилотажа вблизи земли обер-лейтенант Платц (Platz). На следующий год жертв было три: при столкновении в воздухе двух машин погибли инструктор Больман (Bolmann) и ученик фон Тресков (von Treskow), а на одном из истребителей при пикировании внезапно отвалились крылья. Ещё одно столкновение самолетов в воздухе произошло летом 1933 года, незадолго до закрытия школы. Два истребителя D XIII, пилотируемые немецкими летчиками, налетели друг на друга на высоте 700 м. Летчик одного из самолетов сразу же выбросился с парашютом и благополучно приземлился, а второй летчик замешкался и покинул самолет, когда до земли оставалось всего несколько десятков метров. Парашют не успел раскрыться… 

  
Обломки самолета D XIII, на котором погиб летчик И.Платц, 1930 г. Фото из архива автора

Тела погибших отправляли в Германию. Если о катастрофе становилось известно прессе, дело представляли как летное происшествие на спортивном самолете.

За восемь лет существования авиашколы в Липецке в ней было обучено или переподготовлено сто двадцать летчиков-истребителей (тридцать из них были участниками Первой мировой войны, ещё двадцать — бывшими летчиками гражданской авиации) для Германии. В период с 1927 по 1930 год было подготовлено также около сотни немецких летчиков-наблюдателей — с 1931-го их обучение велось в Германии.

Точное число советских авиационных специалистов, прошедших обучение под руководством немецких инструкторов, установить не удается, однако можно предположить, что их было незначительно меньше, чем немцев: известно, например, что в 1925–1929 годах подготовку в Липецкой авиашколе прошли 140 советских летчиков и 45 авиамехаников. Правда курс летного обучения был весьма непродолжительный, всего 8,5 летных часов — немцы предпочитали тренировать русских пилотов не по стандартной часовой программе, а по их летным способностям. 

Подготовка военных летчиков была только одним из направлений деятельности рейхсвера в Липецке. В конце 1920-х годов при авиашколе начал работу центр по испытанию немецких самолетов, нелегально построенных в Германии по заданиям Военного министерства. С 1930 года это направление стало доминирующим и авиашкола была переименована в опытную станцию по испытаниям. В 1928–1931 годы там было испытано около двадцати типов германских самолетов — истребителей, разведчиков, бомбардировщиков (последние обычно прилетели в СССР под видом транспортных, а в мастерских Липецка на них установили бомбодержатели, прицелы и пулеметы). Так, в 1931 году в центре по испытаниям находились такие военные самолеты, как Хейнкель HD 38, HD 45, HD 46, Юнкерс, А 20/35, А 48, Арадо, А 64, Дорнье Do P. В следующем году там испытывали торпедоносец Хейнкель HD 59 и бомбардировщик Дорнье Do 11а. Некоторые из этих самолетов остались экспериментальными, другие поступили позднее на вооружение германской авиации.

Кроме самолетов, на испытательной станции в Липецке проводилось изучение бомбардировочных прицелов, фотоаппаратуры для аэросъемки, авиационного стрелкового оружия, различных авиабомб, бортового радиооборудования, навигационных систем. Чтобы детальнее познакомиться немецкими новинками, в Липецк направляли технических специалистов из Москвы. В 1931 году их было восемь человек. Командир советской авиагруппы в Липецке А. М. Томсон сообщал: «Товарищи работают с большим подъемом… „Друзья“ пытаются иногда кое-что скрыть или дать „парадные“ разъяснения, что нас не удовлетворяет. Есть моменты, где они ссылаются на патенты завода и любезно отказывают в даче снимков или чертежей, иногда предупреждая нас, что эти вещи уже нашими учреждениями куплены и скоро будут в России, и здесь уже самим приходится изощряться разными способами, что, конечно, тормозит работу».

В 1933 году авиационная школа в Липецке была закрыта и немецкие военные специалисты вернулись на родину. Формальной причиной закрытия школы немцы называли необходимость экономии средств. Действительно, её содержание обходилось Рейхсверу недешево: ежегодные расходы на жилищное строительство, транспортировку самолетов и оборудования, приобретение горючего, оплату советскому персоналу и прочие подобные расходы составляли около 2 млн. марок в год. 

Однако истинная причина состояла в другом. Пользуясь беспечностью Запада, с начала 1930-х годов Германия все более активно развивала вооруженные силы внутри страны и, в результате, уже не было большой необходимости в содержании объектов Рейхсвера за рубежом. В летных школах Германии к этому времени готовилось от 300 до 500 летчиков ежегодно — больше, чем за все время существования «русской» авиашколы в Липецке. Испытание военной авиатехники все более открыто осуществлялось внутри страны.

  
Разведчик Альбатрос 84 на испытаниях, 1931 г. Фото из архива автора

16 августа 1933 году на прощальном вечере в связи с закрытием авиашколы её новый руководитель Готлиб Мюллер (Gotlieb Müller, 1895–1945) выступил с речью. О сказал: «Следует выразить нашу благодарность стране, гостеприимством которой мы пользовались в течение восьми лет. В то время, когда все государства враждебно относились к Германии, СССР дал нам возможность возобновить здесь нашу летную деятельность. С готовностью всегда оказывать помощь, Красная Армия и, в особенности, Воздушный Флот, покровительствовали нашей работе».

Сразу же после отъезда немцев, на основе немецкой авиашколы была создана Высшая военно-техническая школа ВВС Красной Армии, позднее преобразованная в летный центр по испытаниям боевых самолетов.

Существование липецкой авиационной школы в определенной степени было полезно обеим сторонам, особенно в начальный период её деятельности. Германия смогла подготовить там около двухсот военных летчиков, некоторые из которых заняли потом важные посты в Люфтваффе. Так, бывший помощник начальника липецкой авиашколы Костнер (Kostner) в 1930-е годы стал начальником трех строевых и одного опытного отряда ВВС, выпускник Липецка Хайнц Ульбрихт (Heinz Ulbricht) работал начальником испытательного авиаотряда в Брауншвейге, а летчик-инструктор Иоганнесон (Johanneson) получил пост советника по вопросам авиации в Берлине. Среди выпускников школы — будущие асы и высокопоставленные офицеры времен Второй мировой войны Ганс Ешонек (Hans Jeschonnek, 1899–1943), Ганс Шпайдель (Hans Speidel, 1897–1984), Курт Штудент (Kurt Arthur Benno Student, 1890–1978), шеф-пилот фирмы «Хейнкель» Герхардт Ничке (Gerhard Nitschke). В Липецке провели испытания новых боевых самолетов и систем вооружения, благодаря чему у Германии имелась возможность развивать в условиях строгих ограничений на военную авиацию свой военно-технический потенциал.

Советская сторона получила уникальную возможность знакомиться с новинками немецкого авиастроения на своей территории и изучать германский опыт боевого применения авиации. Одним из итогов этого явилось появление в 1934 году первого в СССР наставления по технике бомбометания. 

  
Пикирующие бомбардировщики Юнкерс 87 поступили на вооружение в 1937 году. Особую известность они приобрели из-за укрепленных под крыльями сирен («иерихонских труб»), назначение которых — психологическое давление на врага. Иллюстрация из кн.: Aircraft of the Fighting Powers / Ed. by H. J. Cooper, O. G. Thetford, D. A. Russell. Leicester, 1940

И все же не стоит преувеличивать роль липецкого центра в развитии военной авиации Германии и СССР. Основные военные программы обеих стран развивались независимо друг от друга. К 1932 году Германия сумела подготовить в нелегальных военных авиашколах в Брауншвейге и Рехлине около двух тысяч будущих пилотов люфтваффе. Основные самолеты германских ВВС были созданы в Германии уже после закрытия «липецкой станции».

Дмитрий Соболев, 01.03.2008

 

Новости партнёров