Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Мир в Приуралье гарантирован медом

В шежере бурзян, кыпсак, усерган и тамьян описывается, как Башкирия присоединилась к Государству Российскому

  
Башкирия всегда славилась своим мёдом. Недаром именно мёдом взимали с башкир поземельную подать. Бурзянская пчёлка стала неофициальным символом празднования юбилея единства Башкирии и России. На это же «звание» претендовали национальный герой республики Салават Юлаев, Монумент дружбы и даже сарматское золото. Но никто из них не выдержал соперничества с «бурзянкой». Накануне праздника по всему городу появилось её изображение. А на Советской площади соорудили вот такую конструкцию. Фото: Лейсан Бикмурзина 

В эти дни Башкирия отмечает 450-летие со дня присоединения к России. К этому празднику республика готовилась не один год, ведь по задумке к 12 октября Уфа должна была преобразиться до неузнаваемости. И действительно, город заметно похорошел: около сорока объектов, в числе которых конгресс-холл «Дом дружбы народов», международный аэропорт, ипподром и ледовый дворец, были построены и отреставрированных к торжествам.

Основные празднования развернулись в районе Монумента Дружбы, перед площадью которого раскинули юрты и медовый городок, где можно отведать сладкое угощением из 16 районов республики. Праздничные мероприятия проходят во всех парках города. На площади Ленина — молодежный праздник «Мы вместе!». В Ледовом дворце — чемпионат мира по борьбе на поясах, на ипподроме «Акбузат» — всероссийский конно-спортивный праздник. Концерты, театрализованные представления, ярмарки, фейерверки и лазерное шоу – в общем, программа развлечений запланирована серьёзная, так что уфимцам будет чем развлечь многочисленных гостей столицы.

Но всё же стоит окунуться в историю, вернуться к событиям 450-летней давности и вспомнить, по какому поводу устроено столь пышное торжество.

Дела давно минувших дней

В XVI веке перед Русским государством встала необходимость продвигаться на юго-восток — нужно было защищать границы от набегов кочевников и развивать торговые отношения с Азией. Серьёзным препятствием для осуществления этих планов стало Казанское ханство. Ущерб, причиняемый им русскому народу при набегах, был огромен: кочевники, нападая с востока и юга, сжигали целые деревни и города и уводили «в полон» множество людей. Казанское ханство к тому же препятствовало  продвижению русских войск к Волге. Военный конфликт был неизбежен, и Иван IV Грозный встал на путь активной дипломатической и вооруженной борьбы, которая завершилась падением Казани в 1552 году и присоединением Казанского ханства к России.

  
Петр Иванович Коровин, (1857–1919), «Взятие Казани Иваном Грозным»
В «Истории государства Российского» Николай Михайлович Карамзин так описывает покорение Казанского ханства: «Россияне пять лет не опускали меча: жгли и резали. Без пощады губя вероломных, Иоанн награждал верных: многие Казанцы добровольно крестились, другие, не оставляя закона отцов своих, вместе с первыми служили России. Им давали землю, пашню, луга и все нужное для хозяйства. Наконец усилия бунтовщиков ослабели; вожди их погибли все без исключения, крепости были разрушены, другие (Чебоксары, Лаишев) вновь построены нами и заняты стрельцами. Вотяки, Черемисы, самые отдаленные Башкирцы приносили дань, требуя милосердия».

Башкирские земли в середине XVI века служили ареной междоусобных войн представителей трех осколков бывшей татаромонгольской империи — Казанского ханства (северо-западные районы), Сибирского ханства (северо-восточные районы) и Ногайской орды (центральные и южные районы). После разгрома Казани войском Ивана Грозного башкиры, значительная часть которых находилась до 1552 года под управлением Казанского ханства, были вынуждены искать нового покровителя, способного защитить их от набегов чужаков с разных сторон. А для Ивана IV, осуществлявшего в те годы активный захват новых территорий, башкирская земля была стратегически важна как плацдарм для проникновения в казахские степи и Сибирь.

После падения Казани Иван IV обратился к башкирам с призывом добровольно войти в состав Русского государства. Первыми в 1554 году к царскому наместнику в Казани приехали послы северо-западных башкирских племён и заранее договорились об условиях вхождения. В 1554–1555 годах в Казань ездили представители центральных, южных и юго-восточных башкир (племена юрматы, бурзян, кыпсак, усерган, тамьян). В 1555–1556 годах послы башкирских племён отправились в Москву за так называемыми «жалованными грамотами», в которых были изложены условия их вхождения в состав России. В дальнейшем, после разгрома Сибирского ханства, русское подданство приняли и зауральские башкиры.

Договорились полюбовно?

Не стоит забывать, что башкирам от Ивана Грозного удалось получить немало привилегий: право иметь собственную религию и администрацию (царь пообещал не вмешиваться во внутреннюю жизнь местного населения и оставить власть в руках башкирских биев и князей). Немаловажным стало и то, что башкирам дали гарантию сохранения за коренным населением его земель. В полученных башкирскими послами в Москве царских «жалованных грамотах», а позже в «Соборном уложении 1649 года» «боярам, окольничим, и думным людям, и стольникам, и стряпчим, и дворянам московским, и из городов дворянам, и детям боярским, и всяких чинов русским людям поместным» под страхом конфискации имущества и государевой опалы запрещалось покупать земли у башкир.

Башкиры же, признав себя подданными русского царя, были обязаны вносить в казну поземельную подать (ясак) медом и пушниной и за свой счёт нести военную службу — на них возлагалась охрана юго-восточных границ страны от нападений соседних кочевых феодалов, также башкирская конница в составе русских войск должна была принимать участие в войнах, которые вело Русское государство.

Ценным историческим источником являются башкирские шежере — родословные, истории племен и родов. В шежере вносились имена предводителей родов по мужской линии, сохранились в них и сведения об исторических событиях, сообщения о быте башкир и морально-этических нормах, в этих родословных зафиксированы даже сюжеты произведений устного народного творчества.

  
Приём ногайских послов Иваном Грозным. Миниатюра из «Лицевого летописного свода» XVI века, десятитомника, созданного по указанию Ивана Грозного. В нем 10 тысяч листов и 17 тысяч миниатюр, посвященных событиям библейской, мировой и русской истории
В шежере башкирских племен бурзян, кыпсак, усерган и тамьян сохранились описания начала присоединения Башкирии к Русскому государству: «Великий наш шах и царь Иван Васильевич Грозный, начиная с 1547 года, приходил вместе с русским войском [досл., обществом] брать город Казань; после многих сражений при татарском хане Ядкаре 2 октября 1552 года [Иван Грозный] окончательно взял [город] в свои руки […] После этого башкиры четырех племен, [которые живут] к востоку от Казани, послали к этому царю Ивану одинаково знатных людей».

В шежере сохранились и имена этих знатных представителей племени: «Первый из них от племени Усерган князь Бикбау. Второй от племени Бурзян князь Искэ-бий. Третий от племени Кыпчак князь Мешавли Каракузяк. Четвёртый из Тамьяна, князь Шагали Шакман. Эти четыре бия, прибыв в город Казань, стали известными Ивану Грозному».

Есть также сведения о об условиях принятия русского подданства: «Башкир [досл., башкирское общество] приняли [в русское подданство] с [условием] верной службы [царю]; после принятия в подданство [царь], оказав милость, наградил их самих [т. е. послов] тарханским званием; [затем] обратились с нижайшей просьбой отмерить [башкирам] их земли, воды и выдать им [на владение этими землями] грамоту. […] И в 1564 году согласились [платить] ясак. Положенный Грозным ясак [состоял] из лошадей и куниц, и лисиц, и разного другого ясака, — который, посоветовавшись, разделили [между собой]».

Получается, что в сложившихся обстоятельствах присоединение башкирских земель к территории России было весьма разумным и оправданным. Для России же это стало стратегически важным пунктом. Такова общепринятая точка зрения: присоединились башкиры добровольно, договорились полюбовно. Но всё же мнение историков относительно характера присоединения башкирских земель не совпадает. Было ли оно действительно добровольным?

Два века бунтов

В течение двух последующих столетий отношения между Россией и Башкирией приобрели несколько иной характер. Царским правительством поощрялся захват башкирских земель русскими крестьянами, татарами, удмуртами, чувашами, марийцами. Северо-западный Башкортостан обладал плодородной землей, на которую то и дело посягали мелкопоместные и безземельные русские дворяне, представители высшей аристократии и русская православная церковь. Недовольство башкир такой политикой привело к колониальным войнам против России в 1662–1664, 1681–1683, 1704–1711 и 1735–1740 годах.

Хафиз Малик (Hafeez Malik), профессор политологии Католического университета св. Фомы из Виллановы в Филадельфии (Villanova University) в статье «Башкирский национальный курултай и возрождение национализма» (Bashkort national Kurultai and revival of nationalism в русском переводе: Пробуждение башкирского патриотизма) пишет о том, что после разгрома Казанского ханства делегация башкир в 1557 году прибыла в Москву с просьбой принять их народ под русское покровительство. Именно поэтому русские всегда считали (а башкиры приняли эту точку зрения), что Башкортостан не был завоеван, а «добровольно вошел» в состав России. Русские полагали, что восстание, поднятое народом после его добровольного подчинения, это государственная измена. Однако для башкир бунт против России был неотъемлемым правом, особенно если Русское государство нарушало свои обещания и захватывало их земли.

  
Башкирский стрелочник на Транссибирской магистрали, около города Усть-Катав. Весьма характерный пейзаж для границы Башкирии с Челябинской областью. Фото: Сергей Михайлович Прокудин-Горский из архива библиотеки Конгресса США

Интерес вызывает и вышедшая в 1968 году книга профессора Алтона Стюарта Доннелли «Завоевание Башкирии Россией, 1552-1740 : Страницы истории империализма» (The Russian conquest of Bashkiria, 1552–1740: A case study in imperialism). Доннели считает, что башкиры в 1557 году были вынуждены признать русское подданство в связи с трудностями необычайно суровой зимы того года. Да и происходило это присоединение не по доброй воле, а в итоге завоевания и длительной борьбы. В своей книге Доннелли описывает ход освободительной войны, которую вели башкиры на протяжении двух веков.

Профессор, доктор исторических наук Ирек Гайсеевич Акманов в предисловии к русскому переводу книги Доннелли, изданному в Уфе в 1995 году, пишет о том, что башкиры вошли в состав Русского государства на определенных условиях. Когда же русская сторона нарушала положения договора, башкиры считали своим правом отстаивать их соблюдение, в том числе с оружием в руках. Акманов выражает сомнение в том, что борьбу башкир за соблюдение русскими властями условий присоединения можно считать войной против России, как, впрочем, и акции русского царизма по укреплению позиций в крае не являются, по мнению Акманова, войной за завоевание Башкортостана. Профессор Акманов также отмечает, что, по всей вероятности, Доннелли освещал события на базе опубликованной литературы, и сетует, что в дореволюционной литературе «показана лишь история подавления восстаний».

Таким образом, вопрос о добровольно-принудительном присоединении башкирских земель к Российскому государству остаётся открытым. Однако стоит заметить, что всё же со стороны башкирской знати этот шаг был мудрым решением и отвечал политическим  интересам обеих сторон. Другое дело, что «притирка» башкир, русских и представителей других национальностей, населявших башкирские земли, продолжалась веками, и далеко не всегда носила мирный характер.

Так что же сегодня празднуют в Башкирии? То, что наконец-то научились жить в мире и согласии. При въезде в Уфу жители и гости города встречают надпись «Навеки вместе с Россией!». По всей видимости, Башкортостан свой выбор сделал. 450 лет спустя.

Элла Бикмурзина, 13.10.2007

 

Новости партнёров