Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Ученые цыгане при дворе его сиятельства

Первый консул Франции по достоинству оценил графа Морица Гауке, а император России — его сыновей

  
Цыгане не часто делают карьеру за пределами табора. Но отставшие от табора цыгане на цыган совсем и не похожи. Фото (SXC license): Tolgar Kelleci

Иван Лукьянович Солоневич (1891–1953), увлекательнейший и весьма спорный русский философ, написал как-то, к слову, в своем огромном трактате «Народная монархия»: «Цыгане проходят сквозь нас, как привидение сквозь стену. […] Ни наша культура, ни наша государственность, ни наш капитализм, ни наш социализм не интересуют их ни в какой степени — им плевать. Они воруют, колдуют, ворожат и мастерят — но прежде всего кочуют: им, видите ли, так нравится». 

Действительно, странное шествие таинственного этого народа длится уже многие столетия. Исключения — единичны. Изредка отставал какой-нибудь цыган от табора и задумчиво засматривался на высоты Большой Истории. И тогда, бывало, происходили удивительные события. 

Долгое время истинное происхождение знаменитой семьи графов Гауке оставалось покрытым тайной. В «Русском биографическом словаре» Брокгауза и Эфрона, почтенном издании начала XX века, сказано определённо: Гауке (Hauke) — фламандского происхождения. Ветвь старого и знатного, упоминаемого с XV века, рода ван Хаакен. Прозвание их изначально означало — крюк, багор (de haak, или по-немецки — der Haken). Именно крюк был изображен на их гербе. По преданию, предок их, фламандский рыцарь, носил рукавицу с железным крюком после того, как потерял в сражении руку. Блистательный «Polski Slownik Biograficzny» (том 9/1 за 1960 год) повторяет то же самое. 

О происхождение этой семьи сообщается в источниках значительно более поздних, наиболее тщательных, утонченно уточненных. Среди них, к примеру, — великолепный энциклопедический словарь «Русское масонство. 1731–2000» (2001). Создатель его, Андрей Иванович Серков, заслуженно пользуется безграничным доверием специалистов. 

Гауке появились на четыре века позже и не во Фландрии. Где-то около 1774 года в замок Зейфердорф (Seiferdorf), недалеко от Дрездена, в курфюршестве Саксония, пришли двое: Фридрих и жена его Саломея. Муж — цирюльник и отчасти лекарь — умел всё, а чего не умел, тому стремительно обучался; а жена его была красива и ещё, по преданию, умела колдовать. Были они венгерскими цыганами, отставшие почему-то от табора. 

Владел замком граф Мориц Брюль (Moritz von Bruehl, 1746–1811). Отцом его был покойный Генрих Брюль (Heinrich von Bruehl, 1700–1763), первый министр Польско-Саксонского королевства, знаменитый политик и дипломат середины столетия. 

Фридрих и жена его Саломея так и остались в замке. И скоро граф Брюль уже не мог обойтись без своего цыгана. Были слухи, что Саломея графа приворожила, чем её муж воспользовался. Были выправлены пристойные документы: Фридрих стал подданным Саксонии и обрел фамилию Гауке (Hauke или Haucke), а жена его записана была как урожденная Швепенгаузер (Maria Salome Schweppenhauser). То ли эти прозвища они принесли с собой из табора, то ли придуманы были они уже в Зейфердорфе. 

  
Могила графини Саломеи Гауке, урожденной Шлепенхаузер. Фото: Alexvonf

Поначалу Фридрих числился личным камердинером и парикмахером графа. Это было только начало удивительной карьеры. Фридрих Гауке за год-два не просто выучился отлично говорить по-немецки, читать и писать — он стал вникать в текущие дела графа. 

В 1782 году в Варшаву прибыл граф Алоизиус Фридрих Брюль (Aloysius Friedrich Graf von Bruehl, 1739–1793), старший брат владельца Зейфердорфа. Его вызвал новый польский король Станислав Август Понятовский (Stanislaw August Poniatowski, 1732–1798) и назначил на пост генерал-фельдцехмейстера, командующего артиллерией. С собой граф Алоизиус привез секретаря по военным делам — это был господин Фридрих Карл Эммануэль Гауке (Friedrich Karl Emanuel Hauke), отставной офицер голландской службы. Никто в Польше ещё не знал, что всего восемь лет назад этот многоучёный и несколько надменный фламандец странствовал с табором. 

Через несколько лет Гауке основал в Варшаве пансион для отпрысков самых громких фамилий. Их он готовил к военной карьере. Как цыган приобрел все необходимые навыки и познания, неизвестно. Но очень скоро пансион Гауке стал самым престижным учебным заведением для мальчиков в столице Речи Посполитой. Умер Фридрих Гауке в 1810 году, от роду семидесяти трех лет, окруженный всеобщим уважением. А таинственная Саломея прожила целую эпоху: скончалась она в 1833 году, будучи матерью графов и генералов и бабушкой и прабабушкой обширного семейства.

Иоганн Мориц фон Гауке, старший сын Фридриха и Саломеи, родился в 1775 году, в замке Зейфердорф, и имя был назван в честь графа Брюля. Он воспитывался вместе с детьми графа и получил прекрасное образование. Четырнадцати лет он был отдан в Артиллерийский корпус. Мориц фон Гауке был вполне достоин своего отца. Уже через год он сдал все экзамены на чин офицера артиллерии, в семнадцать лет был произведен сразу в чин поручика. И тут же отправился на войну. В 1792 году Польша, его вторая родина, погибала. Соседние могучие державы, Россия и Пруссия, приступили к упразднению и разделу древнего королевства. С этого времени почти без перерывов двадцать два года Мориц фон Гауке провел на войне. Как, впрочем, и вся Европа

Через три года Польша была окончательно разгромлена и разделена. Варшава оказалась под властью Пруссии. Двадцатилетний артиллерист Гауке вернулся к отцу. Некоторое время отдыхал от своих первых походов и упорно продолжал учиться: языки, математику, военные науки, стрельба, фехтование. И вскоре — исчез. 

На другом конце Европы в это время против держав, разделивших Польшу, сражалась молодая Французская Республика. В Италии генерал Бонапарт громил войска Священной Римской Империи. Под его покровительством генерал Ян Генрик Домбровский (Jan Henryk Dа`browski,  1755–1818) герой Польской войны, формировал легион в надежде, что победоносная Франция придет на помощь Польше. Одним из первых в рядах легиона Домбровского оказался Мориц фон Гауке. 

  
Ю. Коссак. «Генерал Генрик Домбровский во главе Легиона» (1882). Акварель
В июле 1798 года у городка Террачино батарея, которой командовал лейтенант Гауке, попала в засаду: на нее со всех сторон ринулись итальянские повстанцы. Пуля раздробила Гауке левую руку. Наскоро перевязав рану, лейтенант поднял солдат в атаку и разогнал мятежников. За это он был произведен в капитаны. Приказ подписал сам Бонапарт. 

В 1799 году Гауке отличился при обороне Мантуи. Во время вылазки он стремительно развернул свою батарею. Пуля ударила его в грудь, спасли капитана серебряные часы, которые ему подарила мать-колдунья

После падения Мантуи Гауке оказался в плену в Австрии. Но скоро был заключен мир, и он вернулся во Францию.В 1800 году Бонапарт — уже первый консул Франции — снова двинулся в Италию. В Марселе был сформирован заново польский легион. И генерал Домбровский взял Гауке в адъютанты. Генерал был старше капитана на двадцать лет, но вскоре Мориц Гауке стал настоящим и единственным другом сурового польского вождя. Объединяла их ожесточенная любовь к Польше, и ещё — некоторый воинственный мистицизм. Оба, генерал и адъютант, тяготели к масонству, стараясь соединить герметические учения с политической конспирацией. 

В это время Бонапарт всерьез подумывал об организации восстания в Польше, в тылу своих врагов. При штабе Домбровского возникла некая тайная организация — настолько удачно скрытая, что до сих пор о ней почти ничего неизвестно. Её возглавил Мориц Гауке. Но консул снова заключил мир, и снова освобождение Польши отодвинулось на неопределенный срок. 

Только через пять лет оправданы были надежды легионеров. Фантастическая кампания 1806 года: Бонапарт, теперь уже император Наполеон, в две недели сокрушил такую, казалось, грозную Пруссию. Корпуса Великой Армии вступили в польские земли. В этом походе полковник Мориц фон Гауке — начальник штаба 3-й дивизии (под командованием Домбровского) — отличился в сражениях при Гроденце, Меве, Шенеке; у Дершау он был контужен, но остался в строю. И из рук Наполеона получил орден Почетного Легиона. 

Под Рождество 1807 года Наполеон вступил в Варшаву. Возникла новая держава на карте — великое герцогство Варшавское. Поляки надеялись, что это только начало: предстоит восстановление Великой Польши от Черного моря до Балтийского. 

В марте 1807 года Мориц фон Гауке умело руководил строительством фортификаций при осаде Данцига. Когда город был взят, Наполеон лично вручил ему крест командора Почётного Легиона; это был знак принадлежности к военной элите империи, к будущим повелителям мира, как тогда казалось всем. В страшном сражении с русскими при Фридланде полковник Гауке блистательно командовал артиллерией и заслужил звание гран-майора Франции и бригадного генерала герцогства Варшавского. 

Год 1807 — почти сказочная в польской истории страница: Польша наполеоновская, окрыленная и восторженная. В стране встала на постой многоплеменная Великая Армия. На троне в Варшаве волей Наполеона оказался Фридрих Август Саксонский (Friedrich August I. der Gerechte, 1750–1827), поданным которого считался генерал Гауке. 

В сентябре 1807 года генерал Мориц Гауке женился. Супругой его стала семнадцатилетняя француженка Софи Лафонтэн (Sophie la Fontaine, 1790–1831). Отец её, доктор Леопольд Лафонтэн, был назначен Наполеоном главным врачом армии Герцогства. 

  
Легко можно себе представить, что русский генерал и польский граф Маврикий Федорович Гауке умер, так и не узнав тайны своего происхождения
В 1809 году в Галицийском походе генерал Гауке во главе пехотной бригады взял важную крепость Камьона. Затем ему была доверена важнейшая польская крепость — Замосцье, где он был почти пять лет комендантом и губернатором. 

В 1812 году Великая Армия растаяла. В феврале 1813 года в Варшаву вступили российские войска. Остатки польской армии ушли, вслед за Наполеоном, на запад. Но великое герцогство Варшавское все ещё было живо, хотя сжалось в одну точку на карте. Вопреки всему, в Замосцье держался с гарнизоном генерал Гауке. Сложил оружие он только 22 ноября, когда Наполеон отбивался уже на границах Франции. Отчасти благодаря этой невероятной осаде Польша не исчезла с карты окончательно — как в прошлый раз. 

В 1815 году было основано королевство Польское. Правда, совсем уже небольшое, две трети великого герцогства. На королевском престоле воссел всероссийский император Александр, командующим войсками стал его брат цесаревич Константин Павлович. Под его команду вступил почти в полном составе прежний Польский корпус Великой Армии. Когда Александр прибыл в Варшаву, ему был представлен генерал Мориц Гауке. Любезный царь произнес при встрече каламбур: «Je vous estime, ge'ne'ral, car vous avez agi en homme d’honneur et honnete homme (то есть — я уважаю вас, генерал, поскольку вы известны как человек чести и честный человек)». 

Под властью царя России единственный в Европе генерал-цыган вознесся на самые вершины. В 1826 году император Николай I сделал его военным министром Польши. 

24 мая 1829 года министр, сенатор, каштелян и воевода дивизионный генерал Маврикий Федорович Гауке был возведен в титул графа Королевства Польского. Другие сыновья покойного Фридерика Гауке получили в Польше высокие посты. Младший из них, Йозеф Гауке (1790–1837), только по заслугам брата, попал в Свиту Его Величества, стал генерал-адъютантом — так что появился цыган-генерал и в Петербурге. 

И с каждым годом герой Замосцья и друг легендарного Домбровского становился все более ненавистным в армии. Причиной тому была именно честность генерала Гауке. Он не терпел и тени корыстолюбия и при любых подозрениях карал сурово. Почти все личные средства, не слишком значительные, министр тратил на строительство казарм, госпиталей, военных школ, на пенсии ветеранам. Но главное — граф Гауке всегда подчеркивал верность присяге и, соответственно, России. Другим генералам общество самые непристойные проявления преданности Царю прощало — это было необходимое условие карьеры. Но Гауке был безусловно честен и прям. И не было сомнений, что он искренне встал на сторону России. 

Европа привыкала к миру. Казалось, навсегда завершились наполеоновская эпоха, когда военные министры порой лично шли в атаку. Никто не мог предвидеть, что военный министр Польши, уцелевший за двадцать лет во многих битвах, падет под пулей через полтора года после назначения. 

  
Эпитафия старшим членам семьи Гауке в костеле капуцинов в Варшаве. Фото: Alexvonf
Заговор против власти России в королевстве Польском возник почти сразу. В первые годы (до своей кончины в 1818 году) из-за границы руководил конспирацией друг и наставник цыгана-артиллериста, старый генерал Домбровский. Один за другим прежние сослуживцы Гауке, наполеоновские генералы, изгонялись в отставку, попадали порой под арест, эмигрировали. 

К исходу 1820-х годов в заговор была втянута, по сути, вся армия, вся страна. Военный министр знал об этом. Он не испытывал особой любви к России. Но, математик по складу ума и по духу, он оценивал реальное соотношение военных сил, не принимая в расчет веру в национальное чудо и патриотические мечтания. Он знал, что ополчение Королевства не одолеет регулярные войска Империи. И был уверен, что разум восторжествует, армия на мятеж не решится. А уличные толпы, если что, легко, без крови, разгонят два батальона. 

В ночь на 29 ноября 1830 восстание в Варшаве началось. При первых же известиях граф Гауке верхом помчался в Краковские предместья. С ним было несколько офицеров из министерства. Близ улицы Новый Свят военный министр неожиданно увидел вооруженную толпу, которая шла к дворцу Наместника. Героя Замосцья узнали. Ему кричали: «Генерал, возглавьте нас!» 

Гауке подъехал ближе и заговорил, убеждая, что восстание это — безумие и самоубийство. При первых же словах в него стали палить из пистолетов. Каким-то чудом ещё долго генерал-цыган держался в седле. Когда на следующий день осмотрели его труп, то в груди нашли девятнадцать пуль. Графиня Софи Гауке умерла в июне 1831 года, всего через полгода после гибели супруга.

У Морица Гауке и Софи Лафонтэн было семь сыновей и четыре дочери (трое из них умерли в детстве). Так что со смертью первого графа всё только началось. Фамилия эта гремела в Европе в середине столетия. Сразу два графа Гауке прославились — как военно-революционные авантюристы: сын и племянник наполеоновского генерала. Первый, граф Маурицио Наполеон Гауке (1800–1852), в 1849 году командовал интернациональным легионом во время восстания в Тоскане. Его кузен, граф Йозеф Гауке (1834–1871), полковник российской службы, — это знаменитый генерал Босак, виднейший полководец второго Польского восстания. Он дольше всех держался со своими отрядами против русских войск — до лета 1864 года. 

Сейчас в мире живут сотни отпрысков единственного цыгана, носившего генеральские эполеты Великой Армии Наполеона. Переплетение родословий влило цыганскую кровь в жилы многих династий. Некоторые прямые потомки Морица Гауке известны всему миру, среди них, например, — Чарлз, принц Уэльский, наследник престола Великобритании, и Хуан-Карлос, король Испании. Так что этот политическо-авантюрный детектив (именно в этом жанре развернулась судьба потомков цирюльника Фридриха и колдуньи Саломеи), продолжается в настоящее время.

Кирилл Серебренитский, 15.08.2007

 

Новости партнёров