Хронограф
18152229
29162330
3101724
4111825
5121926
6132027
7142128

<июнь>

Путеводители

Семейные истории выходят
из-под спуда

Чтобы родословное дерево хорошо росло, надо старательно рыхлить и удобрять свою историческую почву

  
Долгие годы территории нынешних независимых государств входили в состав Российской Империи, а затем СССР. Семьи часто создавались выходцами из разных регионов. Поэтому теперь тем, кто хочет восстановить свою родословную, приходится разыскивать сведения в архивах в разных частях постсоветского пространства. Фото (Creative Commons license): Peter Huys aka DarkSide

Нельзя жить в государстве и быть свободным от государства: придут, увидят, перепишут. С тем, чтобы в нужное время собрать налоги, призвать в армию. Традиция вести учет своим гражданам насчитывает не одну сотню лет. Кому-то из наших предков она приносила сплошные неприятности, кому-то была на руку. Ну а нам, потомкам тех, кого из века в век вносили во всевозможные реестры и формуляры, эта традиция позволяет, ни много, ни мало — проследить историю своего рода.

Сохранились ли эти старинные документы? Тому, что несет на обложке гриф «вечное хранение» не так-то легко пропасть — при важных бумагах во все времена содержался штат людей, которым вменялось в обязанность следить за их сохранностью.

Непропорционально узкое и длинное помещение, противоположная стена которого теряется где-то вдали, отсутствие солнечного света, довольно низкая температура воздуха и от пола до потолка стеллажи с папками — так выглядит хранилище документов современного архива. Здесь, в приятных бумаге холоде и сухости и любимом чернилами полумраке хранятся документы, содержащие сведения о тысячах и тысячах людей, живших много лет назад. Есть среди них сведения о и предках того, кто сейчас читает эти строчки. Даже если предки эти не были ничем знамениты и всю свою жизнь занимались простым крестьянским трудом.

Видите вон те увесистые фолианты в твердом переплете? Это метрические книги. В них на протяжении двухсот лет (с 1722 по 1918–1922 годы) вносились записи, которые в наше время называются актами гражданского состояния. То есть в метрическую книгу вписан каждый, кому случалось родиться, креститься, жениться или умереть. С помощью одних только этих записей можно восстановить историю своего рода до шестого–седьмого колена. Отправной точкой на пути составления родословной будет дата рождения предка (скажем, дедушки или прадедушки), пришедшего в этот мир до или во время Октябрьской революции.

Ухватившись за эту дату, как за путеводную нить, можно размотать весь клубок семейной истории. При условии, что, помимо года, известно место рождения предка. Собственно, место здесь играет куда большую роль, чем год. По названию деревни у сотрудника архива будет возможность установить церковь, к приходу которой относилась искомая деревня, и запросить ее метрические книги.

  
В церкви хранилась вся информация об основных событиях в жизни человека — родился, крестился, венчался, продолжил род, умер. Эту информацию аккуратно заносили в метрические книги приходские священники. Фото: Сергей Михайлович Прокудин-Горский из архива Библиотеки Конгресса США

А уж просмотреть записи за несколько лет (скажем, вы не знаете точную дату рождения предка — то ли 1911, то ли 1912 год) не составит никакого труда. Сколько младенцев могло родиться за год в пяти–шести деревнях одного прихода? Зависит, конечно, от размера деревень, но в среднем около тридцати. Прочесть тридцать и больше записей — это дело на четверть часа. Тем более, что записи в метрических книгах велись очень аккуратно: четким почерком, по графам и под нумерацией. Это было строжайше предписано указами Синода. Первые графические формы ввели еще в 1724 году, окончательно утвердили — в 1838 году, в это же время церковнослужителей, ведущих книги (чаще всего это был священник), обязали скреплять записи подписями. Правильность ведения книг контролировалась вышестоящими органами.

Что представляет собой запись о рождении? В ней указывается законность или незаконность рождения ребенка (состояли ли родители в законном браке, то есть были ли обвенчаны). Сообщается точная дата рождения и крещения (чаще всего разница между первым и вторым числами составляет 3–4 дня). Перечисляются фамилии, имена и отчества крестных. И — самое главное! — такая запись содержит фамилию, имя и отчество отца и матери ребенка. Типичный пример:

Василий — младенец мужеска полу
Рожден 21 марта, крещен 24 марта 1907 года, брак законный
Родители: отец Иван Константинович Прохоров, мать Ульяна Федоровна
Восприемники (это и есть крестные): Фрол Сергеевич и Прасковья Михайловна Зайцевы.

Все просто, а информации бездна: известны имена двух ближайших предков по мужской линии (Иван и Константин) и одного по женской.

Установить дату рождения первого из них — Ивана Прохорова — поможет запись о браке из той же метрической книги: священнику, венчающему молодых, предписывалось указывать возраст новобрачных. Чтобы отыскать запись о браке, придется просмотреть метрические книги брачующихся за несколько лет (часто не менее, чем за пятнадцать). В крестьянских семьях было в среднем от шести до двенадцати детей, а значит, пожениться наши Иван и Ульяна могли как в 1906 году, так и гораздо раньше. Листаем страницу за страницей и находим:

15 августа 1895 г. венчались Иван Прохоров 25 лет и Ульяна Силич 21 года.
Тому свидетели Савелий и Прасковья Игнатовы.

Дальше еще проще: если в 1895 году Ивану было 25 лет, то родился он в 1870-м. Осталось только открыть метрическую книгу за этот год и прочесть отчество его отца Константина.

Что касается третьего раздела метрической книги — об умерших, то эти записи сообщат не только возраст, в котором умер предок, но и расскажут о причине смерти. Часто это звучит как «умер от болезни» или «умер неведомо от чего». Но могут быть и более конкретные сведения: «от чахотки», «от тифу» или «умерла в родах».

Думается, каждый убедился, что составить генеалогическое древо своей семьи с помощью метрических книг не проблема. Проблемы начинаются тогда, когда оказывается, что метрические книги не сохранились или сохранились частично. Это обычная беда на всем постсоветском пространстве — войны и революции к бумаге безжалостны, они поглощают ее тоннами, словно ненасытные звери. Но выход есть. При отсутствии метрических книг на помощь приходит такой вид документов, как ревизские сказки.

  
На фото 1910 года А. П. Калганов с сыном и внучкой. Двое последних работали в мастерских Златоустовского завода. Эта фотография может послужить отправной точной для исследователя. Фото: Сергей Михайлович Прокудин-Горский из архива Библиотеки Конгресса США

Часто ревизские сказки называют аналогом переписи населения (слово «сказки» означает «списки»). В какой-то степени это верно. Они и есть перепись населения, но населения мужского, облагаемого налогом. Свое начало ревизские сказки берут с 1718 года, когда подворное налогообложение сменилось подушным — «с души мужеска полу». В 1858 году подушную подать отменили, и необходимость составлять сказки отпала. Таким образом, их история насчитывает 140 лет. За это время было проведено десять ревизий.

Достаточно долго не существовало четкого формуляра, согласно которому бы велись ревизские сказки. Отсюда их неровная структура: первая, вторая и шестая ревизии учитывали только мужское население, остальные включали и женское. Примерно с седьмой ревизии перепись стала вестись по семьям, что особенно удобно для нас — современных составителей родословных. Сшитые в огромные книги — величиной с объемную тумбочку — ревизские сказки содержат фамилию, имя и отчество главы семьи, всех проживающих совместно родственников мужского пола, их возраст, а также (иногда) имена и отчества родственниц женского пола. Следовательно, они могут «подстраховать» исследователя в том случае, если метрические книги не сохранились, а то и преподнести новые сведения, сообщая, например, о тех, кого призвали в армию — «рекрут с 1812 года».

Вот так, шаг за шагом, можно восстановить историю ничем и никем, казалось бы, не знаменитой крестьянской фамилии. Того, кто сделает это в отношении своей семьи, ожидает масса интересных сведений и даже совпадений. Например, может оказаться, что редкое имя, которое вы выбрали для своего сына, на самом деле является традиционным именем вашей семьи, забытым лишь в последние 70–90 лет. Многие с удивлением обнаруживают, что в крестные к своим детям они пригласили потомков тех, кто крестил их далеких предков — так проявляется продолжающаяся сквозь века дружба. Впрочем, каждое восстановленное имя зазвучит по-особому, а все найденные сведения станут значимыми. Но бывает и по-другому.

Архивным сотрудникам, неделями бьющимся над составлением родословной и радостно преподносящим ее заказчикам, иногда приходится видеть вытянувшиеся лица: «Ну и что мне делать со всем этим ворохом дат и имен?!» Причина недовольства в ста случаях из ста одна и та же: человек обратился в архив в надежде получить сведения о том, что его дедушка Иван Иванов из села Иваново вовсе не крестьянин, а внебрачный княжеский сын или родной племянник императорской фамилии, член тайной Масонской ложи, рыцарь Мальтийского ордена, мужчина красивый, богатый и умный, потерявший титул из-за происков высокопоставленных врагов, а состояние — из-за вероломной красавицы. Я, конечно, утрирую, но, поверьте, лишь самую малость.

На сайтах, рассказывающих о том, как восстановить историю своего рода, дается такой совет: «Посвятите исследователя во все семейные нюансы, которые вам удалось узнать после опроса родственников — любая мелочь может пригодиться». Но мелочь мелочи рознь. Сотруднику архива стоит рассказать о том, что в таком-то году или веке семья меняла место жительства, переехав в другую деревню (город). Важны сведения о смене религии, когда, скажем, православный стал католиком или наоборот. В то время как часто слышимые архивистами рассказы на тему «моя прабабушка была невозможной красавицей…» или «на самом деле мы были жутко богатые…» делу составления родословной никак не помогут.

  
Обобщить собранную информацию можно с помощью специальных программ. У выбранного человека отображаются родители, затем бабушки и дедушки и так далее. Для каждого члена семьи можно ввести не только фамилию, имя, отчество и дату рождения, но и фотографию, а также краткие сведения о его жизни.

Отклонив один совет, берусь заменить его другим: почему бы ни радоваться тому, что имеешь?! Доброе имя (пусть и крестьянское, а не царское) — лучшее наследство, которое могут передать нам предки. А то ведь всякое бывает. Вот, по соседству с метрическими книгами стоят пухлые папки с судебными делами — в них тоже тысячи и тысячи имен… воров, двоеженцев, лжесвидетелей, а также убийц и насильников. Заполучить кого-то из них в качестве своего предка очень неприятно — самые мужественные на вид представители сильного пола меняются в лице, становясь серее архивной бумаги.

Правда, здесь следует сразу же оговориться, что выйти на судебные дела случается очень редко. Эти документы в деле составления родословной ключевыми источниками не являются и в полном объеме не просматриваются. Иначе на один только их просмотр пришлось бы потратить несколько жизней. О том, судился предок с кем-нибудь или нет, чаще всего удается узнать по косвенным данным или с помощью тематического каталога, имеющегося в архиве. Ирония судьбы заключается в том, что здесь как раз и помогла бы семейная легенда, но истории о неблаговидных поступках стараются забыть, а не передавать из поколения в поколение.

Мы прошлись по основным вехам составления крестьянской родословной. Выбор этот основывается на том, что подавляющее большинство населения нашей страны имеет именно крестьянские корни, а также на том, что история крестьянских фамилий почему-то считается трудной для восстановления. Тому, кто может причислить себя к династии служащих, военных, духовенству или дворянству на помощь придут такие документы, как послужные списки и формулярные списки, личные дела, родословные книги, дела о дворянстве рода и многие другие — чем известней фамилия, тем обильней документальный массив. Таким образом, если не каждый, то многие смогут зарисовать, взять в рамочку и повесить на стену родословное дерево своей крестьянской, рабочей или дворянской семьи.

Светлана Смирнова, 02.08.2007

 

Новости партнёров