Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Берестяная грамотность

Из тысячи берестяных грамот, найденных за последние пятьдесят шесть лет, стало ясно, что десять веков назад население Новгородской республики было поголовно грамотным

  
Грамота 488 конца XIV века, содержащая литургические записи на латинском языке. Фото с сайта Древнерусские берестяные грамоты

Ещё в начале XX историки рассматривали население древнерусских княжеств как почти поголовно безграмотное. В это легко было поверить, поскольку в начале XX века основная масса населения России не умела ни читать, ни писать. Представить, что в «Темные века» кто-то кроме князя или монашеского сословия знал грамоту, было совершенно невозможно. По всеобщему убеждению, очагами древнерусской письменной культуры были монастыри, где переписывались священные тексты и велись летописи — эдакие островки света среди океана тьмы и невежества. «Нестор-летописец», склонившийся над книгой в монашеской келье, стал символом средневековой культуры, прочно вошедший в общественное сознание.

В конце XIX века в Новгороде жил коллекционер Василий Степанович Передольский (1833–1907). Сначала он скупал случайные находки у крестьян, затем стал вести археологические раскопки самостоятельно. Он сделал интересные открытия, в том числе выяснил, что в Новгороде есть прекрасно сохранившийся культурный слой. Передольский собрал первую коллекцию берестяных грамот, про которые он говорил, что это «письмена предков наших». Однако ему никто не верил, и его считали чудаком.

Найденные письмена Передольский выставил в первом в городе частном музее, построенном на собственные деньги, однако никакой сенсации они не произвели. Ничего внятного прочитать на старых обрывках бересты было невозможно, и высказывалось мнение, что это просто мистификация или каракули безграмотных крестьян XIX века. Трудно было поверить, что письма могли пролежать в земле без малого 1000 лет и так хорошо сохраниться. В 1920-х годах музей Передольского был национализирован и всё, что составляло хоть какую-то ценность, было конфисковано. По заключению директора государственного Новгородского музея Николая Григорьевича Порфиридова, осматривавшего музей Передольского перед его закрытием, «большинство вещей не представляло особой музейной ценности». Первая коллекция берестяных грамот была безвозвратно утеряна.

Во время Великой Отечественной войны город Новгород был сдан немцам без боя, в течение 1941–1944 находился на самой передовой и был практически полностью разрушен массовыми обстрелами советской артиллерии. При восстановлении города в 1950-х годах проводились масштабные археологические раскопки, открывшие в толще многометрового культурного слоя средневековые улицы и площади, терема знати и дома простых горожан.

Первая берестяная грамота была найдена 26 июля 1951 года почти случайно. Общее число найденных грамот достигло тысячи, как недавно сообщал «Вокруг света». Поскольку их находили в самых разных археологических слоях, стало понятно, что население Новгорода было грамотным по крайней мере начиная с XI века.

  
Культурный слой хорошо сохраняет остатки средневековых срубов. Фото из архива автора

Вопрос о подлинности грамот сразу отпал, вдобавок их научились читать. Разумеется, средневековый новгородец писал записки жене вовсе не высоким церковно-славянским штилем, а живым разговорным языком. Разница между устной и письменной речью в те времена была ещё более заметной, чем в современном языке. В XI веке каждый писал, как слышал, поскольку первую грамматику русского языка напечатали лишь в начале XVII века. Именно по этой причине берестяные грамоты, написанные на разговорном языке, несут бесценную и неповторимую запись средневековых говоров и диалектов. Помимо русского языка, берестяные грамоты фиксируют карельскую, латинскую, греческую речь. И даже древнескандинавские руны. Разумеется, был зафиксирован и исконный русский мат, который, по мнению некоторых культурологов XIX века, якобы был занесен в Россию лишь во время монголо-татарского нашествия.

Первые исследователи берестяных грамот, не сталкивавшиеся ранее с древнерусской «бытовой графической системой», нередко трактовали непонятные места как ошибки малограмотных писцов. Это позволяло читать непонятные тексты совершенно произвольно. Однако в 1980-х годах выдающийся лингвист Андрей Анатольевич Зализняк убедительно показал, что в берестяных грамотах соблюдается стройная грамматическая система и 90% грамот написаны без единой ошибки. Большинство первоначальных переводов были исправлены.

Стало очевидным, что массовым материалом для письма в Новгороде был вовсе не пергамент или бумага, появившаяся в России только при Иване IV Грозном, — эти материалы стоили очень дорого. Береста же в нашей лесной стране была всегда под рукой, несложно выделывалась, ничего не стоила и прекрасно сохраняла написанное, не боясь влаги.

Важные документы, например, документы на владение землей, новгородцы писали на пергаменте, скрепляя их официальными печатями. Но черновики часто писали именно на бересте, равно как и бытовые записки, любовные послания, военные донесения. Когда получатель прочитывал письмо, он обычно бросал его в огонь, благо береста отлично горит. Но чаще берестяную грамоту после прочтения рвали пополам вдоль текста, резали ножом или просто выбрасывали. Благодаря тому, что Новгород находится в очень сыром месте с высокими грунтовыми водами, все, что падало на землю, быстро втаптывалось в сырую грязь и консервировалось навеки. Тем более что береста практически не гниет и обладает антисептическими свойствами.

Писали на бересте не чернилами, а заостренным стержнем (писалом), глубоко процарапывая буквы. Писала находили в археологических раскопах регулярно, но было непонятно, зачем их обратная сторона сделана в виде лопатки. Ответ был вскоре найден: археологи стали находить в раскопах хорошо сохранившиеся доски с углублением, залитым воском — церы, служившие также для обучения грамоте.

  
Ранее самой древней книгой считалось «Остромирово Евангелие» (1056–1057 годы). Дендрохронологический анализ и радиоуглеродный метод подтвердили, что Псалтырь, найденный в 2000 году, был создан не позднее 1010 года
Воск разравнивали лопаткой и писали по нему буквы. Самая древняя русская книга — Псалтирь XI века, найденная в июле 2000 года, была именно такой. Книга из трех табличек 20х16 см, залитых воском, несла на себе тексты трех Псалмов Давида. При реставрации оказалось, что таблички использовались неоднократно и, нанося буквы, писала процарапывали дерево основы. Заманчивая идея академика Андрея Анатольевича Зализняка прочитать тексты, ранее написанные на том же воске и сохранившие следы букв на подложке, к сожалению, пока не увенчалась успехом.

Уникальность Новгорода в том, что почти ни в одном средневековом городе Европы не было ни бересты в товарном количестве, ни высоких грунтовых вод, ни столь хорошо сохранившегося культурного слоя толщиной до девяти метров. Несколько лет назад, когда берестяные грамоты выставлялись в Швеции, одна местная газета написала: «Когда наши предки высекали на камне руны, славяне уже писали друг другу письма».

Так о чем же писали друг другу славяне? Полный свод найденных берестяных грамот с текстами и фотографиями был выложен в 2006 году в Интернете на сайте «Древнерусские берестяные грамоты».

Грамота 765 написана в 1240–1260 годах: «Поклон от Данила брату Игнату. Брат, позаботься обо мне: хожу ведь голый — ни плаща, ни иного чего! ... А госпожа мне ничего не пожаловала. Умилосердись же, брат, дай мне место на задворках: нечем кормиться. Кланяюсь тебе».

Из таких грамот становилось понятно, что письма писали не только богатые бояре. Грамотными были практически все слои новгородского общества. У каждого были свои проблемы — как говорится, у кого-то щи пустые, а у кого-то жемчужок мелковат. Берестяные грамоты несут и записи займов на приличные по тем временам суммы, и требования долга, и угрозы с целью вернуть проценты на занятые суммы. Кто-то собирал дань, кто-то жаловался на сборщиков оброка...

Берестяные записки довольно часто призывают к немедленной помощи в острой ситуации. Грамота 53 написана в 1320–1340 годы, в самый разул татарского ига на Руси. Что же такого срочного сообщает рядовой новгородец жене?

  
Грамота 53, 1320-е — 1340-е годы. Письмо Петра к Марье, в котором он просит прислать копию грамоты о покупке пожни. Фото с сайта Древнерусские берестяные грамоты

«Поклон от Петра Марье. Я скосил луг, а озеричи (жители деревни Озера) у меня сено отняли… ».

О чем же просил Петр? Можно было бы предположить, что муж просил жену созвать сельчан вооружиться вилами и бежать на подмогу, чтобы силой вернуть отобранное. Все же на дворе Средние века, вроде как царит Faust recht, кулачное право. Однако средневековый крестьянин просит жену сделать совершенно невероятное:

«…Спиши копию с купчей грамоты да пришли сюда, чтобы было понятно, как проходит граница моего покоса».

Одна эта фраза раскрывает неожиданную картину. У грамотного крестьянина — грамотная жена, которая умеет читать и писать. У них есть купчая грамота на землю. Хозяйственные споры решаются не мордобоем, а разбором документов. А копия с купчей грамоты (вполне возможно — копия именно на бересте) признается сторонами решающим аргументом. Всё это несколько переворачивает наши представления о «Темных веках»...

Грамоте в Новгороде обучали с детства, и общеизвестны детские берестяные письмена, где изучение письма по складам перемежалось с детскими рисунками. Грамоты, несущие на себе учебные тексты, встречаются довольно часто — русские азбуки и даже цифры натурального ряда (грамота 342, 1320-е годы). Найден и русско-карельский словарик (грамота 403, 1360-е годы).

Грамоты отражают параллельное сосуществование православия и других религий и верований. Наряду с православными текстами была найдены литургические записи на латинском языке (грамота 488, 1380-е годы), а также языческие заговоры как на карельском языке (грамота 292, 1240-е годы), так и на русском языке: «…Так пусть разгорится сердце твое и тело твое и душа твоя страстью ко мне и к телу моему и к лицу моему…» (грамота 521, 1400-е годы).

Были найдены и любовные записки. Из них становилось ясно, что женщина в Новгороде была не забитым домашним существом времен Домостроя, а совершенно свободным равноправным партнером. Жена зачастую посылала мужу «приказы» и вела денежные дела. Вдобавок женщины часто сами выбирали себе мужей и даже назойливо домогались объектов своей страсти. Кстати, такие опубликованные берестяные грамоты некоторые западные историки объявляют подделками, потому что в России в Средние века такого быть не могло в принципе… Но письма продолжают находить.

Любовное письмо 1100−1120 года (грамота 752): «Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ты ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату! Неужели я тебя задела тем, что посылала к тебе? А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и примчался… хочешь ли, чтобы я тебя оставила? Даже если я тебя по своему неразумению задела, если ты начнешь надо мною насмехаться, то пусть судит тебя Бог и я».

Реакция возлюбленного, получившего это послание, была своеобразна. Письмо было в сердцах разрезано ножом, обрывки завязаны в узел и выброшены в кучу навоза.

Позднее грамоты были найдены на раскопках и в других городах. Самая большая грамота длиной более полуметра была найдена на раскопках Торжка, который ранее входил в новгородские земли. Она содержала выдержку из «Слова о премудрости» Кирилла Туровского, где был выписан весь перечень грехов. Такие грамоты были распространены перед татарским нашествием — церковные авторитеты объявляли появление татар возмездием господнем по грехам нашим, а потому все грехи надо было помнить и усердно замаливать. Грехи были выписаны на большой лист бересты, который, как полагают, хранился под прессом, чтобы он не покоробился. Однако, как видно, владелец не успел замолить все перечисленные грехи — выше неповрежденной грамоты шел двухметровый слой углей от пожара. Пришли татары…

  
Только что найденная берестяная грамота 917 в руках находчика — Константина Шурыгина. Кадр видеосъемки: из архива автора 
Когда же перестали писать берестяные грамоты? Когда пресеклась многовековая народная традиция учить детей письму, писать записки и указания, вести деловые заметки? Когда новгородский народ перестал быть грамотным? Тут мнения расходятся.

Некоторые историки утверждают, что после присоединения Новгорода к Москве писать грамоты вовсе не перестали. Просто с московскими властями пришел прогресс, и все горожане вместо бесплатной бересты, которая всегда под рукой, стали писать на дорогой покупной бумаге, которая в земле уже не сохраняется.

Были высказывания, что берестяные грамоты продолжали писать и позднее падения Новгородской республики. Однако при Екатерине II в городе провели дренажные работы, верхние слои культурного слоя подсохли, и грамоты позднее конца XV века истлели в пыль равномерно по всей территории культурного слоя.

Были и такие мнения, что после того, как Иван III отобрал у новгородцев их земли, нужда во всякой переписке и вовсе исчезла. Городским жителям стало бессмысленно переписываться с управляющими их несуществующих владений.

Хотя возможно, правы те, кто считает, что берестяные грамоты исчезли вместе с их авторами. Тут надо вспомнить и выселение 2000 новгородских жителей Иваном III из Новгорода. И церковные преследования новгородских «ересей» сопровождавшиеся казнью еретиков. И разгром Новгорода опричниками Ивана Грозного с уничтожением Новгородского архива. И более позднюю шведскую оккупацию. И продовольственный кризис, и жестокий голод. Пришли другие времена и нравы, и Новгородские земли стремительно опустели. Так, при составлении «дозорных книг», переписи населения, в 1614 году выяснилось, что Новгородские земли практически вымерли. Население Бежецкой и Деревской пятин составляли 4% и 1,5% от численности 1500 года.

Ещё в 1842 году Александр Иванович Герцен заметил: «Как Новгород жил от Ивана Васильевича до Петербурга, никто не знает». Историк Сергей Федорович Платонов считал, что время от опричнины до Северной войны было «страдальческим периодом» в истории Новгорода. Что, впрочем, до конца не объясняет, почему жители новгородских земель вдруг разом перестали писать на бересте.

Однако, по утверждению академика Валентина Лаврентьевича Янина, в Новгороде раскопано менее 2% площади культурного слоя. А значит, работа по изучению берестяных грамот находится в самом начале. Возможно, новые находки смогут дать ответ и на этот вопрос.

Константин Шурыгин, 26.07.2007

 

Новости партнёров