Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Архипелаг под псевдонимом

Первооткрыватели Северной Земли дали ей совсем другое имя, которое, по-видимому, к ней не вернется

Лагерь на берегу Северной Земли. Фото из архива семьи Г. А. Ушакова

Северная Земля: история открытия

Крайняя северная точка Азии мыс Челюскина на полуострове Таймыр. В 56 км к северу, за проливом Вилькицкого, лежит архипелаг Северная Земля. Его открытие в 1913 году завершило историю крупных географических открытий на планете. Тем летом Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (1910–1915) на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач» двигалась с востока на запад вдоль Таймырского побережья и в районе мыса Челюскина встретила сплошные льды. Моряки приняли их за береговой припай и стали обходить с севера. Неожиданно на своем пути они увидели гористую землю. Корабли двигались вдоль ее берегов на северо-запад, пока не уперлись в тяжелые льды. Участники экспедиции назвали неизвестную землю «Тайвай» (соединив первые слоги имен ледоколов). Но по приказу морского министра в начале 1914 года она была названа Землей Николая II в честь российского императора, а в 1926 году переименована в Северную Землю.

Неизвестная суша привлекла внимание ученых из многих стран, но экспедиции по разным причинам срывались. Руалю Амундсену (Roald Engelbregt Gravning Amundsen, 1872–1928) не удалось обследовать Землю во время зимовки судна «Мод» у мыса Челюскина в 1919 году. Потерпел катастрофу дирижабль «Италия», с которого Умберто Нобиле (Umberto Nobile, 1885–1978) в 1928 году предполагал провести аэрофотосъемку Северной Земли. Тем временем, в связи с освоением Северного морского пути, знания о Земле приобретали большое практическое значение: ее считали препятствием, которое не позволит вблизи полуострова Таймыр обходить с севера тяжелые льды. Кроме того, здесь пересекались интересы политиков. После Октябрьской революции у Советской республики появилась необходимость удержать полярные острова: Канада и Англия уже сделали попытку присоединить к себе остров Врангеля. Советское правительство подтвердило территориальную принадлежность островов, открытых в 1913–1914 годах русскими моряками, но всерьез опасалось, что под видом исследования Северной Земли на ней могут обосноваться иностранцы. Необходимо было срочно посылать туда экспедицию.

План экспедиции, участники, подготовка

Руководитель экспедиции Георгий Алексеевич Ушаков (1901–1963) три года — с 1926-го по 1929-й — провел на острове Врангеля, где возглавлял исследовательские работы и организовал первое поселение эскимосов. Изучение Северной Земли было его мечтой, а приобретенные знания и опыт придавали уверенность в своих силах, поэтому еще на острове Врангеля Ушаков разработал детальный план, который по возвращении представил в Арктическую комиссию. Предыдущие проекты исследования Земли требовали больших затрат и участия множества людей. План Ушакова отличался тем, что склады на пути будущих маршрутов предлагалось устраивать своими силами полярной ночью и в первые месяц-полтора после появления солнца (в этот период точность определения координат была минимальной). Ушаков отказался от зимовки корабля, который доставит экспедицию в район Северной Земли, и полностью рассчитывал на силы участников.

Участники экспедиции (слева направо): Николай Николаевич Урванцев, Георгий Алексеевич Ушаков, Сергей Прокопьевич Журавлев и Василий Васильевич Ходов. Фото из архива семьи Г. А. Ушакова

План экспедиции утвердили 23 марта 1930 года. Вторым участником стал геолог Николай Николаевич Урванцев (1893–1985). Одиннадцать лет он проработал на полуострове Таймыр и низовьях Енисея, вел разведочные работы на месте нынешнего Норильска. Урванцев интересовался Северной Землей как естественным геологическим продолжением Таймырского полуострова. Выход в море планировался в июле; ни Ушаков, ни Урванцев не успевали вызвать своих прежних надежных спутников. Сергея Прокопьевича Журавлева (1892–1937) нашли в Архангельске. Помор, опытный промысловый охотник, он тринадцать раз зимовал на Новой Земле, отлично знал повадки зверя и охоту на него, условия Заполярья и езду на собаках. Охота была необходимостью: людям и собакам нужно было свежее мясо, а медвежьими шкурами предстояло расплачиваться за снаряжение. Требовалась надежная радиосвязь; секция коротких волн Ленинградского отделения Общества друзей радио рекомендовала взять радистом Василия Васильевича Ходова. В свои 18 лет он считался одним из лучших радиолюбителей, хорошим знатоком радиотехники, а также человеком спокойным и выдержанным. Ушаков позже напишет:

Вася говорил очень мало. За все время пребывания на острове вряд ли сказал в среднем по фразе в день и ни разу не повысил голоса.

Каждый из четверых был мастером своего дела — удачный подбор людей обеспечил успех экспедиции.

Сроки подготовки экспедиции были невероятно сжатые — это лишний раз говорит о том, насколько большое значение ей придавалось. Удивительно, как удалось так быстро и хорошо снарядить экспедицию: продовольствие, оружие, боеприпасы, топливо, приборы и аппаратура, собаки, одежда, книги, шлюпка. Надо было не просто продумать снаряжение, но и организовать его закупку, изготовление, строительство, шитье.

Высадка

В июле 1930 года ледокольный пароход «Георгий Седов» вышел из Архангельска. Целью экспедиции, кроме научных наблюдений, была смена зимовщиков на полярных станциях. В августе ледокол пересек Карское море, но у берегов Северной Земли встретил сплошные льды. В поисках места для высадки подошли к группе островов (ныне архипелаг Седова). Открытая вода привела к небольшому островку, берег которого оказался очень удобным. 23 августа на островок, позже названный Домашним, началась выгрузка экспедиции. Через несколько дней погода ухудшилась, понизилась температура и возникла опасность вынужденной зимовки ледокола. Работа ускорилась, сгружать имущество на берег помогали моряки, рабочие, научные сотрудники, корреспонденты. На косе собрали домик. Скоро из его трубы пошел дым, а на мачте взвился красный флаг.

Весенняя распутица принесла новые трудности — собакам стало трудно и плыть, и бежать. Фото из архива семьи Г. А. Ушакова

30 августа «Георгий Седов» покидал остров. Формулировка в командировочном удостоверении Ушакова (тогда — заместителя директора Арктического института) была крайне лаконичной:

На т. Ушакова и его отряд возлагается исследование Северной Земли. В случае недостижения кораблями Северной Земли в ближайшие две навигации или каких-либо других условий, выявившихся в период работ на Северной Земле, т. Ушаков с людьми должен на собаках пересечь пролив Вилькицкого и через Таймырский полуостров выйти в населенные места, откуда продвигаться в Ленинград.

Ушаков назначался «начальником Северной Земли и всех прилегающих к ней островов со всеми правами, присвоенными местным административным органам советской власти».

Этот день хорошо запомнился участникам экспедиции. Прощальные напутствия руководства «Седова» — Отто Юльевича Шмидта (1891–1956), его заместителя Рудольфа Лазаревича Самойловича (1881–1939), научного руководителя Владимира Юльевича Визе (1886–1954), капитана Владимира Ивановича Воронина (1890–1952) и команды ледокола, последние объятия, рукопожатия, пожелания успеха.

Ледокол выбрал якорь, дал последний гудок и ушел в туман. На острове остались четыре человека и сорок три собаки. Позднее Ушаков напишет об этом дне:

Тогда мысли, вопреки нашей воле, уносились на юг. В воображении вставали шумные города, тенистые леса, знакомые лица, жаркое солнце — картины близкой и привычной жизни. Нельзя было поддаваться такому настроению. Надо было возможно скорее переключить все внимание, всю энергию на борьбу с полярной природой, на выполнение порученного нам дела. И мы добились этого.

Исследование Северной Земли

Ушаков бережно относился к собакам и, в отличие от многих полярных исследователей, не кормил собак их же погибшими сородичами. На Северной Земле о животных заботились ничуть не меньше, чем о людях — ведь собачьи упряжки были основным средством передвижения, помимо лыж. Своевременная заготовка мяса для собак была одной из постоянных забот экспедиции. Им шили специальную обувь, чтобы сохранить лапы. Весьма интересны наблюдения Ушакова:

Собаки очень восприимчивы к настроению своего хозяина. Песня или оживленный разговор делают их веселыми, ускоряют бег.

Рабочий день у собак закончился, они поужинали и отдыхают. Фото из архива семьи Г. А. Ушакова

В тяжелых переходах бывало, что уставшие собаки с трудом поднимались после остановок. Ушаков в таких случаях обходился без кнута:

Лучше пройти вдоль упряжки, поднять каждую руками и приласкать.

Собаки обычно укладывались спать в ямки, которые выкапывали себе в снегу. Но иногда снег был слишком плотный, и тогда им помогали люди:

Вечером остановились на отдых. Каждой собаке вырезали в твердом снегу лунку, и наши помощники, поужинав пеммиканом, устроились на ночь.

В начале октября Ушаков, Урванцев и Журавлев достигли западного берега Земли. Здесь, в 60 км от базы на Домашнем, был создан первый склад. В конце октября солнце скрылось на четыре месяца, а в декабре началась заброска продовольствия на Северную Землю. Несмотря на метели, мороз, сильный ветер, к началу марта на крайний мыс завезли пять партий продовольствия. Часть его предстояло перебросить на 100–150 км севернее, оборудовав дополнительный склад на будущем северном маршруте экспедиции, а затем заложить склад для работ в центральной части архипелага. Последний из намеченных складов устроили уже на море Лаптевых, на мысе Берга. В 1913 году участники Гидрографической экспедиции поставили здесь астрономический пункт и бамбуковую мачту с российским флагом. От мачты остался обломанный бурями столбик. На астрономическом пункте сохранился знак с вырезанной надписью: «1913 г. 29 августа… СЛО». Первые две буквы слова ГЭСЛО (Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана) сгрызли медведи.

Съемку Земли начали в конце апреля. За тридцать восемь суток Ушаков, Урванцев и Журавлев прошли на санях и лыжах 700 км и нанесли на карту всю северную часть Земли. Всё это время радист Ходов оставался на базе один. Поход в центральную часть стартовал 1 июня. Втроем дошли до мыса Берга, где Журавлев забрал образцы горных пород и отправился обратно, а Ушаков и Урванцев двинулись на юг. Распутица, которой так опасались, началась 21 июня, снег перестал держать и собак, и сани. Южный ветер приносил дождь, то и дело приходилось останавливаться: в снежной каше собаки не могли ни идти, ни плыть. Во время кратких остановок им надо было дать возможность не только отдохнуть, но и подсушиться, и, если не было сухих участков льда, собак сажали на сани.

Почти месяц участники экспедиции продвигались по воде — по щиколотку, по колено, а иногда и по пояс. Собаки стерли лапы, к тому же у них заканчивался корм. К счастью, удалось подстрелить двух белых медведей и найти сухое место. Пять дней ученые дожидались солнца и проводили астрономические наблюдения, а собаки отдыхали, отъедались и сохли, но их разбитые и кровоточащие лапы не успели зажить. Дальше идти вдоль берега стало невозможно, пришлось выбираться на ледниковый щит. Серьезную проблему представляли переправы через устья бурно тающих речек.

К Домашнему выходили по льду пролива. Последние километры были самыми драматичными: в метровом слое воды собаки плыли, а люди брели. Две собаки свалились мертвыми в лямках. Кончилась еда у собак, и люди делились с ними остатками своей. Льды стали вскрываться, и возникло серьезное опасение, что поднимется сильный восточный ветер и унесет всех в открытое море. По счастью, этого не случилось: задул южный ветер, воды на льду стало заметно меньше — ушла в трещины, и 20 июля люди и собаки наконец-то достигли базы.

Можно было подвести первые итоги. За 11 месяцев участники экспедиции прошли на собаках свыше 4000 км, из них более 500 км — охотничьи поездки для добычи мяса, около 2000 км — организация продовольственных складов и почти 1600 км — маршрутная съемка. На карту нанесли две трети Северной Земли, которая оказалась не единым массивом, а архипелагом, состоящим из четырех крупных и нескольких мелких островов и островных групп. Это опровергало мнение о Земле как о сплошном барьере посередине Северного морского пути. Экспедиция собрала сведения о рельефе Земли, степени ее оледенения, геологическом строении, режиме окружающих льдов, органической жизни, климате и многом другом. Центральный остров архипелага был назван островом Октябрьской Революции, южный остров получил имя Большевик, а северные острова — имена Комсомолец и Пионер (крупные географические объекты именовали в Москве; давать свои названия было запрещено).

Метеорологические наблюдения. Фото из архива семьи Г. А. Ушакова

Второй год и завершение экспедиции

Конец июля, август и сентябрь 1931 года были посвящены заготовке мяса. На второй год планировалось исследовать и положить на карту острова Большевик и Пионер. Однако из-за метелей до начала марта не удавалось выйти с базы для устройства продовольственных складов. В первом рейде Ушаков и Журавлев попали в жестокую метель. Через день после возвращения из похода они вышли в рейд на юг; погода была самая благоприятная, и эта заброска решила успех экспедиции. В апреле Ушаков и Урванцев отправились на остров Большевик. Близость к проливу Вилькицкого придавала этой съемке особую важность. Поход был одним из самых длинных: за сорок пять дней прошли 1120 км. В начале июня на карту нанесли остров Пионер и завершили съемку Северной Земли. Всего было поставлено семнадцать астрономических пунктов.

Уже в августе 1932 года ледокол «Сибиряков» обошел архипелаг с севера, осуществив первое прохождение Северного морского пути за одну навигацию. А полярная метеостанция, поставленная на Домашнем, была перенесена на остров Голомянный, где продолжает работать до сих пор.

В 2006 году дума Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа постановила возвратить архипелагу прежнее название Земля Николая II, а также переименовать острова: Октябрьской революции — в остров Святой Александры, Большевик — в остров Святой Ольги, Комсомолец — в остров Святой Марии, Пионер — в остров Святой Татьяны, Домашний — в остров Святой Анастасии, Малый Таймыр — в остров Цесаревича Алексея. Но после слияния автономного округа с Красноярским краем законодательное собрание края не поддержало эту инициативу. Советские наименования остались.

Вера Кочина, 13.09.2010

 

Новости партнёров