Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Тимур Тамерлан — благодетель Москвы

Если бы не борьба между русскими княжествами за гегемонию, Москва, пожалуй, смогла освободиться от монгольского ига на сто лет раньше

Памятник Тимуру Тамерлану в Самарканде. В биографиях двух великих азиатских завоевателей — Чингисхана и Тимура было много общего. Но если Чингисхан не имел никакого образования, Тимур знал несколько языков, а также хорошо разбирался в искусстве и истории. Фото (Creative Commons license): Giorgio Montersino

Власть над миром

Созданная Чингисханом (1155–1227) и расширенная его потомками Монгольская империя (Эке Монгол улус, что в переводе означает «Великое Монгольское государство») была в XIII веке не просто сильнейшим государством тогдашнего мира. Простираясь от Кореи и Южного Китая до Новгорода и Болгарии, она впервые (и при этом единственный раз в истории) смогла объединить в рамках одного государства Китай и Восточную Европу, Евразийские степи, Кавказ и Иран. Монгольская держава обладала людским, экономическим и военным потенциалом, превосходящим все остальные крупные государства той эпохи вместе взятые. Это уникальный случай в истории человечества. Западная и Южная Европа, Индия, Юго-Восточная Азия, Северная Африка остались не завоеванными конными армиями Монгольской империи, но испытывали на себе ее давление и частично признавали ее верховную власть. Например, номинальными вассалами монголов были Византийская империя и царство Дайвьет. Это было мировое господство.

Однако во второй половине XIII века начались конфликты между потомками Чингисхана, выливавшиеся в грандиозные битвы, мешавшие продолжению внешней экспансии и подтачивавшие власть Чингизидов в покоренных странах. Большие западные уделы (улусы) империи превратились в почти самостоятельные государства. Крупнейшим из них был Улус Джучи, более известный как Золотая Орда. Русские княжества оказались частью этого огромного государства, простиравшегося от Болгарии до Иртыша. Его столица, стоявшая на Волге, — Сарай Берке — представляла собой большой и процветающий город. Тем не менее формально Золотая Орда все еще оставалась частью Монгольской империи и продолжала посылать символическую дань ее верховному хану в Пекин.

Однако с середины XIV века монголы стали терять свое господство над миром, причем число жертв и масштаб разрушений, сопровождавших этот процесс, были примерно такими же, как и столетием ранее — во времена завоевательных походов Чингисхана. Сперва рухнула власть Чингизидов в Иране, затем началось изгнание монгольской династии Юань из Китая.

Золотая Орда также погрузилась в глубокий кризис. Здесь обострилась борьба за ханский престол, негативные последствия которой усугублялись эпидемией чумы и природными катаклизмами. Порой в Орде имелось сразу два хана, каждый из которых претендовал на верховную власть, но реально контролировал лишь часть Улуса Джучи. В 1370-е годы в западной части Золотой Орды (к западу от Волги) власть к рукам прибрал темник Мамай (1335–1380). Он не принадлежал к роду Чингисхана и не имел прав на ханский престол. Поэтому Мамай правил от лица того или иного Чингизида, которого сам провозглашал ханом, а через некоторое время заменял другим. В такой ситуации русские князья — вассалы Орды — перестали регулярно платить дань. А московский князь Дмитрий Донской (1350–1389) даже осмелился на вооруженный конфликт с правителем доброй трети Улуса Джучи. В то же время западнорусские земли попали под власть Великого княжества Литовского, а потом и вошли в его состав, окончательно выйдя из-под контроля ханов.

Ослабла власть монгольских правителей и в Средней Азии, благодаря чему в области Мавераннахр (междуречье Амударьи и Сырдарьи с центром в Самарканде) появился правитель, который, подобно Мамаю, держал при себе местного хана как марионетку и самовластно правил от его имени. Он не был потомком Чингисхана, но был похож на него, ибо имел железную волю, блестящее чутье полководца и сердце, безжалостное к врагам. То был Тимур (1336–1405).

Сахибкиран

Тимур происходил из знатного рода тюрко-монгольского племени барлас. Официально он довольствовался титулом эмира, но льстецы называли его Сахибкиран, то есть «рожденный под счастливой звездой». Однако на самом деле удача не всегда улыбалась Тимуру. В молодости будущему завоевателю пришлось пройти через трудные испытания, а ранение в ногу навсегда сделало его хромым. Отсюда и происходит персидское прозвище полководца — Тимур-и-Ленг («Железный Хромец»), превращенное европейцами в «Тамерлан».

Соборная мечеть в Исфахане, XII век. За всю свою историю Исфахан был разрушен несколько раз. Но самый большой погром в нем учинили сначала монголы Чингисхана, а потом Тамерлан. Тем не менее, благодаря выгодному географическому положению, город быстро отстраивался заново. Фото (Creative Commons license): Ralf Schumacher Dresden

Однако в бесконечных боях Тимур приобрел бесценный опыт. В 1370-е годы, установив свою власть в Мавераннахре, эмир уже не знал себе равных в искусстве побеждать. Сахибкиран сформировал мощную и преданную ему армию. Ее ядро составляли монголы и тюрки из Мавераннахра, вместе с которыми к середине 80-х годов XIV века Тамерлан захватил окрестные области в Средней Азии и покорил Иран. Теперь армия Тимура была огромна, воины закалены во многих битвах и прекрасно вооружены, а дисциплина в их рядах ничем не уступала железному порядку в войсках Чингисхана. Это была страшная военная машина. На пути к новым завоеваниям она сокрушала войска противников и безжалостно опустошала непокорные страны. Так, при разгроме Исфахана — одного из крупнейших городов Ирана — было построено 28 башен из голов семидесяти тысяч убитых жителей.

В бою Тимур полагался не только на конных лучников и латников, но и на профессиональные отряды пехоты, защищавшей себя на поле боя огромными щитами. В случае необходимости могли спешиваться и конные тумены (отряды в несколько тысяч человек). Армия Тимура сочетала в себе прочную оборону с неудержимым напором. Войска Мавераннахра могли в течение битвы чередовать атаки с отступлением, не теряя строя и самообладания, что было редкостью для Cредневековья. На наиболее опасных участках действовали отборные отряды самых испытанных войнов-бахатуров, владевших всеми видами оружия. Доблесть, которую они демонстрировали в бою, была примером для остальной армии и повергала в уныние самых упорных врагов.

Но Сахибкиран был и расчетливым политиком. Используя смуту в Орде, он одной рукой подчинил принадлежавший ей ранее Хорезм (на севере современного Узбекистана), а другой помогал бороться за ханский престол одному из ордынских царевичей — Тохтамышу (?–1406). Железный Хромец не мог тогда и предположить, сколько хлопот в будущем доставит ему опекаемый Чингизид.

Коварство и неблагодарность

В то неспокойное время Тохтамыш имел мало шансов на захват ханского престола в Золотой Орде, но для его покровителя — Тимура — поистине не было ничего невозможного. Сам Тамерлан рассчитывал с помощью Тохтамыша обезопасить свои северные границы и распространить влияние вглубь Улуса Джучи. Поэтому он с завидным постоянством снабжал Тохтамыша деньгами и войсками для борьбы за власть. Но каждый раз незадачливый претендент на престол терпел поражения от своих соперников. Однажды после очередного фиаско люди Тимура едва-едва смогли найти Тохтамыша, жалко прятавшегося в камышах.

Но вот, наконец, удача улыбнулась Тохтамышу. В 1380 году с помощью людей Тимура он захватил столицу Орды. Правда, к западу от Волги хозяйничал Мамай, но везение новоявленного хана продолжалось. Примерно в то же время на Куликовом поле московский князь Дмитрий с пятнадцатью союзными князьями разбил Мамая. Куликовская битва была крупным сражением по меркам тогдашней Руси. Армии противников могли составлять 20–30 тыс. человек каждая. Громкая победа над татарским полководцем подняла авторитет московского князя. Но эта победа, как вскоре выяснилось, неожиданно обернулась против самого Дмитрия Донского.

Московский князь уже несколько лет не платил ордынцам дань и, видимо, рассчитывал на продолжение смуты в Улусе Джучи. Но после Куликовской битвы Тохтамыш, не теряя времени, напал на Мамая. Армия последнего перешла на сторону потомка Чингисхана. После этого бывший подопечный Тимура оказался полновластным хозяином всего Улуса Джучи и тут же предъявил Москве требование о выплате дани. В Москве, видимо, не представляли серьезность произошедших в Орде перемен и не спешили проявлять лояльность к новому хану. Тогда в 1382 году Тохтамыш с большим войском двинулся на Москву.

Дмитрий даже не пытался защищать столицу княжества. Вместе с семьей и боярами он покинул город. Князья, поддержавшие Дмитрия в борьбе против темника Мамая, не решились поднять меч на законного правителя Орды. После бегства московской знати оборону города возглавил один из литовских князей, служивших Дмитрию, — Остей. Но Тохтамыш пошел на хитрость. Затеяв переговоры, татары ворвались в город, сожгли и опустошили его…

Василий Смирнов (1858–1890). «Москва. Защита монастыря от войск Тохтамыша». Подосланные ордынцем в Москву нижегородские князья Василий Кирдяпа (1350–1403) и Симеон Дмитриевич (?–1401) гарантировали осажденным, что мирные инициативы хана — не уловка для усыпления их бдительности

От положения Москвы при Мамае не осталось и следа. Русские князья, включая сына Дмитрия Донского — Василия (будущего Василия I, 1371–1425), поехали на поклон к хану, как это происходило до смуты в Орде. Возобновилась исправная выплата дани. Казалось, лидерству Москвы среди восточно-русских княжеств пришел конец, тем более что Тверской князь Михаил (1333–1399) предъявил права на Владимирское великое княжество, принадлежавшее Дмитрию Донскому. Однако целью Тохтамыша было поддержание баланса сил среди вассалов, поэтому он сохранил Владимир за ослабленной Москвой.

Тохтамыш мог наслаждаться властью, которая досталась ему ценой унижений и многочисленных просьб к Тимуру о помощи. И вот тогда у хана началось «головокружение от успехов». Правители Орды традиционно претендовали на власть в Хорезме, Азербайджане и Северном Иране. Но в начале 1380-х годов эти регионы признали над собой власть Тамерлана. Тохтамыш и ордынская знать не пожелали с этим мириться. Назревал открытый конфликт между двумя государствами.

Зимой 1385–86 годов Тохтамыш вторгся в Закавказье и осадил город Тебриз (на севере современного Ирана). Это был один из крупнейших торговых центров в мире и одна из бывших столиц Монгольской империи. Своим богатством и числом жителей Тебриз тогда далеко превосходил крупнейшие города Европы. Город был сильно укреплен, но Тохтамыш, как и в случае с Москвой, вновь добился победы с помощью коварства. С огромной добычей татары вернулись на север. Победы, добытые с чужой помощью или путем обмана, буквально вскружили голову ордынскому хану, и он решил двинуть армию на Мавераннахр — в центр владений своего бывшего покровителя. Это было роковое решение.

Гибель империи

В 1387 и 1388 годах Тохтамыш с огромной армией дважды вторгался в Среднюю Азию, но ничего этим не достиг. В составе его войск были и русские, в том числе, вероятно, московские дружины во главе с князем Василием Дмитриевичем, который в 1389 году вступит на московский престол как Василий I.

Поначалу опытный Тимур ограничивался обороной, терпеливо собирая силы для ответного удара. Наконец в 1391 году он двинул свою армию вглубь Золотой Орды. Ее численность доходила по некоторым данным до двухсот тысяч человек, а возглавляли ее прошедшие огонь и воду темники и тысячники. Тимур сознавал, каким опасным врагом стал его бывший подопечный, и продвигался на север с осторожностью, опасаясь засад. Тохтамыш же решил измотать непобедимую армию Мавераннахра бесконечными маршами по степям. Эта стратегия много раз помогала кочевникам отражать нападения могущественных соседей. Но в войсках Тимура тоже было много номадов. Недостаток продовольствия они восполняли за счет охоты. Через несколько месяцев поисков, перейдя через реки Тобол и Яик (Урал), измотанные войска Тимура вышли к речке Кондурча (приток Волги) — туда, где была сосредоточена армия Тохтамыша. Оказалось, что Тохтамышу удалось собрать армию, сопоставимую по численности с войском Тимура. Помимо татар, в ней были черкесы, булгары и русские. Василий Московский был тоже вызван на помощь Тохтамышу, но неизвестно, участвовал ли он в сражении.

Великий князь Литовский Витовт привел с собой на Воркслу рыцарскую кавалерию, которая оказалась беспомощной перед легкой Ордынской конницей

18 июня 1391 года состоялась грандиозная битва при Кондурче. Обе огромные армии выстроились друг против друга. Вероятно, это было крупнейшее сражение, в котором когда-либо доводилось участвовать русским князьям. Тимур разделил войска на семь корпусов, три из которых находились в центре, создавая глубинную оборону с возможностью маневра резервами. Командование флангами он доверил сыновьям — Мираншаху и Умаршейху. Сам Тимур возглавил резерв, состоявший из двадцати кошунов бахадуров (отрядов отборных воинов по несколько сотен человек каждый). Необычным для татар Тохтамыша было то, что на флангах Тимура заняли позиции отряды пехоты, защищенной большими стационарными щитами и не дававшей зайти Хромцу в тыл.

Ордынцы яростно атаковали то один, то другой конный корпус Тимура, но стесненные или окруженные воины Мавераннахра спешивались и занимали глухую оборону. Тем временем другие конные отряды приходили им на помощь. В результате одной из атак Тохтамышу все же удалось прорваться в тыл к войскам Тимура, но навстречу хану двинулся со своим резервом сам Сахибкиран. В критический момент главное знамя Тохтамыша пало: по одной версии его захватили воины Тимура, по другой — знаменосец Тохтамыша предал своего хана. У ордынцев началась паника, перешедшая в беспорядочное бегство. Тохтамышу удалось скрыться, но его армия была разбита. Однако войска Тимура тоже понесли большие потери. Поэтому, захватив богатую добычу, он вернулся в Мавераннахр.

По-видимому, Тимур был уверен, что избавился от Тохтамыша. Но последний имел в своем распоряжении Поволжье и западную часть Золотой Орды. Улус Джучи был ослаблен, но продолжал существовать. Для восстановления своего пошатнувшегося авторитета среди вассалов Тохтамыш решил вознаградить некоторых из них за верность. Московский князь Василий за службу и щедрые подарки получил Нижегородское княжество, отобранное у местного князя — Бориса Константиновича (?–1393). Кроме того, хан взялся помогать Москве заново отстроиться после нанесенного ей ранее удара.

Кто решал судьбу Москвы

Через три года Тохтамыш решил, что может снова бросить вызов Тимуру. В 1394 году его армия вторглась в Азербайджан. Навстречу им выступила огромная армия Тамерлана. 15 апреля 1395 года на реке Терек произошло очередное грандиозное сражение. На этот раз у Тимура был ощутимый перевес в силах. К тому же, перед сражением войско Тохтамыша покинул один из ордынских правителей со своими людьми. Но уверенность в успехе чуть было не погубила центр армии Тамерлана. Увлекшиеся преследованием ордынцев, наступавшие были смяты отчаянной контратакой татар, а сам Тамерлан со свитой оказался в окружении врагов. Его бахатуры заняли оборону, прикрывшись татарскими телегами. Но вскоре на выручку стали подходить свежие силы. В конце концов ордынцы были полностью разбиты. Упустив шанс уничтожить Железного Хромого, Тохтамыш вновь бежал. На этот раз Тамерлан решил исключить потенциальную возможность возрождения Улуса Джучи. Его армии двинулись в разных направлениях, истребляя ордынцев и сжигая главные города, включая Сарай Берке. Это был смертельный удар для Золотой Орды, от которого она так и не смогла оправиться. Последний великий улус Монгольской империи уходил в прошлое.

После ухода Тимура против Тохтамыша выступили два ордынских князя-Чингизида — эмир Едигей (1352–1419) и Тимур Кутлуг, ставший в 1395 году новым ханом (правил 1395–1399). Бежавший в Литву Тохтамыш заручился поддержкой князя Витовта (1352–1419), большая часть армии которого состояла из русских дружин под командованием князей западнорусских земель. Эта армия была больше, чем у Дмитрия Донского на Куликовом поле, и литвин вынашивал амбициозные завоевательные планы. Но союзники были разгромлены в 1399 году Едигеем и Тимур Кутлугом в битве на реке Ворксле. Литва оказалась временно ослабленной, а между тем борьба за власть в Орде продолжалась.

В таких обстоятельствах в выигрыше оставалась только Москва (как уже говорилось, в конце своего правления Тохтамыш приложил руку к ее восстановлению). Между тем, Золотая Орда вскоре развалилась на отдельные ханства, что создало условия для освобождения Московского княжества от многолетнего татарского ига. Правда, из-за внутренних междоусобиц свободной Москва стала только при Иване III (1440–1505), в 1480 году. Но условия для этого возникли именно после того погрома, который учинил в Улусе Джучи Тамерлан. Так что можно сказать, что на берегах Кондурчи и Терека решалась судьба не только Золотой Орды, но и будущей столицы Руси.

Гур-Эмир (по-таджикски — «могила царя») — мавзолей Тимура Тамерлана в Самарканде (XV век). Внутри мавзолея находится могильная плита Тимура, сделанная из мрамора и оникса, но сама гробница размещена ниже, в подземном склепе. Гур-Эмир служил усыпальницей не только Железному Хромцу, но и многим другим представителям династии Тимуридов. Фото (Creative Commons license): Gustavo Jeronimo

Что касается Тимура, то его армады продолжали сотрясать своими нашествиями пространство от Индии до Эгейского моря и Египта вплоть до смерти полководца в 1405 году. Менее всего Сахибкирана интересовала судьба далекого северного княжества, которому он помог в будущем освободиться от ордынской власти.

Евгений Мирзоев, 02.07.2010

 

Новости партнёров