Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

«Почтенный город» в панораме

Несмотря на поражение в Крымской войне и сдачу Севастополя, России довольно быстро удалось вернуть себе статус великой державы. Прошло всего 20 лет, и на Черном море вновь появились русские военные корабли

В апреле 2010-го в Севастополе (название которого на древнегреческом языке означает «почтенный город») установилась хорошая погода. Позади суровая зима с –16 °С  без отопления, воды, электричества и разобранного промежуточными потребителями газа. Позади непременные бури, когда волны Чёрного моря захлёстывали колонну Памятника затопленным кораблям до самого орла. В марте засияло солнце и расцвёл миндаль. Севастополь сейчас — это чистая вода в бухте, ультрафиолет днём и тепло по ночам. Вода на 15 градусов холоднее воздуха: купаются немногие, и то из принципа или на спор. Отдыхающих — ни души. Самое удачное время, чтобы насладиться общением с севастопольцами, пройтись по историческим местам и посетить панораму «Оборона Севастополя», посвященную штурму 18 июня 1855 года, пока ее не запрудила  разноязыкая толпа.

Памятник затопленным кораблям — символ Севастополя. Он установлен на месте, где 11 сентября 1853 года корабли Черноморского флота были пущены ко дну, преградив громадному англо-французскому флоту путь на севастопольский рейд. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Севастопольская панорама. Батарея Сенявина. Жанр панорамы не предполагает композиционного центра, однако все обычно любуются работой артиллеристов батареи на правом фланге Малахова кургана. Вот орудие №1 откатилось после выстрела. Его удерживают с усилием, а матрос подваживает специальным рычагом — гандшпугом. Орудие №2 наводят — можно немного постоять, оперевшись на этот самый гандшпуг. Орудие №3 заряжают, и в этот момент позади него падает бомба. Матрос Трофим Александров, не растерявшись, заливает её ведром воды. Матросы (в белом) как прислуга орудий оказались просто незаменимы. Их ловкие и точные действия были впятеро проворнее, чем у обычных артиллеристов, в том числе и вражеских. Каждый матрос наделён индивидуальностью, их лица можно разглядывать очень долго и поражаться труду художников. Обмундирование воспроизведено точно, по рассказам очевидцев и консультантов. Но как же ликовал создатель панорамы Франц Алексеевич Рубо (1856–1928), когда у старика-инвалида отыскал настоящую зелёную матросскую шапку! Прикосновение к ней было ценней целого научного труда о морской артиллерии. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
 
Батарея Сенявина в наши дни. Недаром тут установили пушки: наверняка сказалась сила искусства. Орудия нашлись на Морском заводе, где использовались как причальные кнехты. Такое применение старым пушкам можно наблюдать и сейчас, например в Балаклаве.  Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Севастопольская панорама. Адмирал Нахимов (1802–1855). Стрелки на насыпи ведут огонь по французам, и в них самих летят пули. Но спокойно, как будто просто идёт дождь, наблюдает за происходящим адмирал в эполетах: он одиноко стоит слева от лестницы на башню. Нахимов стоял так, потому что знал: рядовые смотрят на него и не побегут, пока адмирал не дрогнет. Правда, 6 июня, в день изображённого на панораме штурма, Нахимов был в другом месте. Однако на первоначальном эскизе Нахимов изображался именно здесь. Любитель истории Николай II (1868–1918) — главный заказчик — приказал убрать адмирала, чтобы всё было правильно. В 1926 году нарком обороны Климент Ефремович Ворошилов (1881–1969) осмотрел панораму и посоветовал «сделать» безымянного офицера Нахимовым, чтобы было видно, как он командует штурмом. Что и было исполнено. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Восстановленная оборонительная башня Малахова кургана: вид с места ранения Нахимова. При воссоздании наполовину утраченной во время войны панорамы советские живописцы ввели фигуру Нахимова. Художественная правда перевесила исторический факт. Ведь адмирал часто стоял здесь, и через три недели после июньского штурма получил пулю в лоб как раз на этом месте. Когда Севастополь хоронил Павла Степановича, собралась огромная толпа, хотя в городе не было уже безопасного места. И враги в знак уважения к адмиралу прервали обстрел до окончания церемонии.  Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Памятник Владимиру Алексеевичу Корнилову (1806–1854) на Малаховом кургане. На том же Малаховом кургане был смертельно ранен друг и предшественник Нахимова — вице-адмирал Корнилов. Это он создал гарнизон из матросов и пехоты, окружил Севастополь бастионами и вдохнул в людей веру в то, что можно отстоять брошенный армией город. Собственно, приказа отстаивать Севастополь ему никто не давал. Корнилов имел полное право затопить флот и уехать. Не было бы тогда этого памятника, Лев Толстой (1828–1910) не назвал бы Корнилова «героем, достойным Древней Греции», а Севастополь не стал бы Севастополем. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Севастопольская панорама. Батарея Никифорова. На левом фланге Малахова кургана тоже разгорается бой: уже лежат под иконой первые жертвы. Девушка с коромыслом, которая поит солдат, — это Даша Севастопольская, Дарья Лаврентьевна Михайлова, которая на своё приданое оборудовала первый походный перевязочный пункт. При Рубо она была ещё жива, а в 1911 году даже снялась у Александра Ханжонкова (1877–1945) в фильме «Оборона Севастополя». Павел Петрович Соколов-Скаля (1899–1961), руководитель коллектива по воссозданию панорамы, добавил в 1953 году солдата, говорящего Даше комплименты. И недаром: после войны она вышла замуж за рядового, получила от императрицы в приданое 1000 рублей и открыла трактир в Бельбеке (ныне село Фруктовое на юго-западе Крыма). Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Памятник другой войны — 130-мм орудие с эсминца «Бойкий», подобное тому, что вело отсюда огонь по наступающим нацистам в 1941–1942 годах. Находится практически на месте батареи Никифорова. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Севастопольская панорама. Бой за батарею Жерве. Самое слабое место русских позиций —  тыл Малахова кургана — взят французской бригадой Ниэля. Зуавы уже водрузили трёхцветное знамя и стали поворачивать русские пушки на 180 градусов. Рота Полтавского полка и орудийная прислуга побежали с батареи, но их встретил начальник обороны Корабельной стороны генерал Степан Александрович Хрулёв (1807–1870, изображён верхом среди полтавцев). «Стой, братцы! Куда? Дивизия целая идёт на помощь, а вы бежите! Навались, братцы!» За генералом шла не дивизия, а рота Севского полка, но в штыковом бою важнее всего оказалось настроение. Вот-вот французы дрогнут и побегут. Штурм будет отбит по всем направлениям. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Доковый овраг, который бригада Ниэля перешла, чтобы атаковать батарею Жерве. Позже овраг стал называться Кладбищенской балкой: там возникло кладбище, на котором до 1960-х годов показывали могилу Даши Севастопольской. Теперь кладбище засыпано, на его месте стадион Морзавода. Где-то под ним похоронен один из организаторов белой Добровольческой армии генерал Михаил Гордеевич Дроздовский (1881–1919). Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Севастопольская панорама. Перевязочный пункт Николая Пирогова (1810–1881), вид на город и Лазаревские казармы. Николай Иванович — доктор в синей шапочке — добавлен в панораму только в 1953 году: ко времени штурма 6 июня он уже уехал из Севастополя в знак протеста. Его возмущало, что тыловики не организуют выхаживание прооперированных им раненых: из пятисот его пациентов с ампутациями выжило только семнадцать. Возможно, именно об этом он с пылом говорит фельдшеру Калашникову. Между тем солдаты так верили в его знания, что несли на перевязочный пункт оторванные руки и ноги: «Авось пришьёт Пирогов-доктор, и сгодится ещё наш брат солдат». Длинные корпуса с красными крышами на берегу бухты — это Лазаревские казармы, где жили матросы Черноморского флота. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Лазаревские казармы. Вид с Южной бухты. Справа — российская подводная лодка С-49. Казармы пострадали от бомб и ракет союзников, отстроены через 30 лет после Крымской войны. Потом ещё раз восстановлены после Второй мировой. Сейчас в основном корпусе помещается филиал Московского университета, а в других — административные службы Черноморского флота России.  Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
Крымская война закончилась запретом для России иметь военный флот на Чёрном море. Этот договор с «мировым сообществом» был забыт в 1870 году, как только прусская армия в два счёта разгромила французскую. Фёдор Иванович Тютчев (1803–1873) заметил тогда: «Как Господь на наших глазах мстит за Россию!» В самом деле, на Малаховом кургане за неведомую геополитику погибли отличные солдаты и офицеры, которые очень пригодились бы Франции для защиты родной земли. А Черноморский флот возродился, и по сей день в Южной бухте Севастополя стоят его боевые корабли. На снимке: СКР-810 (сторожевой корабль), прежде БПК (большой противолодочный корабль) «Сметливый» — «поющий фрегат», прозванный так за певучий звук работающих газовых турбин. Фото (Фотобиблиотека ВС): Михаил Шифрин
 

Подбор Альбомов, Михаил Шифрин, 16.04.2010

 

Новости партнёров