Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Заговоренные перекрестки истории

Если даже заговор и не достигает своей цели, само его раскрытие заставляет руководителей государства задуматься об адекватности своей политики


За два года, прошедшие после получения Алжиром независимости (1962), было предпринято шесть «больших» попыток покушения на жизнь генерала де Голля

У любого политического заговора есть два неизбежных порока. Во-первых, каким бы умным ни был его организатор, какими бы благородными целями он ни руководствовался, его идея всегда реализуется теми, кого Антуан де Ривароль (Antoine de Rivarol, 1753–1801) назвал «кровавым зверьем». Во-вторых, заговор всегда приводит к сокращению свобод. Группа заговорщиков изначально антисоциальна в том смысле, что противопоставляет себя всему обществу. Скрепленная причастностью к совершаемым преступлениям, эта группа сохраняет замкнутость после реализации своих планов. Обществу уже никогда не удается преодолеть разделение на причастных и не причастных, на «элиту» и «плебс». Кроме того, заговорщиками становятся люди особого психологического склада — авторитарные и решительные, всегда готовые к активным действиям в ущерб умозрению и рефлексии. И эти качества они, само собой, вносят и в систему государственного управления. Во всем остальном заговор представляется идеальным средством модернизации общества: это быстрый и эффективный путь прихода к власти новых сил. Если, по словам Маркса–Энгельса, революции — это локомотивы истории, то заговоры — это стрелочники на её пути. Пусть они непосредственно и не тащат на себе состав, груженный глобальными процессами развития цивилизаций, но зачастую предопределяют, по какому пути этот состав пойдет. Даже простое устранение того или иного политического лидера может в корне изменить ход истории. История, конечно, не знает сослагательного наклонения, но без помощи последнего ее невозможно понять. Совершенно очевидно, что она была бы иной, будь успешным, например, одно из покушений на Гитлера. Ее несомненно изменило и убийство императора Александра II (1818–1881), так и не успевшего даровать России конституцию.


Виктор Инер, 02.10.2009

 

Новости партнёров