Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Арктический брат Байкала

Озеро Таймыр подпирает горная система, а вытекает из него всего одна река

 

Бухта Ледяная. 30 июня. Льды у берега. Ото льда свободны лишь закраины. Фото: Игорь Поспелов

В моей домашней библиотеке есть книга Георгия Ушакова (1901–1963) «По нехоженой земле», изданная в 1953 году. Она посвящена одному из выдающихся событий в истории отечественной георграфической науки ХХ века — исследованию и картированию в 1930–1932 годах совершенно неизученного архипелага Северная Земля. В этой экспедиции, которую по трудности выполнения и масштабности задач можно поставить в один ряд с прославленными экспедициями Амундсена (Roald Engelbregt Gravning Amundsen, 1872–1928) и Пири (Robert Edwin Peary, 1856–1920), участвовали четыре человека: Георгий Алексеевич Ушаков, начальник экспедиции; Василий Васильевич Ходов, радист; Сергей Прокопьевич Журавлев, охотник и каюр (погонщик ездовых собак), и… кто же четвертый? В книге Ушакова можно найти только такие упоминания: «Мой спутник», «Мы провели съемку местности…». Кто же этот таинственный участник? Однако никакой тайны здесь нет. Четвертый член команды — это геолог и научный руководитель экспедиции Николай Николаевич Урванцев (1893–1985), который к 1953 году… ещё не был реабилитирован. Поэтому называть его фамилию «не рекомендовалось».

По следам «неназванного спутника»

Между тем, ко времени североземельской экспедиции Николай Урванцев был уже известным геологом. За три года (1919–1922) он стал одним из первооткрывателей уникального Норильского рудного района, давшего начало городу Норильску. В 1929 году, после завершения изучения геологии этого района, была организована экспедиция на север полуострова Таймыр: на реку Таймыру (ее делят на Нижнюю и Верхнюю Таймыру), озеро Таймыр и в горы Бырранга, о геологическом строении которых в те годы существовали весьма смутные представления. Единственным исследователем, побывавшим в тех местах, был Александр  Миддендорф (1815–1894), прошедший по реке Таймыре в 1842–1843 годах. Его многотомный труд «Путешествие на север и восток Сибири А. Миддендорфа» был, безусловно, научным подвигом. Изданный в Санкт-Петербурге в 1860 году, он считается классическим, однако сведения о геологии там приводятся довольно поверхностные.

Экспедиция Урванцева тронулась в путь из Красноярска 12 февраля 1929 года. До Енисейска по льду шел наезженный санный тракт, далее пришлось двигаться на нартах с запряжкой в одну лошадь. Дорога была очень тяжелой, часто приходилось идти пешком. 2 марта дошли до Туруханска, пройдя 980 км. От Туруханска до Дудинки было ещё 520 км, которые прошли за 11 дней. Таким образом, 1500 км от Енисейска до Дудинки Урванцев прошел за 25 дней. Но это был ещё только подход к цели! К Верхней Таймыре подошли лишь 5 июля. Здесь собрали взятую с собой лодку и к началу августа прошли Верхнюю и Нижнюю Таймыру, дойдя до Карского моря. 10 августа повернули обратно. 13 ноября вернулись в Дудинку. 21 декабря частично на санях, частично пешком добрались до Красноярска. На лошадях, оленях, лодках и пешком участники экспедиции прошли более 6000 км. В результате была выявлена очень сложная и интересная геология гор Бырранга.

Рельеф перераспределяет тепло: на северном склоне — снег, на южном — разнотравный луг. Фото: Игорь Поспелов

В 2004 году, через 75 лет после Урванцева, в этих краях побывала наша экспедиция — небольшая группа сотрудников Государственного биосферного заповедника «Таймырский». Наша цель — изучение природного комплекса участка, прилегающего к бухте Ледяной, куда входили горы, предгорья, межгорные котловины и дельтовая равнина Верхней Таймыры.

Биоритмы Таймыра

Озеро Таймыр иногда сравнивают с Байкалом. Так же со всех сторон света в него впадает огромное количество рек и ручьев, в первую очередь Верхняя Таймыра, Бикада и Яму-Тарида. Так же подпирает воды озера горная система: здесь это горы Бырранга. Так же вытекает из озера одна-единственная река — Нижняя Таймыра, впадающая в Карское море.

Нижняя Таймыра не имеет ничего общего со своей «старшей сестрой» — Верхней Таймырой. Урванцев считал, что это две разные реки и по внешнему облику, и по характеру, и по происхождению. Верхняя Таймыра — широкая, в сотни метров, равнинная река протяженностью свыше 567 км, со спокойным течением в низменных пологих берегах. Нижняя Таймыра, наоборот, сравнительно узкая, 100–150 м, типичная горная река длиной 187 км, на всем протяжении с быстрым течением, берега её высокие и каменистые. Верхняя Таймыра — река древняя, сформировавшаяся десятки тысяч лет назад, а Нижняя Таймыра — возникла сравнительно недавно.

Базовый лагерь был расположен на северном берегу бухты Ледяной — западного залива озера Таймыр близ устья реки Верхней Таймыры. В своей книге «Таймыр — край мой северный» Урванцев пишет: «Я решил… осмотреть западную бухту озера. Она была ещё заполнена льдом, который местами лежал даже на дне, так промерзла бухта. Мы назвали её Ледяной».

Так на карте появилось новое название. Впоследствии так же назвали и реку, впадающую в эту бухту. Позднее выяснилось, что бухта Ледяная фактически представляет собой озеро, поскольку в летние месяцы она отделена от основного бассейна Таймыра песчано-илистыми косами. Осенью бухта сильно мелеет, поэтому зимой промерзает до дна. Это связано со своеобразным гидрологическим режимом. Уровень озера подвержен сильным сезонным колебаниям, которые достигают 6 м. В результате площадь озера меняется от 4,5 тыс. км² в половодье до 1,2 тыс. км² зимой. Тот же биоритм свойственен и заливу Байкура-Турку в юго-западной оконечности Таймыра.

Таким образом, Таймыр в период большой воды по площади становится четвертым озером в России после Байкала, Ладожского и Онежского озер. Оно занимает тектоническую впадину, обработанную ледником, и фактически является гигантским заливом реки Верхняя Таймыра. Поэтому гидрологический режим озера совпадает с режимом реки, следствием чего и являются такие колебания его уровня. Средняя отметка высоты воды в озере — 5 м над уровнем моря.

Чего здесь больше — воды или суши? Район устья Верхней Таймыры — дельтовая равнина. Фото: Игорь Поспелов

Колебания уровня озера мы испытали на себе. В день заброски, 11 июня, как и в последующую неделю, в районе озера Таймыр ещё стояла зима. Удалось найти единственное свободное от снега пятно на берегу бухты на щебнистой террасе. Место показалось подозрительно низким, но выбирать не приходилось: для установки палаток и антенны были необходимы камни, так как в насквозь промороженный грунт было невозможно забить колья для растяжек. С 17–18 июня началось интенсивное таяние снега, и на льду бухты появилась вода. К 29 июня вода поднялась более чем на 2 м. Возникла угроза затопления лагеря, однако на этом подъем воды остановился. В начале июля она стала медленно убывать, и после 25 числа с водой у нас, наоборот, начались проблемы — у берега она была мутной из-за ила («кофе с молоком»). Чтобы набрать более или менее чистую воду, приходилось садиться в лодку и, отойдя от берега метров на пятьдесят, набирать её в канистру. В начале августа глубина прилегающей части бухты составила 30–50 см, и за водой приходилось ходить, увязая по колено (и выше) в иле. Снабжение лагеря водой превратилось в тяжелую физическую работу.

Граница мира мертвых

К северу от озера Таймыр располагаются горы Бырранга — «Нижний мир» в представлениях местных жителей. У Миддендорфа читаем:

Самоеды [ненцы] Таймырского края, дальше всех туземцев проникающие на север летом … сказали, что никто из них не доходил до соленой воды. Я убедился, что границу их странствований составляют: к западу от Таймырского озера горный хребет Бырранга, а дальше к востоку южный берег самого озера. За эти пределы … дальше 74¼° с. ш. — не преступает нога человека даже летом. «Камни там так остры, — говорил самоед Око, — что наша обувь изнашивается за один день. Там не растет мох для нашего скота; там голая мерзлая земля».

Работая в районе реки Бикады, мы нашли признаки присутствия оленеводов несколько севернее, но это не меняет сути дела.

Действительно, до 1950-х годов в горы Бырранга, за исключением долины Нижней Таймыры, которая уже была достаточно хорошо известна, и некоторых других участков, посещаемых геологами, работниками полярных станций и охотниками, нога человека не ступала. На физических картах, выпущенных в 1940-е и 1950-е годы, горы Бырранга наряду с плато Путорана представляли собой последние крупные белые пятна на территории России. Расположение высшей точки гор Бырранга — горы Ледниковой (1146 м) и ледника Неожиданный определили только в конце 1950-х годов. Характеристика, данная этому району Миддендорфом, была актуальна более 100 лет!

То, что местные жители в горах не бывали, видно из названий рек и озер: на юг с гор текут реки с местными названиями: Бикада-Нгуома, Боотанкага, Нюнькараку-тари, Малахай-тари и прочие, на север — Ленинградская, Неизвестная, Рыбная, названия которым дали геодезисты и геологи. Озера на юге имеют названия Кунгасалах, Сырутатурку, Арылах; на севере — Прончищева, Три сестры, Красное. Горы часто имеют плоские платообразные вершины. Средние высоты составляют 500–700 м. Самая высокая точка района работ имела отметку 357,6 м и располагалась в 17 км к северу от берега озера. На маршруте к ней мы прошли выходы разноцветных известняков, а непосредственно перед подъемом на гору встретили невероятно глубокий каньон.

Горы Бырранга зачастую имеют так называемую «столовую» форму. На вершинах — горные пустыни. Фото: Игорь Поспелов

Сюрпризы арктической погоды

Арктику нередко называют «кухней погоды». На Таймыре летом её «коронное блюдо» — ветер. Именно ветер, а не низкие температуры, создает наибольший дискомфорт. Ветер определяет «жесткость погоды». Так, морозная безветренная погода переносится гораздо легче, чем нулевая температура с сильным ветром. Важная особенность погоды в Арктике — её способность очень быстро меняться в худшую сторону. За многие годы работы на Крайнем Севере я неоднократно в этом убеждался. Приведу пример из собственной практики. Озеро Таймыр, 1 июля. При безоблачной штилевой погоде внезапно налетел ветер, в течение нескольких секунд достигший скорости 12–15 метров в секунду, то есть штормовой силы. Все это сопровождалось появлением низкой облачности, дождем и похолоданием. Ветер не ослабевал двое суток.

С той же проблемой столкнулся Урванцев, и именно из-за ветра на карте появилось ещё одно название — Бухта Ожидания. Вот записи середины августа 1929 года:

Озеро Таймыр встретило нас неприветливо … Северо-восточный ветер, перешедший в шторм, заставил нас искать укрытие. Пройдя километров десять, встретили небольшую бухточку и в ней укрылись в надежде переждать непогоду. Шторм бушевал три дня без перерыва … Когда шторм ослаб, мы покинули нашу бухточку, назвав её бухтой Ожидания.

В 1942 году здесь была основана полярная станция «Бухта Ожидания», одной из задач которой было обеспечение прогнозов погоды при перегоне американских истребителей с Аляски, поставляемых по ленд-лизу в СССР. Станция просуществовала до начала 1990-х годов, после чего, наряду с десятками других полярных станций, была закрыта, по сути — брошена. Это достойно сожаления не только потому, что составление прогнозов погоды сильно усложнилось. По моему мнению, такие музеи под открытым небом — памятники эпохе героического освоения Арктики — следовало бы беречь. Я с горечью отмечаю, что их остается все меньше и меньше, а ведь это одна из славных страниц нашей истории.

Первые норильчане

В настоящее время развиваются такие виды туризма, как экстремальный, семейный и познавательный. Так, существует тур, маршрут которого включает посещение полярной станции на мысе Челюскин и бывшего лагеря заключенных «Рыбак». Станция «Бухта Ожидания», обладавшая собственным паровым катером 1948 года постройки, гусеничным транспортом, собственной угольной копью (!), также была бы интересным объектом. В свое время, до широкого использования авиации, катер ходил по Нижней Таймыре до устья, где принимал груз у морских судов для снабжения станции. Увы, мы с горечью увидели, что почти все разрушено или сожжено. К счастью, были вовремя вывезены и сохранены архивы. Но это уже другая история…

Снег не покидает тундру и летом. Нежно белые головки пушицы издалека кажутся снежными островками. Фото: Игорь Поспелов

Время пролетает быстро, и 15 августа вертолет унес нас в Хатангу. Впереди предстояла обработка материалов, написание отчетов и статей, подготовка к новым экспедициям. А у Николая Урванцева в 1929 году впереди была ещё вся жизнь: экспедиция на Северную Землю, слава после её успешного завершения, новые экспедиции и открытия, тяжелые годы опалы, и опять признание и известность. Жители Норильска, города, возникшего во многом благодаря трудам Урванцева, хранят его память. Сохранен деревянный дом Урванцевых — один из первых в Норильске. Рядом, в специально возведенной кирпичной стене, замуровано две урны. На металлической плите надпись:

Николай Николаевич Урванцев
1893–1985
Елизавета Ивановна Урванцева
1893–1985
Первые норильчане
.

В анонсе статьи использовано фото Игоря Поспелова. В середине августа солнце уже заходит за горизонт. Озеро Таймыр в районе бухты Ожидания.

Михаил Орлов, 25.02.2009

 

Новости партнёров