Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

«Остров забытого времени»

Остров Чилоэ у южного побережья Чили относится к тем уголкам планеты, где жизнь течет в особом измерении…

Разноцветные постройки на берегу так же мало напоминают европейские домики рыбаков, как и вигвамы индейцев. Но и те и другие приходятся им прямыми предками. Фото: N. Seebach

Природа острова Чилоэ отличается редкостной нетронутой красотой. Местное население, именующее себя чилотами, обладает уникальной культурой и ведет необычный образ жизни. В чем причина такого своеобразия — в географической обособленности или в причудливости поворотов истории — сказать сложно. Все эти факторы действуют, а их последствия давно и тесно переплелись между собой.

Природа: неизменность со времен Дарвина

Остров Большой Чилоэ (Isla Grande De Chiloe) — центр архипелага Чилоэ в Патагонии у южного побережья Чили — невелик: его площадь составляет около 8 тысяч кв. км. Вытянутую форму острова (примерно 180 км с севера на юг и 50 км с востока на запад) подчеркивает горный массив, как будто разделивший остров на две части — и две микроклиматических зоны.

Часть, обращенная к Тихоокеанскому побережью, покрыта зарослями вечнозеленых смешанных лесов. Из-за теплого и влажного климата, а также изолированности этой территории, здесь сложился ландшафт со своеобразной флорой и фауной. Смешанные леса здесь имеют весьма «пестрый» облик — в них можно встретить и терпентинное дерево, и мирт, и лиственницы.

  
Раньше пуду был широко распространен в Андах Чили, в Западной Аргентине и на островах у Чилийского побережья. Сейчас он сохранился лишь в немногих приморских районах Южного Чили и на острове Чилоэ. Фото: J. Gedda

На острове обитает особый вид коричневых лис, горные обезьяны, чилийские длинноносые опоссумы-землеройки, карликовые олени пуду (самые маленькие в мире — их высота 35-45 см), певчие птицы, большие патагонийские дятлы — стук их клювов слышен на расстоянии 100 м и многие другие виды животных. На побережье и близлежащих островах — лежбища морских котиков, а также колонии пингвинов — здесь размножаются два вида этих птиц — пингвины Магеллана и пингвины Гумбольдта. В прибрежной гальке можно увидеть их гнезда и птенцов, сбившихся в «ясли» в ожидании родителей, отправившихся за прокормом.

В 1834 году во время кругосветного путешествия на «Бигле» в этих местах побывал молодой Чарльз Дарвин, описавший многие виды местных животных в своем «Журнале». Современные биологи отмечают, что с момента пребывания великого ученого ландшафт Чилоэ остался практически неизменен. Эта часть первозданной природы этих мест — нетронутой и тщательно оберегаемой — объявлена Национальным парком.

Разнообразная география этих мест благоприятна для самых разных видов туризма — от пешеходных прогулок и плавания на лодках к островам до конных походов и велосипедных маршрутов, ведущих к старинным испанским фортам, крепостям и церквям на западной части побережья.

Люди: жизнеспособность традиций

Климат западной части острова, обращенной к материку, много лучше. Именно здесь проживает большая часть населения. Здесь построены главные города острова – Анкуд и Кастро, а также множество мелких деревень. Берег изрезан следами ледников – словно норвежские фьорды в миниатюре. Горный хребет, расположенный посередине Чилоэ, укрыл побережье от ветров и создал «внутреннее море» — залив Корковадо. В нем находится множество небольших островов. Местами они располагаются столь близко друг к другу, что в отлив до них можно добраться пешком.

Европейцы впервые увидели Чилоэ в 1540 году с борта корабля. Восемнадцать лет спустя остров было объявлен владением Испании, а в 1567 нем был построен первый город — порт Кастро. Но добираться до маленькой колонии и поддерживать с ней постоянную связь испанцам было трудно, Чилоэ оставался «краем света», а после восстания индейцев мапучи на материке — и вовсе оказался в двухсотлетней изоляции.

  
Необычный мост через пролив Чакао соединяет Чилоэ с материком. ФотоAlvo

В течение XVI–XVII веков потомки испанских завоевателей и коренное население ассимилировались, причем традиции тех и других причудливо переплетались, но их отголоски и сейчас можно различить в образе жизни и мифологии современных чилотов. Иезуиты послали на остров специальную миссию, причем ее деятельность была здесь весьма эффективной: в XVII–XVIII веках чилоты имели репутацию самого грамотного населения в здешних краях. И несмотря на изоляцию остров оставался одним из форпостов испанского владычества в Новом Свете, пока в 1826 году здесь не установила свою власть молодая чилийская республика.

Благодаря географическому положению остров оставался в стороне от политических бурь XIX и XX столетий. Очевидно, поэтому здесь сохранились не только форты испанских завоевателей и старинные деревянные крепости, но и уклад островной жизни — неспешный, основательный, а жители Чилоэ и сейчас славятся гостеприимством и миролюбием, хотя их быт во все времена был весьма непритязательным.

Чарльз Дарвин писал в 1835 году: «Приход наших шлюпок был редкостным событием для этого тихого, уединенного уголка мира; почти все жители пришли к берегу поглядеть, как мы разбиваем палатки. Они были очень вежливы и предлагали нам свое гостеприимство, а один человек даже прислал нам в подарок бочонок сидра. Во второй половине дня мы засвидетельствовали свое почтение губернатору — тихому старичку, по своему облику и образу жизни вряд ли стоявшему выше английского крестьянина. Ночью пошел сильный дождь, но и он не рассеял плотного кольца зрителей вокруг наших палаток. Неподалеку от нас расположилось индейское семейство, приехавшее в челноке с Кайлена. Им негде было укрыться во время дождя. Наутро я осведомился у молодого индейца, насквозь промокшего, как он провел ночь. Он оказался вполне довольным и ответил: «Muy bien, senor» [«Очень хорошо, сеньор»]. Мне никогда не случалось видеть более любезных и скромных манер, чем у этих людей. Обыкновенно они, прежде всего, заявляют, что они бедные уроженцы этого места, а не испанцы, и страшно нуждаются в табаке и прочих предметах удовольствия».

Вообще, удивительна схожесть наблюдений наших современников и путешественников прошлых веков: все они писали о Чилоэ, как о месте, где времени как будто не существует — местная жизнь повинуется своему собственному ритму. Жаклин Винд, журналист и фотограф из Канады, в своем эссе назвала Чилоэ «островом забытого времени». Это, конечно, иносказание. А вот совершенно серьезные строки Дарвина, сделанные в позапрошлом веке: «Ни у кого нет часов, и одному старику, умеющему якобы правильно определять время, поручено наугад звонить в церковный колокол».

Повседневный быт островитян хранит самые яркие черты древних традиций. Более 30 000 жителей Кастро (одного из крупнейших городов Чилоэ) живут в палафитос — домах, построенных на сваях. Подобная конструкция жилища была распространена во многих приморских городах Чили в XIX веке, когда водное сообщение играло ведущую роль в торговой и транспортной системах. Входные двери (иногда с балконами) находятся прямо у воды, чтобы во время прилива можно было подплыть к дому прямо на лодке, в то же время сваи предохраняют фундаменты от влаги. По морским каналам палафитос часто перевозили с места на место, используя при этом в качестве тяглой силы волов.

  
Небольшой остров в заливе Корковадо во время отлива. Фото: Don Fulano

Раскраска палафитос в синий, желтый и розовый цвета, которая делает столь узнаваемым городской пейзаж Кастро, — дань традиции, органично сложившейся на Чилоэ: здесь всё — от бирюзового океана и холмов, покрытых изумрудной травой, до ярких цветов — всё, независимо от цвета, имеет насыщенный тон.

Деревянная «черепица», состоящая из длинных и узких дощечек, — еще одна характерная черта местных жилищ: она вошла в моду в середине XIX века благодаря немецким поселенцам в Чили: таким образом уроженцы Германии стремились придать элегантности своим новым домам. К тому же местное дерево алерсе (по свойствам аналогичное кедру), которым, собственно и облицовывают постройки, устойчиво к воздействию влаги и ветра.

На побережье залива, а также на островах есть поселения, где люди отказались от благ цивилизации, таких как например, электричество и живут, как и сотни лет назад, рыболовством, сбором устриц и водорослей. В местных деревнях сохранился древний обычай «минга»: сообща строить дом или выполнять сельскохозяйственные работы. Этот обычай распространен повсеместно не только как дань традиции, но и как свидетельство сохраняющегося «общинного» духа. Помощникам – соседям, родственникам или друзьям денег не платят, но обеспечивают пищу и вино.

Чилоты помнят множеств старинных кулинарных рецептов. Например, «куранто» – горячее густое кушанье из мяса, картофеля, злаков, рыбы, копченостей и т.д. здесь готовят на горячих камнях в углублении, вырытом в земле: ингредиенты выкладываются слоями и в процессе готовки пропитываются соками и запахами. «Ретименто» – целый ритуал готовки свежей свинины в котлах на открытом огне: жареное мясо, шкварки из свиной кожи и кровяные колбасы здесь запивают чичей – алкогольным напитком, который готовили еще индейцы. Сырье для чичи, также как и технологии ее приготовления в различных регионах Южной Америки различны: ее готовят из риса, кукурузы, сока юкки – в Чилоэ ее производят из яблочного сока.

Картофель – основа местной кухни: на острове насчитывается 286 его сортов. По многочисленным предположениям, именно Чилоэ является родиной «второго хлеба», но чилийские ученые ставят объективность выше патриотических пристрастий – и в качестве более обоснованных версий выдвигают происхождение картофеля из Перу, Аргентины или Боливии.

  
Деревянные церкви на Чилоэ строили без единого гвоздя, и теперь они взяты под охрану ЮНЕСКО. Фото: J. Gedda

Культура: свидетели прошлого и настоящего

Множество деревянных и каменных церквей сохранились в Чилоэ со времен испанского владычества. Можно сказать, что местную архитектуру создали те же иезуиты в XVII–XVIII веках. Их дело продолжили францисканцы в XIX столетии. Церкви, в которых красиво и необычно сочетаются готика и классические традиции, органично выглядят в природном ландшафте Южной Америки.

Деревянная культовая архитектура вообще уникальна для Латинской Америки – очевидно, на Чилоэ появление таких церквей связано с обилием дерева как строительного и отделочного материала. Кстати, деревянные церкви на Чилоэ построены без единого гвоздя – похожая техника применялась зодчими Руси.

Кстати, дерево активно используется и в современных интерьерах, не только в отделке дверных и оконных проемов, облицовке стен, но и в сочетании со стеклом и мрамором. Деревянные поделки (наряду с яркими и теплыми изделиями из шерсти) – знаменитые местные сувениры.

Мифология острова весьма причудлива: она еще раз демонстрирует живучесть языческих верований – может, потому что мифы близки мировоззрению чилотов. Местные жители рассказывают легенды про Трауко – уродливого карлика из леса, соблазняющего девушек, которые не в силах противостоять его магическим чарам. Камахуэто – бык-единорога, порошок из рога которого обладает волшебными целительными свойствами, но в больших количествах приводит к безумию. Василиск – хорошо знакомое по преданиям европейского Средневековья существо с головой петуха, проникающее в дом и вытягивающее здоровье из его обитателей. Калеуче – корабль-мираж с ведьмами на борту, завлекающими мечтающих о богатстве торговцев и превращающих несчастных в животных или деревья (есть мнение, что этот миф восходит к реально существовавшему датскому судну пиратов, терроризировавшем местные воды). Пинкойя – прекрасная морская сирена. Она наполняет сети рыбаков дарами моря и помогает потерпевшим кораблекрушение. Множество разнообразных ведьм умеют вводить людей в транс, превращать их в другие существа или предметы, причинять вред.

  
Обычно так называемые гигантские крылатые кальмары (Dosidicus Gigas) выплывают на поверхность лишь ночью. Фото: Mariscope Chilena

Причудливые мифы о страшных или забавных существах кажутся нелепыми, но действительность порой своеобразно подтверждает эти сказки, сложившиеся в древности. Так, в 2004 году гигантские прожорливые кальмары заполонили акваторию Чилоэ, устроив охоту на рыб: сотни головоногих буквально толпились у берегов острова. Облик этих огромных существ с метровыми щупальцами, клювоподобными мордами и глазами размером с тарелку, глядящими из морских глубин, вполне соответствовал местным сказаниям про морских чудовищ. Ужас, который они наводили на рыбаков, и изумление, которое испытывали ученые, вполне соответствовали эмоциям моряков прошлых столетий, видевших в неведомых силах океана игры сказочных чудовищ. Перевес сил природы, как в прошлые времена, был налицо: рыбаки остались без улова, а кальмары абсолютно не пострадали — в чилотской кухне их не используют.

Однако мифы — не единственная характерная особенность менталитета чилотов. Пожалуй, самая интересная черта их мировоззрения и образа жизни — это единение с природой, что само по себе делает человеческую жизнь яркой и подлинной. Как писал в книге «Дорога китов» уроженец острова Франсиско Колоане «в Чилоэ, где так изменчиво море и небо, каждый день непохож на вчерашний».

 

Ольга Наумова, 10.08.2006

 

Новости партнёров