Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Медитация на фумарольном поле

Чтобы увидеть Землю, как из космоса, хватит и поездки на Камчатку

 
Петропавловск-Камчатский окружают вулканы так называемого «Восточного вулканического пояса», тянущегося в северо-западном направлении на расстоянии 25 км от побережья Тихого океана. С юго-востока группу замыкает вулкан Козельский (потухший), с северо-запада находятся такие же потухшие вулканы Арик и Ааг. Авачинский и Корякский вулканы, стоящие в центре, — действующие. Фото автора

Раннее утро, Петропавловск-Камчатский, первый день хорошей погоды после длительного ненастья. Мы сидим на крыше котельной, перед нами, как на ладони, Авачинская бухта, а над ней — амфитеатром город. За городом медленно проявляются из тумана заснеженные склоны трех вулканов — Корякского, Авачинского и Козельского, а с другой стороны бухты открывается вулкан Вилючинский. Накануне мы ходили по городу и спрашивали прохожих: «Где тут у вас Авачинская сопка?» Нам очень охотно отвечали: «Да вот она! Только её облака закрывают!» А сейчас туман расходится, и на фоне синего неба вулканы предстают перед нами во всей своей красе.

На Камчатке можно увидеть и ощутить три стихии планеты Земля: вулканическую деятельность, нерестовый ход и океан. Соединение этих трех стихий на одном полуострове и создает ту фантастическую реальность, которая называется Камчаткой. Вулканическая деятельность — это внутренняя жизнь Земли, океан — внешняя, а нерестовый ход — их взаимодействие. Все вместе они создают странное ощущение, что с Камчатки планету Земля видно как изнутри, так и снаружи, как будто из космоса…

Фумарольная кухня

Кальдера вулкана Узон была первым местом, куда мы попали. Кальдера — это котловина, возникшая при обрушении верхней части вулканического конуса после излияния лавы и выброса рыхлых материалов. Кальдеры имеют круглую или овальную форму, достигают многих километров в поперечнике и обычно окружены невысоким хребтом — остатком обрушившегося конуса вулкана. Кальдера Узона имеет форму овала размером примерно 9×12 км. Сейчас активность Узона проявляется только в виде фумарол — это отверстия и трещины, из которых выходят горячие вулканические газы и пары.

Когда-то Узон возвышался более чем на 3 км, извержения его были часты и разрушительны. Но с тех пор прошли тысячи лет, и возникшая на его месте кальдера сама нуждается в защите от дальнейших разрушений. Фото автора

Кальдера Узона находится на территории Кроноцкого заповедника, поэтому режим пребывания здесь строгий. На территории кальдеры проложены деревянные дорожки-настилы. Ходить можно только по ним. И это оправданно, потому что действительно можно провалиться в кипящую грязь. Но правило, естественно, нарушается — разве можно пройти мимо вулканчика высотой по колено? Выглядит он совсем как настоящий, и из кратера идет белый дымок.

Грязевыми вулканчиками называются все крошечные вулканы, грязевые лужи, болотца и т.д. Деятельность их завораживает. Хочется смотреть не отрываясь на клокочущую поверхность, прорывающуюся пузырями и выплесками жидкости. Возле грязевого вулканчика можно сидеть часами, созерцая его деятельность и медитируя.

Выемка в земле похожа на высохшее озерцо, но её сероватая поверхность оказывается лишь коркой, покрывающей кипящую жижу. Через отверстия в корке жижа выплескивается на поверхность и застывает серыми кляксами. В одном грязевом вулканчике серо-голубая глинистая масса уложена кольцами наподобие улитки, а внутри колец более жидкая масса, бурля и пузырясь, создает разнообразные причудливые композиции, за что вулканчик получил название «Скульптор». Вообще эта часть фумарольного поля напоминает гигантскую плиту, на которой одновременно жарятся и варятся разнообразные блюда: здесь на сковородке шипит яичница, там пыхтит каша, тут булькает кисель, а рядом неуклюже поворачивается что-то тяжелое, густое, маслянистое. Может быть, соус? И кипит множество чайников: через маленькие отверстия выходят струи горячего пара.

На другом участке фумарольного поля — изобилие кипящих лужиц и горячих озер: от крошечных до больших. Мутная вода в них вскипает пенными бурунчиками. Сотрудники заповедника пользуются горячими озерами для приготовления пищи. Самое известное здесь — Банное озеро. Температура воды —  всего около +40 °C, поэтому в нем действительно можно мыться. Большая часть нашей группы не удержалась от соблазна и с удовольствием полезла в воду.

Грязевые вулканчики, кипящие лужицы и горячие озера допускают самое разное употребление: в них можно помыться, приготовить пищу, или помедитировать, сидя на берегу. Фото автора

А вечером над фумарольным полем видно множество столбов пара. Подсвеченные низким закатным солнцем, они слегка колышутся на ветру…

Земля гейзеров

Гейзеры — ещё одно проявление вулканической деятельности, а точнее, её затухания. Сейчас горячие источники — символ Камчатки, а ведь их долина из-за своей труднодоступности была открыта только в 1941 году. До этого здесь был известен только один гейзер — у реки Паужетки.

Из кальдеры Узона в Долину гейзеров ведет тропа через перевал. Идти недалеко, всего 8 км. Гейзеры протянулись примерно на 5 км вдоль реки в глубоком ущелье. Поэтому река и получила название Гейзерная. В её устье стенки ущелья наиболее высокие и очень крутые, это место так и называют — «Ворота в Долину гейзеров». В той части долины, которую мы видели, правый берег реки — терраса, а из крутого левого берега бьют гейзеры и пульсирующие источники. Выплюнув струю кипятка, гейзер переходит в фазу извержения пара. Интервалы между выбросами у гейзеров разные, от нескольких минут до 6 часов. Горячая вода стекает ручейками в реку. Долина издали напоминает деревню в морозный зимний день: пары горячих источников очень похожи на печные дымы, поднимающиеся вверх.

На Земле не так уж много мест, где можно такое увидеть. Крупные гейзеры есть в Исландии, США (Йеллоустонский национальный парк) и Новой Зеландии. Небольшие горячие источники известны также в Калифорнии, Японии и Тибете.

А ещё в Долине множество грязевых вулканчиков, кипящих лужиц и грязевых котлов. Я нашла одну лужу, в которой было два источника пузырей. Они как будто вели диалог. Один частил, вскипал быстро и мелко, другой выступал важно и солидно, словно долго собирался с мыслями, прежде чем плюнуть вверх струей густой грязи.

В Долине гейзеров, как и в кальдере Узона, проложены дорожки-настилы. Режим пребывания здесь более строгий, чем в целом в Кроноцком заповеднике, на территории которого она находится. Посещение Долины строго регламентировано. В 1970-е годы через нее проходил всесоюзный туристический маршрут и, по словам инспекторов заповедника, долину просто «затоптали».

Долиной гейзеров называют участок вулканической впадины, по которой течет река Гейзерная, впадающая в Тихий океан. У слияния рек Гейзерная и Шумная находятся 20 крупных термальных источников, температура воды в которых достигает 96–99 °С. Долина была открыта в апреле 1941 года научным работником Кроноцкого заповедника Татьяной Устиновой и проводником-ительменом Анисифором Крупененым. В год сюда приезжают более 3 тыс. туристов. Самостоятельный проход на территорию этого заповедника строго ограничен. Фото автора

Вулкан Карымский

Это один из самых активных вулканов не только Камчатки, но и всей Евразии. Его молодой конус вырос в кальдере более старого вулкана Двор. Диаметр кальдеры 5 км. Рядом находится Карымское озеро. Оно тоже расположено в кальдере древнего вулкана Академии Наук. Последнее извержение Карымского вулкана началось в 1996 году, одновременно из вершинного кратера и из кальдерного озера. Все живое в озере погибло.

Река Левая Жупанова, по которой мы сплавлялись, протекает в 20 км от Карымской вулканической группы. Конечно же, радиальный выход на вулкан был одной из главных целей нашего путешествия. Основная часть нашей экспедиции предпочла сплавляться дальше, и к вулкану мы отправились впятером.

Больше всего нас волновало наличие хоть какой-нибудь тропы. На Камчатке необходимо идти по тропе, иначе неизбежно придется продираться с рюкзаками сквозь стланик, что само по себе тяжело и утомительно, а скорость продвижения близка к нулю. Нам повезло — едва отойдя от реки, мы наткнулись на широкую тропу, утоптанную множеством медвежьих лап. Наверное, люди по этой тропе тоже ходят, но весьма редко.

Очень скоро мы стали замечать везде вокруг себя присутствие мельчайших частиц вулканического пепла. Тропа пересекала луг, и пепельные облачка поднимались из-под ботинок. Вода в кане и вымытая посуда сразу же покрылись сероватым налетом. От реки до Карымского вулкана мы шли полтора дня. Уже на подходе двигались по сухому руслу речки, стекающей с вулкана Двор. На второй день к вечеру вышли на борт кальдеры. Склоны Двора представляют собой шлаковые поля, засыпанные кусками породы и вулканическими бомбами; лишь кое-где сумели прорасти кустики травы. Вулканические бомбы — это куски застывшей лавы, выброшенные при извержении вулкана и принявшие во время полета в воздухе ту или иную форму. Сам конус Карымского высился из пропасти кальдеры, мрачный, темный, без какой-либо растительности на склонах. Единственным признаком активности был белый дымок, курившийся над кратером.

Мы поднялись достаточно высоко, видимость была хорошей, и окрестные хребты с правильными конусами вулканов четко вырисовывались на фоне прозрачного предзакатного неба. Правее вулкана между гор синело Карымское озеро. Очень хотелось заночевать возле него, и мы бодро двинулись по кальдерному гребню. По шлаковым полям идти было очень легко, но вскоре путь нам преградила стена стланика. Пришлось ставить лагерь. В конце лета здешние речки наверху пересыхают, и воду надо брать с собой. У нас её было мало, но мы не сомневались, что пойдет дождь и особых проблем не будет. Так и произошло.

 
Карымский вулкан — самый активный вулкан на Камчатке. Его высота достигает 1486 м, а возраст составляет 6100 лет. В ХХ веке он извергался 23 раза. Последнее извержение началось в 1996 году и время от времени продолжается до сих пор. Лава Карымского вулкана очень вязкая, так что ее потоки даже не всегда доходят до его подножия. Фото автора 

Однако завтрака с видом на вулкан не получилось. В густом утреннем тумане ничего не было видно. Мы отправились на поиски Карымских термальных источников. Идти по борту кальдеры через стланик было тяжело, пришлось спуститься внутрь кальдеры и идти по ложбине. Слева от нас был склон Карымского, а справа — борт кальдеры. А дальше началось самое интересное. Временами склон вулкана и борт кальдеры смыкались, образуя перемычку; преодолев её, мы попадали в ложбину, находящуюся ниже уровнем. По-видимому, низины между перемычками были пересохшими озерами. Некоторые перемычки оказались высокими и довольно крутыми. Всего мы насчитали их семь или восемь. В какой-то момент возникло ощущение, что они не кончатся никогда, что мы идем по замкнутому кругу. Наконец, с верха очередной перемычки мы увидели, что впереди заблестела вода реки Карымской. Спустившись вниз, мы довольно быстро обнаружили систему озер, покрытых красными водорослями. Вода в первом озере, к нашему разочарованию, оказалась холодной. Пошли вдоль берега и в конце концов нашли то, что нужно. Пока думали, стоит ли туда лезть, один из нас быстро разделся, плюхнулся в воду (глубина оказалась 30 см) и заорал от восторга так, что все остальные мгновенно последовали его примеру. Внизу, под слоем воды, были мелкие камешки и ил; чем глубже — тем горячее. Со дна поднимались пузырьки. Места с трудом хватило на пятерых, но как-то разместились. Если бы не запах сероводорода, который не всем по нраву, лежали бы там до полного изнеможения.

Весь день туман скрывал от нас вулкан. Обратно мы возвращались в полном «молоке». Шли по кальдерному хребту и ничего вокруг не видели. Но вдруг налетел ветер и разогнал пелену. Сразу появилось солнце и начался дождь. Сбросив рюкзаки, мы схватились за фотоаппараты. Карымский величаво возносился над туманом, заполняющим кальдеру. Из кратера поднимался светлый столб пара. Вся картина была обрамлена сверкающей радугой. Капельки воды и непрерывно меняющееся освещение причудливо разукрасили и Двор, и кальдерный хребет, и шлаковые поля… В полном восторге мы судорожно меняли объективы, стараясь запечатлеть самое интересное, забыв про фототехнику и открытые рюкзаки, оставшиеся под дождем. Эмоциональная фотосессия продолжалась минут двадцать, после чего все вокруг снова заволокло туманом.

Природная баня

Спустившись с вулканов, мы продолжили сплав по реке Жупанова. У впадения правого притока реки Дзендзур должны были быть термальные источники, но мы совершенно не представляли, где их искать. В этот день низкие облака висели почти до земли, скрывая от нас невероятно красивый заснеженный массив Жупановской сопки, которую мы видели издалека и очень хотели рассмотреть вблизи. Шел мелкий дождь, и было холодно. Горячие источники пришлись бы очень кстати. В устье Дзендзура мы увидели домики рыболовной базы, но решили плыть мимо. Однако рыболовы на базе отсутствовали, и нас пригласили попариться в бане. Термальный источник мы обнаружили тут же… за первой открытой дверью. Просто над ним был построен сруб, горячая вода заполняла его, образуя бассейн (3х3 м), и сливалась наружу по желобу. И сам желоб, и камни под ним были красно-оранжевого цвета — вода минеральная. Почти в центре бассейна со дна поднимался столб пузырьков газа. Там сидеть было особенно приятно.

Вообще, благодаря большому количеству термальных источников, путешествие по Камчатке получилось очень «чистым». При этом взятую с собой полиэтиленовую баню мы — пятеро банных фанатов — не использовали ни разу.

Продолжение следует...

Вера Кочина, 18.10.2008

 

Новости партнёров