Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<июль>

Путеводители

Восхождение вместо завтрака

Кайзера Вильгельма II даже горы Килиманджаро променяли на свободу

 . Утренний штурм стены Большого ущелья (Great Barranco Wall). Фото: Оксана Борц

(Окончание. Предыдующую часть читайте здесь)

Ущелье Барранко

В течение четвертого дня восхождения предстояло пройти 15 км от лагеря Барранко (3950 м) до лагеря Барафу (4550 м), огибая купол Кибо по Южному Кольцу.

Лагерь Барранко расположен в долине Большого ущелья (Great Barranco Valley). Его восточная стена возвышается над лагерем на 250–300 метров. Обычно для путешественников утро начинается с её преодоления. За это её ещё называют Стеной завтраков (Breakfast Wall). На первый взгляд она кажется почти отвесной, но карабкаться по ней не так уж и страшно, если не оглядываться. Это хоть и самый крутой, но все-таки не самый сложный участок маршрута. С Стены завтраков открывается завораживающий вид на все ущелье.

Когда-то, приблизительно сто тысяч лет назад, на западной стороне вершины Кибо произошел грандиозный обвал. В результате появился громадный обрыв, называемый Западным Проломом (Western Breach). Ущелье Барранко является его продолжением. В переводе с испанского языка barranco как раз и означает «обрыв, уступ», «каньон, ущелье с рекой». От него же происходит геологический термин — барранкосы. Это овраги, образованные эрозией почвы, рассекающие склоны вулкана от его вершины. Барранкосы обычно начинаются неглубокими рытвинами, которые по мере спуска вниз постепенно углубляются и расширяются, превращаясь иногда в глубокие ущелья. Начало ущелья Барранко далеко не маленькое, поэтому уже на высоте 4000 м оно достигает таких больших размеров.

Длинные языки ледников южного склона — Хайм (Heim Glacier), Керстен (Kersten Glacier) и Декен (Decken Glacier) — висят уже совсем-совсем близко. Здесь от тропы Южного Кольца по очереди ответвляются более сложные пути к вершине, проходящие по этим ледникам.

Вид со «Стены завтраков» на долину Большого ущелья. Фото: Оксана Борц

Точка решения

Выше 4200 м начинается царство высокогорной пустыни. Температура бóльшую часть суток не поднимается выше нуля. Здесь уже нет больших растений: только мхи и лишайники, облепившие черно-серые камни, выживают в этих местах. Такая растительность ещё больше подчеркивает мрачность и суровость вулканического ландшафта. Да ещё сильные ветры гонят прямо по поверхности влажные клочья облаков, придавая пейзажам уж совсем неземной вид.

После небольшого спуска в соседнее ущелье Каранга (Karanga Valley), где в последний раз на маршруте можно набрать питьевой воды, подъем становится более монотонным. Теряется ощущение течения времени и реальности происходящего. Как будто все это происходит в фантастическом фильме: чужая планета, чужой воздух, которым становится трудно дышать, трудно передвигаться, а идти нужно вверх, вверх…

Наконец-то лагерь Барафу, высота 4550 м. Очень многим это «наконец-то» облегчения так и не приносит. Чаще всего именно здесь, на этой высоте, на состоянии организма негативно сказывается недостаток кислорода в разреженном воздухе. Как следствие дает о себе знать горная болезнь: сильные головные боли, отсутствие аппетита, тошнота, тяжелое дыхание, бессонница. Усугубляет состояние и уже накопившаяся усталость. А ведь необходимо всего за несколько часов хоть немного восстановить силы, так как в эту же ночь и предстоит штурмовать вершину. Здесь и наступает для каждого самый важный, переломный момент. Нужно правильно оценить свое состояние, рассчитать силы, чтобы принять окончательное решение: идти на штурм или все-таки спускаться вниз.

Вулкан Мавензи и плато Седдл

Из лагеря Барафу при хорошей видимости открывается замечательный вид на вторую по высоте вершину Килиманджаро — Мавензи (Mawenzi). Она представляет собой комплекс острых пиков разной высоты, самые высокие из них — пик Ганса Майера (Hans Meyer Peak, 5149 м), пик Порчеллера (Purtscheller Peak, 5120 м) и пик Южный (South Peak, 4958 м). Мавензи — тоже вулкан. Полукольцо из его высоких пиков — это западная уцелевшая часть кратера. Его восточная часть была когда-то разрушена сильным взрывом во время извержения. Эта вершина сильно отличается от Кибо. Её очень трудно покорить из-за вертикальных стен и характера горной породы: между пластами застывшей лавы находятся слои рыхлого пепла. По этой причине пики Мавензи подвергаются сильной эрозии и разрушаются, а история покорения восточной вершины Килиманджаро отмечена многочисленными несчастными случаями. Ежегодно её покоряет лишь десяток опытных альпинистов.

. Предрассветная панорама. Слева — силуэт Стелла-Пойнт, в середине — пики Мавензи. Фото: Оксана Борц

Между Мавензи и Кибо простирается огромное седлообразное плато (The Saddle Plateau). Расположенное на высоте около 4500 м, оно занимает площадь более 3600 га. Это горная тундра, очень красивое, но жутковатое место. Тут и там случайным образом разбросаны конические маленькие паразитные кратеры, которых здесь около двухсот пятидесяти. Самые большие из них — Тройки, Средний Красный и Западный Холм Лавы. Как и на плато Шира (Shira Plateau), здесь — особенно в палаточных лагерях — хозяйничают грифовые вороны (Corvus crassirostris), но иногда на эти высокогорные просторы забираются и некоторые антилопы канна (Taurotragus oryx).

Штурм Килиманджаро

Итак, что же предстоит тем, кто решился идти до конца? После непродолжительного вечернего отдыха, во время которого мало кому удается-таки поспать на этой высоте, предстоит ночной штурм. От лагеря Барафу (4550 м) до пика Ухуру (Uhuru Peak, 5896 м) предстоит пройти семь километров, поднимаясь в основном по очень крутому склону, а затем ещё двадцать три километра спуска до лагеря Мвека (Mweka Camp, 3100 м). Обычно на штурм выходят между полночью и часом ночи, чтобы к рассвету успеть подняться к вершине.

В кромешной тьме, под звездным небом вереницы фонариков медленными змейками ползут по черным склонам вверх. Где-то внизу, как далекая галактика, светятся огни города Моши. Холодно, примерно минус пятнадцать градусов. Сильнейший ледяной ветер дует вдоль склона вверх, прижимая людей к камням. Кажется, что подъем будет длиться бесконечно, время останавливается или просто перестает существовать. И так до самого рассвета… «А настанет ли он?», — назойливо посещают голову мутные мысли… Но розовеющее предрассветное небо высвечивает край ледника и дает возможность убедиться, что конечная цель уже не так далеко. Вот и Стелла Пойнт (Stella Point) — это уже 5785 м. Далее подъем становится положе, но до пика Ухуру ещё около часа пути. Небо все больше светлеет, разгораясь на востоке, становятся хорошо видны верхние кромки ледников, каскадами уходящих вниз по склонам.

Очень странные эти килиманджарские ледники. Как будто кто-то огромным зазубренным ножом нарезал огромные куски «ледяного слоеного пирога» и разложил на темно-коричневой каменистой поверхности. И лежат они себе, как двадцатиметровые тюбетейки, прямо на сухой земле. Если бы земля была укрыта снегом, они выглядели бы более естественно, но снегопады в тех местах случаются все реже и реже. Когда первые лучи солнца коснулись вершины, эти по-антарктически голубоватые льды вдруг вспыхнули розовым светом. Длилось это чудо всего какую-то пару минут. Затем ледники вновь приняли свой естественный бело-голубой цвет.

  Первые лучи солнца на несколько мгновений окрасили верхний край Южного ледника в невозможный розовый цвет. Фото: Оксана Борц

Вулкан Кибо 

Центральной, самой высокой и молодой из трех вершин массива Килиманджаро является вулкан Кибо. Его мощный купол заканчивается большим плато овальной формы (2700 м в длину и 1900 м в ширину) — это кальдера старого кратера. Она имеет проломы, образованные потоками лавы в далекие времена извержений. Южная часть кальдеры выше, здесь и находится самая высокая точка Килиманджаро и Африки — пик Ухуру, достигающий высоты 5896 м. На вершине и на верхних склонах Кибо лежат несколько мощных ледников, они когда-то были гораздо больше и полностью покрывали вершину.

В середине кальдеры находятся два более поздних хорошо сохранившихся кратера: кратер Рейш (Reusch Crater) диаметром 1300 м и глубиной около 300 м, и небольшой кратер в его центре — Яма Пепла (Ash Pit) — диаметром 140 м и 130 м в глубину. Кибо — вулкан уже наполовину уснувший. Его современная активность ограничивается фумаролами, когда из трещин в кратерах ещё вырываются белые дымки и пары серы. Последнее крупное извержение было около ста тысяч лет назад. По местным легендам, 150–200 лет назад над Килиманджаро наблюдались большие выбросы дыма. Но точных данных нет.

Несколько фактов из истории восхождений на Килиманджаро

Первым из путешественников, кто поднялся по Килиманджаро на значительную высоту, был немецкий исследователь барон Карл фон дер Декен (Carl Claus von der Decken, 1833–1865). В ноябре 1862 года он достиг высоты 4300 м. Но решающий вклад в исследование вершины принадлежит немецкому географу и издателю из Лейпцига, Гансу Майеру (Hans Meyer, 1858–1929), который при поддержке государства организовал пять хорошо снаряженных экспедиций. Спутником Майера был австрийский альпинист из Зальцбурга Людвиг Пурчеллер (Ludwig Purtscheller, 1849–1900), преподававший гимнастику в одной из гимназий Австро-Венгрии. На тот момент Пурчеллер был одним из самых опытных альпинистов. В 1887 году Майер и Пурчеллер достигли края кратера на высоте 5500 м. Через два года, 3 октября 1889, альпинисты поднялись на ледник Ратцеля. А 5 октября покорили высшую точку, 5895 м, дав ей имя «Пик Кайзера Вильгельма» (в середине ХХ века пик переименован в пик Ухуру, что на языке суахили означает «свобода»).

С Мавензи Майер и Пурчеллер так же ловко справиться не смогли, и поэтому поднялись только на одну из самых низких его вершин. В 1996 году в Марангу ещё был жив их спутник из народа джагга — Мзее Лауво, которому было 120 лет. Благодаря исследованию Майера и других путешественников из Германии, большинство названий на Килиманджаро носят немецкие имена. Здесь увековечены известные ученые Дригальский (Erich Drygalsky, 1865–1949), Ратцель (Friedrich Ratzel, 1844–1904), Пенк (Albrecht Penk, 1858–1945), Хайм (Burkhard Heim, 1925–2001). Мавензи был покорен только в 1912 году альпинистами Клуте (Fritz Klute, 1885–1952) и Элером (Eduard Oehler).

 
Ледниковое озеро. Фото: Оксана Борц

Снега Килиманджаро

Изначально вся вершина Кибо была покрыта снежной шапкой толщиной более ста метров. Ледники тянулись вниз по склонам, формируя горные хребты морен (отложений, накопленных ледниками при их движении). Сегодня от ледников осталась лишь незначительная часть, покрывающая южные склоны горы на высоте 4000 м.

Некоторые ученые полагают, что вулкан снова разогревается и это ускоряет процесс таяния его снеговой шапки. Другие считают, что виновато в этом глобальное потепление. Есть и ещё одна версия. Её сторонники обращают внимание на то, что из-за вырубки леса у подножия горы формируется очень мало облаков, способных достигнуть вершины. Соответственно, снег над ледниками выпадает все реже и реже. На вершине Килиманджаро выпадает всего лишь 200 мм осадков в год, и этого недостаточно, чтобы компенсировать количество воды, теряемое во время таяния снегов.

Но какова бы ни была причина, ледники Килиманджаро в настоящее время, бесспорно, меньше, чем были в прошлом веке. За последние 80 лет их площадь сократилась на целых 82%. С 1962 года, когда на лед были нанесены специальные маркеры, его уровень понизился на 19 м. По прогнозам, если подобные темпы таяния сохранятся, Килиманджаро может полностью лишиться своей ледяной шапки всего через пару десятилетий. А ведь возраст этих ледников составляет примерно 11 тыс. лет. Обеспокоенность сложившейся ситуацией имеет отнюдь не эстетические причины. Дело в том, что ледники дают начало водным потокам, поддерживающим жизнь на склонах. Исчезновение ледников повлечет разрушение всей экосистемы и поставит под угрозу флору и фауну уникальных территорий.

Цель достигнута, теперь идти только вниз

Вдоволь насмотревшись на антарктические льды на вершине, можно всего за несколько часов пешком дойти до тропического леса. Лагерь Мвека, в который нужно спуститься с вершины, находится на высоте 3100 м, как раз у границы буйной экваториальной растительности. Здесь в последний раз на маршруте можно полюбоваться ледниками, из леса их будет уже не видно. На этом и завершается такой насыщенный пятый день восхождения.

На следующее утро остается только пройти 15 км по дождевому лесу до ворот Мвека (Mweka Gate). Если нет дождя, на это уходит всего три–четыре часа, в противном случае этот небольшой участок маршрута может превратиться в речку, и преодолеть его возможно в лучшем случае часов за семь–восемь. По завершении спуска тем, кто достиг пика Ухуру (5896 м), как подтверждение, выдается сертификат. Такой же сертификат (только уже с указанием соответствующей достигнутой высоты и места) выдается и тем, кто поднялся хотя бы до Стелла Пойнт (5785 м) или несколько выше. На этом килиманджарские приключения заканчиваются.

«Асанте сана!» («Спасибо большое!») самой горе и населяющим её мистическим силам за то, что позволили дойти до вершины и не только увидеть своими глазами часть её чудес, но и запечатлеть их на фотокамеру.

Оксана Борц, 25.08.2008

 

Новости партнёров