Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Две стороны одной столицы

Стена между греческой и турецкой частями Никозии становится все более прозрачной

Колониальная архитектура старой Никозии. Северян не может не удивлять наличие ставен, с помощью которых жители южных городов спасаются от излишков солнечного света. Фото: Дмитрий Виноградов aka ponaehal

Столица Кипра Никозия (или Никосия; греки называют ее Лефкосия, а турки — Лефкоса) — симпатичный, типично средиземноморский городок с интересной, как это водится, историей и необычным настоящим. Сегодня это единственная столица, которая по решению ООН разделена на две части, — киприотскую и турецкую. Разъединение как бы законсервировало Никозию в 1960-х годах. Грядущее воссоединение, несомненно, преобразит этот город, но и лишит его какой-то доли очарования.

На окраинах Никозия представляет собой суперсовременный город, где высотные дома из стекла и бетона перемежаются с пальмами. Здесь ничто не напоминает о конфликте греков с турками, скорее, наоборот, это пример грамотного использования иностранных инвестиций и прибыли от туризма. Исторический центр города намного интереснее, поэтому я отправился именно туда.

История

Никозия выросла на месте древнего города-государства Ледра. Впервые он упоминается еще в ассирийских документах около 672 года до н. э., где Ледру называют столицей одного из десяти кипрских царств, которое платило дань царю Ассирии Асаргаддону. Сейчас название «Ледра» сохранилось в наименовании главной улицы старого города. Это самое сердце Никозии, ее символ, поэтому неудивительно, что именно на ней первой 9 марта этого года были разобраны баррикады, разделяющие город на греческую и турецкую части.

По одной из версий, нынешнее название город имеет в честь Лефкоса, одного из сыновей основателя греческой царской династии в Египте Птолемея I Сотера (367–283 до н.э.). Когда-то сам Птолемей был полководцем при Александре Македонском и после его смерти отколол для себя кусочек огромной империи. Лефкос стремился расширить владения отца: в 280 году до н.э. он основал Лефкосию на месте древней Ледры, разрушенной в результате местных войн и землетрясений. Правда, по поводу происхождения топонима есть и еще одна версия: во времена Византии город назывался Лефконион — «тополиная долина».

Самые ранние постройки в городе относятся ко временам династии Лузиньянов (XII–XV века) — наследников крестоносца Ги де Лузиньяна (Guy de Lusignan, 1160–1194), которому Ричард Львиное Сердце (Richard the Lionheart, Cœur de Lion, 1157–1199) в 1192 году пожаловал остров. Например, это бывший собор Святой Софии — ныне мечеть Селимийе. В ту же эпоху город стал Никозией; по поводу происхождения этого слова достоверных версий нет.

Улицы Никозии снабжены специальными «подсказками» для туристов. «Подсказка» повторяет очертания цитадели в центре столицы Кипра. Фото: Дмитрий Виноградов aka ponaehal

Кстати, теперь историческое название Лефкосия постепенно возвращается в употребление. В официальных киприотских документах, картах и на табличках автобусов встречается именно оно. А вот в западных путеводителях все еще пишут «Никозия».

В 1489 году Кипр перешел под власть венецианцев. Они-то и оставили после себя самый впечатляющий памятник Никозии — крепостные стены длиной в четыре с половиной километра, которые опоясывают старый город Никозии. Венецианцы начали их строить в 1567 году, когда над Кипром нависла реальная угроза турецкого вторжения.

Крепость устроена в форме огромного круга с выступающими одиннадцатью крупными пузатыми бастионами в виде треугольников. Все бастионы отстоят друг от друга на равном расстоянии, а в высоту они достигают девяти метров — если смотреть сверху, получается что-то похожее на шестеренку или морскую мину в разрезе. Теперь бастионы засажены деревьями и превращены в площадки для прогулок.

Любопытно, что строили крепость по специальной технологии, учитывавшей появление к тому моменту пушек. Для этого стены сделали из земли, в результате чего они получились довольно толстые — 5–6 м, из пушки уже не пробьешь. Сверху стены облицевали каменными плитами. Цитадель когда-то опоясывал глубокий ров, который ныне засыпан.

Правда, эти меры не очень помогли — в июле 1570 года на Кипр вторглись турки под командованием Лала Мустафа-паши (ок. 1500–1580) и после двухмесячной осады взяли Никозию. Для сравнения: Фамагуста (город-порт на востоке Кипра) сопротивлялась пять месяцев.

4 июня 1878 года в Лондоне была подписана Кипрская конвенция, в соответствии с которой Османская империя была вынуждена передать Кипр под протекторат Великобритании. 1 октября 1960 года Кипр стал независимой республикой.

Крепость, поделенная надвое

По иронии судьбы или вследствие каких-то исторических закономерностей, но турки и во второй раз брали Никозию — через четыре века после первого. 20 июля 1974 года они заняли всю северную часть острова. По решению ООН Никозия была разделена ровно пополам. Граница проходит прямо по цитадели и старому городу, причем и цитадель оказалась разделена поровну — пять бастионов у турок, пять у греков-киприотов, и еще один контролируют войска ООН. Поэтому старые кварталы Никозии разделены блок-постами и баррикадами, что, впрочем, придает дополнительную пикантность прогулкам по городу.

Во времена венецианцев внутрь цитадели вели трое ворот — сейчас двое из них закрыты, а в старый город ведут обычные улицы, для прокладки которых в стенах пришлось сделать внушительные разрезы.

В восточной части крепости — Фамагустские ворота («Аммохостос»), которые ведут на восток острова, как раз в сторону Фамагусты. Они сохранились лучше всего. Фамагустские ворота были построены в 1567 году венецианцем Джулио Саворньяно (Julio Savorgnano), военным инженером и архитектором. Считается, что образцом послужили ворота Ханья на Крите. Фамагустские ворота отреставрированы, и в их помещениях проходят концерты и выставки.

В северной стене (это турецкая часть) — Киренейские ворота («Гирне»). Известно, что при венецианцах они назывались «Порта дель Проведиторе» — «ворота наместника». Они сохранились, но как ворота не действуют: англичане их заложили и снесли стену по бокам от ворот. Теперь они стоят как памятник на небольшом островке посреди улицы, а над их входом турки вырезали вязью изречения из Корана.

Пафосские ворота цитадели Никозии. Над воротами находится один из опорных пунктов ООНовских войск, но местные жители не обращают на солдат никакого внимания. Фото: Дмитрий Виноградов aka ponaehal

А в западной стене — «действующие» Пафосские ворота, которые ведут, соответственно, в сторону популярного у туристов города Пафос. Их как раз контролирует ООН, поэтому над воротами развевается ооновский голубой флаг.

Внутри цитадели, а также рядом с ней, и располагается самое интересное — старый город Никозии. Если не считать более древних вкраплений, то в основном старая Никозия состоит из типичной английской колониальной архитектуры XIX–XX веков — характерные двух-трехэтажные домишки, которые можно встретить хоть в Индии, хоть на островах Карибского бассейна. Очень много домов брошены: после турецкого вторжения греки из северной части Никозии бежали на юг, бросив свои дома, а турки, соответственно, в обратную сторону. И теперь эти дома никто не рискует занимать — вдруг прежние хозяева вернутся, и тогда скандала не избежать.

Из более приятных строений — собор святого Иоанна Крестителя. Он был построен на месте бенедиктинского аббатства, где, по преданию, хранился палец Предтечи. Согласно этому же преданию, в 1426 году эту святыню похитили разграбившие город мамелюки. А дошедшее до нас здание построено в 1662 году. Собор был центром киприотского православия. В нем сохранились фрески, рассказывающие об обретении мощей святого Варнавы, — именно после этого события византийский император Зенон (ок. 426–491) признал автокефальность православной церкви Кипра и здесь появился собственный архиепископ. Остается, правда, догадываться, где киприоты взяли эти мощи, которые и должны были доказать их право на самостоятельность.

Еще одно любопытное здание — дом драгомана Георгакиса Корнесиоса, официального переводчика и представителя турецких властей. Дворец считается образцом турецкой архитектуры XVIII века. Сначала Георгакис Корнесиос был переводчиком-посредником между турками и греками, затем собирал налоги, был светским представителем кипрских христиан в Стамбуле при дворе султана. А закончил, как и полагается коллаборационисту, плачевно — он пал жертвой придворных интриг, впал в немилость и был казнен в Стамбуле в 1809 году.

Ну а самый центр греческой Никозии — хорошо отреставрированный пешеходный квартал Лайки Йитония (Laiki Yitonia, «близкое соседство»), наполненный бутиками, ресторанами, кафе, мастерскими и сувенирными магазинами. Однако даже в таком умиротворенном месте постоянно натыкаешься на следы недавнего противостояния с турками — границу и буферную зону, проходящие прямо по пешеходной зоне.

Разделительная линия в Никозии выкрашена в цвета национальных флагов — в данном случае, греческого. Фото: Дмитрий Виноградов aka ponaehal

Граница

Границу здесь называют «зеленая полоса» — когда-то британские войска, на правах бывших колонизаторов взявшие греков-киприотов под свою защиту, на карте именно зеленым карандашом отметили, где пройдет буферная зона между греками и турками. Сейчас демаркационная линия представляет собой поставленные друг на друга бочки или бетонный забор. Забор и бочки покрашены в цвета греческого или турецкого флагов — смотря с какой стороны посмотреть. Сверху — колючая проволока. Прямо на «границу» или где-то рядом наклеены агитационные плакаты.

Рядом обычно небольшая будка, в которой скучает местный солдат или ООНовец. Солдат разрешает фотографировать «границу» и вяло протестует, когда фотографируешь его самого. Один солдат наставил на меня автомат и состроил зверскую гримасу. Но я ему не поверил — у меня было полное ощущение, что он так развлекается. Не очень-то весело сидеть в полной амуниции на средиземноморской жаре, да еще понимая полную бессмыслицу этого занятия: турки и греки давно не собираются друг на друга нападать.

Около «границы» брошенных домов больше — никто не хочет жить у «линии фронта». Сейчас, конечно, тут спокойно, да и саму «границу» вот-вот уберут. Но пару десятков лет назад это была действительно линия фронта. Турецкие и киприотские солдаты время от времени обменивались выстрелами, и тут легко можно было попасть под шальную пулю. Теперь в брошенные дома у границы постепенно возвращаются жители. Первыми, конечно, молодежь и богема, а там и более солидная публика подтянется.

Один из брошенных домов. Фото: Дмитрий Виноградов aka ponaehal

А пока «граница» давно стала для жителей Никозии плацдармом для самовыражения. Кто-то рисует пацифистские граффити и лозунги, кто-то — лозунги греческой патриотической направленности, а кто-то сохраняет чувство юмора даже в такой непростой ситуации. В глубине Никозии я наткнулся на кафе «Чарли Пойнт» — так назывался знаменитый пункт в Западном Берлине. Еще один магазин называется «Берлин», а магазин молодежной моды носит название-лозунг — «No border».

С турецкой части доносится пение муэдзина. Кое-где можно видеть турецкую территорию через колючую проволоку — одна башня превращена в кафе, там на пластиковых стульях сидят турки, пьют кофе по-турецки (точно такой же кофе в греческой части Кипра называется «кофе по-кипрски», а в Греции — «кофе по-гречески») и разглядывают прогуливающихся на этой части. Я помахал им рукой — они помахали в ответ.

К западу от цитадели организован один из КПП. На подходах к нему граффити и агитация становятся более серьезными и политизированными — турки и греки обвиняют друг друга во всевозможных зверствах и военных преступлениях. Впрочем, это не мешает грекам свободно прогуливаться через КПП в турецкую часть за дешевым трикотажем и одеждой. Обратно греки возвращаются с тяжелыми сумками.

Турецкая половина

Турецкая часть Никозии находится действительно в более запущенном состоянии — сказывается непризнанный статус Турецкой республики Северного Кипра. А занимаются тут турки своим любимым делом — торговлей: миновав КПП, сразу попадаешь на огромный рынок, примыкающий с турецкой стороны прямо к «границе».

Центр турецкой половины Никозии — площадь Ататюрка. Здесь когда-то находился дворец Палаццо дель Говерно, бывший резиденцией венецианских и оттоманских наместников. В центре площади высится любопытный памятник — так называемая «венецианская колонна». Колонна очень древняя: ее привезли из Египта римляне, и она стала частью одного из храмов в Саламисе, античной столице Кипра. В 1570 году венецианцы добавили на колонну изображение льва (символа св. Марка, покровителя Венеции) и поставили ее в Никозии в знак установления своей власти над островом. Правда, лев до наших дней не сохранился.

В турецкой части мечетей, понятно, побольше. И самые старые из них когда-то были церквями. Главная достопримечательность — мечеть Селимийе. Подобно знаменитой стамбульской Айя-Софии, эта мечеть была перестроена из Собора Святой Софии XIII века, заложенного в 1205 году католическим архиепископом Кипра Тьерри (Thierry, Archbishop of Cyprus). Собор строили так долго, что в целях ускорения работ папа римский Григорий IX (Gregory IX, ок. 1145–1241) в 1232 году был вынужден выпустить специальную буллу, в которой отпускал все грехи ее строителям. Этот собор долгое время был главным для династии Лузиньянов: здесь они короновались на царство и здесь же их хоронили.

В XIV веке собор грабили сначала генуэзцы, потом мамелюки, а когда остров захватили турки, они перестроили собор в мечеть — убрали все изображения людей, вынесли надгробия, построили два высоких и тонких минарета и установили михрабы, или, как их еще называют «ворота Рая», — невысокие ниши, обращенные к Мекке.

Некоторые бывшие христианские церкви теперь в турецкой части Никозии вовсе служат по другой «специальности». Например, из древнего католического храма Святого Георгия (XIV век) были сделаны турецкие бани Бюйюк-Хамам. Они функционируют в этом качестве до сих пор.

Фрагмент памятника, поставленного в Никозии в 1973 году в честь освобождения от англичан. Фото: Дмитрий Виноградов aka ponaehal

В турецкой части Никозии есть памятники, напоминающие о непростой и печальной судьбе турок, которые, по их мнению, и были истинными патриотами и жертвами в борьбе за независимость. Например, тут есть Музей национальной борьбы, посвященный борьбе турецких подпольщиков против «энозиса» — объединения Кипра с Грецией.

Еще более грустное место — Музей варварства. Так называется экспозиция в доме майора Нихата Ильхана, служившего в кипрском подразделении турецкой армии. Его жена и трое детей были убиты во время столкновений турок с греками в 1963 году — эти столкновения стали поводом для Турции ввести свои войска.

Сейчас Кипр медленно, но верно движется к объединению. Как сложится судьба исторических памятников Никозии после этого, сказать пока трудно; не исключено, что какие-то из бывших церквей снова примут верующих. Зная профессионализм и греков, и турок в деле туризма, можно предположить, что все памятники старины будут тщательно отреставрированы, а сама старая Никозия — подремонтирована и превращена в туристический аттракцион. Так что сейчас, пожалуй, самое время насладиться еще «старой» Никозией.

Дмитрий Виноградов, 04.06.2008

 

Новости партнёров