Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Дед Мороз из страны лопарей

На свете много добрых волшебников, которые приносят детям подарки на Новый Год, однако главный из них живет в финской Лапландии

  
Горнолыжный центр Пюхя в финской Лапландии имеет международную квалификацию Международной федерации лыжного спорта, поэтому здесь часто проходят розыгрыши Кубков мира и Европы. Вершины гряды сопок относительно невысоки — от 450 до 540 м, но на склонах Пухятунтури зафиксированы скорости спуска до 140 км/ч. Фото автора

Лапландия — загадочная северная страна. Страна саамов и оленей, Санта-Клауса и Снежной Королевы. А еще — пологих сопок и бескрайних просторов, искрящегося белого снега и таинственного северного сияния.

Лапландия растянулась почти на две тысячи километров: от северных фьордов Норвегии до российского Кольского полуострова, захватывая северные территории Финляндии и Швеции от Полярного круга до самой Арктики. Общая площадь региона — около 400 тыс. кв. км. Парадокс и загадка этой страны заключается в том, что у нее нет официальных границ. Есть народ, собственный гимн, национальный флаг, парламент, но территория этой страны распределена между несколькими государствами.

Так получилось, что саамы не создали своей империи. Они не нуждались в государственном устройстве, поскольку никогда ни с кем не воевали, не угнетали другие народы, а столетиями противостояли силам природы, кочевали вслед за оленьими стадами, занимаясь охотой и рыболовством.

Происхождение саамов (их называют еще лопарями или лаппи — отсюда и Лапландия) остается не вполне ясным. У них находят общие черты с прибалтийско-финскими и поволжскими, а также с уральскими народами. Наречие саамов принадлежит к финно-угорской языковой группе. Прародина финно-угров находилась где-то в бассейне верхнего течения Камы, а также Оки и в Приуралье.

Ученые считают, что саамы сформировались на севере Европы в результате смешения финно-угорского потока с Поволжья и дофинского населения. Формирование этноса проходило в период с середины I тысячелетия до н. э. до середины I тысячелетия н. э. В I веке, вероятно, именно саамов под именем феннов упомянул Тацит (Gaius или Publius Cornelius Tacitus, ок. 55 – ок. 120), который описал их как дикий кочевой народ, населявший территорию к востоку от Балтийского моря.

  
Министерство сельского хозяйства и лесоводства ограничивает поголовье оленей, удерживая их численность примерно на одном уровне — 200 тыс. голов. Хотя финские леса постоянно восполняются за счет новых посадок, ягель, которым питаются северные олени, восстанавливается очень медленно. Фото автора

Впоследствии саамская культура развивалась в изоляции от других народов. Вслед за мигрировавшими стадами диких северных оленей саамы постепенно уходили к побережью Северного Ледовитого океана на необжитые земли. Есть предположения, что кочевники отступали на север в том числе и для того, чтобы избежать уплаты дани, которой их облагали норвежцы, шведы, финны, карелы и русские.

Научное изучение саамской народности в России началось после создания Санкт-Петербургской Академии наук. В 1727-м, а также в 1771–1772 годах были организованы академические экспедиции на север. В 1867 году норвежские этнографы отправились в русскую Лапландию и Карелию и собрали там огромное количество предметов быта, сделали множество фотографий, записали сказки и песни. В 1927 году вышла книга Сергея Сергеля «Год кочевки с лопарями», написанная автором после долгого пребывания в группе финских саамов.

Сейчас в шведском городе Йоккмокке неподалеку от Музея саамов находится комплекс из пяти национальных парков. Сюда не пускают цивилизацию, и саамы могут жить, не меняя традиционный уклад жизни. Эта местность, так называемая «Лаппония», включена ЮНЕСКО в Список всемирного культурного и природного наследия. Чтобы попасть туда, туристам необходимо получить специальное разрешение в туристическом офисе Елливаре.

К настоящему времени саамы являются национальным меньшинством: в Норвегии проживает около двадцати тысяч саамов, в Швеции — семнадцать тысяч, в Финляндии — семь тысяч, а на Кольском полуострове в России, по данным последней переписи, всего около двух тысяч человек.

Лишь в 1956 году был создан Союз Саамов из пятнадцати членов (представители России входят в него с 1992 года). В 1974 году был основан Саамский институт, а в 1986 году 13-я Всесаамская конференция, прошедшая в шведском городе Оре, утвердила саамский национальный флаг и гимн. В 1990-х годах в некоторых районах Норвегии саамскому языку был придан статус государственного.

  
Норвежская Лапландия, Порсанген-фьорд, залив Порсанген. Дальше на север — только бескрайние воды Северного Ледовитого океана. Фото автора
 

Многочисленные легенды описывают Лапландию как землю холода и мрака, а саамов — как колдунов и предсказателей. Несмотря на то, что саамы были крещены в XV–XVI веках, языческая составляющая в их культуре до сих пор необычайно сильна. Центральное место в древней саамской культуре всегда занимал «волшебный барабан» — бубен. Его, как главный предмет исполнения религиозного культа, можно было встретить в каждом погосте. Бубну саамы приписывали различные магические свойства — шаманы с его помощью излечивали болезни, предсказывали судьбу и оповещали бога о жертвоприношениях. Бубен наследовался от отца к сыну и был настолько священным, что женщинам запрещалось даже касаться его. По мере христианизации саамов большинство шаманских бубнов, к сожалению, было утрачено. На сегодняшний день их сохранилось всего семьдесят один, из которых лишь три были найдены на территории финской Лапландии.

Возможно, это объясняется тем, что финская территория катастрофически пострадала в годы Второй мировой войны. Немецкие войска, отступая осенью 1944 года, сожгли всю Лапландию почти дотла.

Как и многие города северной Финляндии, Рованиеми (столица финской Лапландии) был разрушен в годы войны и позже восстановлен из руин. Поэтому сейчас он имеет современный и не слишком притязательный вид. Впрочем, туристы приезжают в Рованиеми главным образом потому, что якобы здесь живет настоящий Санта-Клаус. На этой истории стоит остановиться подробнее, потому как какая может быть Лапландия без местного Деда Мороза?

Баббо Натале, Фазер Кристмес, Ядо Коледо — братьев у Деда Мороза по миру много, и спор о том, чей Дед Мороз главнее, ведется давно, конца-края ему не видно. Затеяли этот спор скандинавы, уверенные в том, что настоящий Дед Мороз должен жить на севере, ближе к полюсу. На первых порах большую напористость проявили финны, убедив жителей многих стран, что настоящий Санта-Клаус живет именно у них, в Лапландии, и построив рядом с Рованиеми Арктический центр. Датчанам, естественно, было обидно, что их знаменитый соотечественник Ганс Христиан Андерсен поселил Снежную Королеву и Деда Мороза в финской Лапландии, но они нашли выход: построили ледовый дворец Санта-Клауса в Гренландии — величайшем полярном острове, принадлежащем Дании. Норвежцы тоже уверены, что их Дед Мороз — самый-самый, и по примеру соседей прописали его в «Рождественском доме» к югу от Осло. С не меньшим упорством отстаивали права на первостепенность своего Деда Мороза шведы, устроив его резиденцию неподалеку от города Мора.

  
Дом финского Санта-Клауса (Йоулупукки) в Рованиеми открыт круглый год. Туристы могут сфотографироваться с Сантой и занести свое имя в его список, чтобы он знал, куда прийти в Новом году. Фото автора

Вскоре в нешуточную борьбу за первородство Деда Мороза втянулись Германия, Америка и Россия. Чтобы выяснить отношения, установить иерархию и примирить, наконец, всех претендентов на звание родины Деда Мороза, в Копенгагене ежегодно проходит всемирный конгресс Дедов Морозов, но вопрос — кто же главный, по-прежнему остается открытым.

Принято связывать происхождение веры в Санта-Клауса со святителем Николаем архиепископом Мир Ликийских (St. Nicholas of Myra), жившим в Малой Азии в IV веке, защитником детей и милосердным человеком (на Руси он известен как Николай Чудотворец). Не совсем понятно, как к этому образу впоследствии присоединиись элементы рождественских народных верований, но известно, что белобородый Санта-Николаус в ярко-красном кафтане с подарками в мешке ежегодно появлялся в домах добропорядочных немцев уже в XVI веке. В Америке первым «упомянул» рождественского Деда писатель Вашингтон Ирвинг (Washington Irving, 1783–1859). В одном из детских рассказов Ирвинга Санта-Клаус появился на санях, которые тянула восьмерка северных оленей. Позже появились скандинавские Юлеманд, Юлениссе (Норвегия) и Юльтомтен (Швеция).

В 1927 году финский журналист Маркус Раутио в одной из радиопередач сообщил, что настоящий Дед Мороз — Санта-Клаус и его олень Рудольф Красноносый живут на самом севере Лапландии, вдалеке от оплотов цивилизации, в пещере сопки Корватунтури («корва» по-фински означает «ухо», «тунтури» — «сопка», получается «Ухо-гора»). Координаты этой горы: 68°05' с.ш., 29°20' в.д. Высота 482 м. Расположена она рядом с озером Локка, не доезжая 100 км до Ивало — в тех местах, где испокон веков селились саамы.

Предания саамов по этому поводу рассказывают много интересного. Например, есть в саамских сказках такой персонаж — чакли или чахкли. Маленькие гномы-тундровички, которые живут под землей, распоряжаются подземными богатствами и любят ездить среди карликовых берез на маленьких оленях. По одним данным, они передразнивают и будят по ночам людей, а по другим — они добрейшие существа, только очень обидчивые, если их обманывать. Кстати, есть на водоразделе Колы и Туломы возвышенность Чахкливыд, то есть возвышенность «Маленьких подземных Людей».

  
На переднем плане — сааамский шалаш, используемый во время кочевок. Его можно быстро установить в любом месте и накрыть оленьими шкурами. Чуть поодаль — зимняя хижина саамов, стационарное сооружение: дерн вместе с землей и травой укладывают уже с расчетом на всю зиму. Фото автора

Как бы там ни было, но финны сумели всех убедить, что один из этих гномов-тундровичков вырос неким волшебным образом до человеческого роста, надел красный кафтан и саамский остроконечный колпак, взял мешок с подарками, купленными на всякие подземные самоцветы, — и превратился в Санта-Клауса.

По дороге к Корватунтури (недалеко от Рованиеми) на Северном полярном круге летом 1950 года финны соорудили маленькую деревянную хижину — Резиденцию Деда Мороза. Дом снежного волшебника с каждым годом становился все более популярным у туристов, и в 1960-е годы здесь выросла большая деревня: сувенирные магазины, рестораны-кафе, и сама мастерская, где работает школа гномов (гномы учат детей мастерить всякие поделки). Там же можно передать письмо Деду Морозу или поучаствовать в выпечке имбирных пряников.

Кстати, о пряниках. Финская кухня получила серьезный удар в 2005 году, когда президент Франции Жак Ширак и премьер-министр Италии Сильвио Берлускони высказались о ней пренебрежительно. Но это произошло, скорее всего, потому, что столь высокие гости не посетили рестораны Лапландии. Жареная оленина в брусничном соусе, сливочный суп из лосося или нежное мясо белой куропатки вряд ли оставят кого-то равнодушным. К тому же в северных странах с их морозным климатом к еде относятся не так, как на юге Европы — еда должна в первую очередь насыщать, а уж потом доставлять удовольствие.

А удовольствие можно найти и в другом. Например, лапландцы очень боятся, что их гости замерзнут и не почувствуют тепла и сердечности хозяев. Поэтому всех, кто приезжает в Лапландию, отогревают всеми возможными средствами: без конца наливают горячий глинтвейн-грог и жарко топят сауны. Кстати, если во всей Финляндии на четырех финнов приходится одна сауна, то в Лапландии саун больше, чем финнов. После горячей парилки с березовым веником погрузиться в прорубь или поваляться в снегу — ни с чем не сравнимое удовольствие. Со снегом в Лапландии проблем никаких — зима продолжается больше полугода.

  
Национальный парк Оуланка на юге Лапландии — один из самых популярных финских заповедников. В Финляндии относятся к окружающей среды с вниманием и заботой, поэтому в этой маленькой стране тридцать пять заповедников. Фото автора

Кроме того, в Лапландии пять времен года: помимо лета, зимы, весны и осени, есть еще романтический камос (январь и февраль), или полярная ночь, когда солнце не поднимается выше линии горизонта. Многие считают камос суровым царством тьмы, но это несправедливо: день (с 10.00 до 13.00) всегда обозначен синеватыми сумерками, а снег хорошо отражает свет. Если же в небе появляется луна, то становится и вовсе светло. А еще вот как бывает в Лапландии — ночь вдруг расцветает неземной красотой северного сияния.

Северное сияние (Aurora Borealis) — один из самых живописных, волшебных, романтических и таинственных природных феноменов. В северной Лапландии его можно видеть едва ли не каждый второй день в году. В старину саамы считали, что это в небе искрятся клубы снега, взметнувшиеся от хвоста божественной лисы, бегущей за горизонтом. После того, как норвежский физик Кристиан Биркеланд (Kristian Birkeland, 1867–1917) провел долгие зимние месяцы в норвежкой Лапландии в хижине на вершине горы Хальдд, изучая этого странного атмосферного явления, подлинные причины северного сияния известны всем. Но все же, когда видишь на небе разноцветные яркие всполохи, хочется верить не в электроны и ионизированный газ, а в волшебную саамскую сказку.

Впрочем, сказки сказками, а лисиц в Лапландии действительно много. А еще больше — северных оленей; на одного лапландца приходится три оленя (двести тысяч оленей на семьдесят тысяч жителей). На фермах олени, как настоящие жители Финляндии, никуда не торопятся и катают на санках туристов безо всякого энтузиазма. Финны придумали аттракцион в стиле «зимнего Marlboro» — набрасывание аркана на северного оленя, загон его за ограждение и тому подобное — с этим легко справляются дети. Взрослым, освоившим элементарные навыки в управлении упряжкой, финны выдают «лицензию на управление оленем». На самом деле, в Лапландии надо выдавать «лицензию на управление среди оленей» автомобилистам — по дорогам ходит очень много диких оленей. Ездить надо медленно и осторожно.

Кстати, дороги в Лапландии шикарные, даже зимой — путешествовать на автомобиле очень приятно. Чем дальше на север, тем ниже вершины деревьев и тем более открытым становится ландшафт. Самый чистый в Европе воздух, широкие горизонты и необъятные просторы — мощное противоядие для тех, кто стесненно чувствует себя в мегаполисах. Можно останавливаться, оглядываться по сторонам, слушать тишину и наслаждаться дикой природой.

  
При въезде в Лапландию путешественника встречает удивительная композиция «Тихий народ», при виде которой возникают ассоциации с саами. Этот народ укрылся от цивилизации, существуя в гармонии с дикой природой крайнего Севера и уклоняясь от столь обычного потребительского отношения к ней. Фото автора

Административная единица Лаппи (гражданское название финской Лапландии) занимает треть всей территории Финляндии, но эта территория — самая малонаселенная. Можно сутки ехать по дороге и не встретить ни одного человека. Но возле шоссе №5, ведущем в Лапландию (между Куусамо и Суомуссалми), путешественника встречает «Тихий народ» — тысячеглавая композиция финского художника Рейо Кела. Дважды в год молодежная мастерская из соседней деревни переодевает и поправляет фигуры. Что представляет собой композиция и как ее понимать?.. Ответа нет. По замыслу художника, каждый зритель должен самостоятельно сделать выводы, найти свое решение очередной загадки Лапландии.

Николь Якутович, 31.12.2007

 

Новости партнёров