Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Пивной марш на лугу Терезы

Под радостные крики «O’zapft is’!» в Мюнхене начался очередной Октоберфест

  
В специальных павильонах во время Октоберфеста бывает довольно людно. Количество людей, приезжающих в Мюнхен на праздник, вполне сопоставимо с численностью населения города. Гостиницы заполнены до отказа, а билеты на открытие скупаются за несколько месяцев до праздника. Фото (Creative Commons license): Goetz A. Primke

В старые добрые времена, когда границы между Баварией и Пруссией проходили по совпадающему с руслами Майна и Дуная «экватору» белых сосисок, которые и по сей день едят только в Южной Германии, состоялся впервые этот праздник — Октоберфест (Oktoberfest).

Когда в 1810 году 18-летняя принцесса Тереза Шарлотта Луиза Фредерика Амалия (Therese von Sachsen-Hildburghausen, 1792–1854), третий ребенок в семье герцога саксонского Фридриха, давала согласие на брак с принцем Людвигом Баварским, она и не подозревала, что тем самым вошла в историю. Приготовления к свадьбе длились много дней. Один из унтер-офицеров королевской гвардии посоветовал отметить событие конными скачками. Предложение дошло до Людвига, заядлого всадника, которому идея чрезвычайно понравилась. И 17 октября 1810 года состоялись первые конные соревнования на большом зеленом поле у самого въезда в город Мюнхен. Луг с тех пор стал называться в честь Терезы — Терезиенвизе, а праздник на нем — просто Визе (ни один настоящий баварец не оскорбит свой слух названием «Октоберфест»).

  
Перед приехавшими на Октоберфест Бавария предстает в образе древнегерманской героини высотой в 20 м, да еще и стоящей на десятиметровом пьедестале. Фото: Александр Иванов / Terterian Verlag

Тереза практически только этим по-настоящему и знаменита. Она, правда, дала жизнь многочисленным детям (их у королевской четы было девять), делами которых, в основном и занималась.

Из-за Терезы не породнились Россия и Бавария: царь Николай I хотел выдать замуж дочь Ольгу за Максимилиана, одного из сыновей Людвига и Терезы. Однако Тереза решила судьбу сына по-своему, посчитав «русскую партию» не совсем достойной баварского трона. Королеве Терезе — немцы зовут ее даже матерью Терезой — Мюнхен обязан возникновением первого фонда «В защиту детей». И если бы не ее ранняя смерть от холеры 26 октября 1854 года (из-за этого даже был отменен Октоберфест), возможно, список ее добрых дел был бы значительно шире. Людвиг I, правда, горевал недолго. Похоронив супругу, он уже через два дня пустился в очередное путешествие.

Первая годовщина свадьбы венценосной четы отмечалась на том же поле, названном теперь в честь Терезы. Организатором праздника стало тогдашнее «Сельскохозяйственное общество Баварии» (Bayerische Wirtschaftsgesellschaft), которое воспользовалось моментом, чтобы продемонстрировать достижения в этой области. А дальше год за годом октябрьский праздник — Октоберфест (Oktober — октябрь, Fest — праздник) — повторялся, пока в 1819 году не было принято официальное решение, что он станет ежегодным. За всю свою историю Визен не состоялся 24 раза из-за войн, эпидемий и экономических кризисов.

Одним из самых грандиозных стал октябрь 1850 года. На поле Терезы была водружена колоссальная статуя Баварии работы скульптора Шванталера (Ludwig von Schwanthaler, 1802–1848), в честь которого позже назовут улицу неподалеку. Статуя эта уникальна: фигура составлена не из отдельных частей, а вылита по единой форме. Позже появилась ее живая копия — настоящая баварка, въезжающая на поле вместе с пивоварами в день открытия Визен.

В XIX веке баварцы еще не отличались умением организовывать праздники вселенских масштабов. Оно и понятно — вселенная заканчивалась на «баварском экваторе». На поле царил хаос. Каждая пивоварня устанавливала, где хотела, свою будку. Вокруг проходили импровизированные мероприятия: кто-то «на спор» взбирался на деревья, кто-то скакал на лошадях или занимался типичным баварским видом спорта — бросанием пустых пивных кружек, кто-то просто глазел на происходящее. Не всегда здесь продавались и жареные цыплята, без которых сегодня немыслим практически ни один павильон на лугу: первая будка по продаже кур-гриль была открыта только в 1841 году.

  
Жареная курица — непременная баварская закуска к пиву. Фото: Александр Иванов / Terterian Verlag
Да и с самим пивом дела обстояли неважно. Многочисленные городские пивоварни имели на Визе весьма скромные «представительства». Лишь в конце XIX века концепция пития пива была сформулирована и отрегулирована, и тогда появились аналоги современных огромных павильонов, а менеджмент Октоберфеста начал демонстрировать миру почти образцовую логистику.

В 1880 году на лугу стало радостно-светло — в город пришло электричество. Четыреста будок и палаток были залиты новым, необычно ярким светом: появилась возможность гулять до утра. Можете себе представить, что творилось 25 сентября 2007 года, когда на какое-то время с Терезиенвизе это электричество «ушло»?! Многочисленные радио- и телеканалы на протяжении нескольких часов вещали о том, что «бедные» посетители остались без горячего кофе и любимых хрустящих курочек. Кое-кто пророчит заметный рост рождаемости в июне 2008 года в странах-участниках Октоберфеста… А владельцы палаток озабочены потерей прибыли (в прошлом году в желудки посетителей попало целых 479 610 жареных птичек — и ни одной меньше! — под выпитые 6 100 000 л пива).

Но о каких убытках можно говорить, если уже за первые два дня Октоберфеста-2007 были побиты все предыдущие рекорды посещаемости. В первый день праздника павильон «Шоттенхамель» (Schottenhamel), в котором обер-бургомистр Мюнхена Христиан Удэ (Christian Ude) по традиции вбивает кран в бочку и первая наполненная кружка подается правящему министру-президенту Баварии (в этом году в последний раз эту роль исполнял уходящий с поста Эдмунд Штойбер; Edmund Stoiber), закрыли уже через двадцать минут после открытия по причине переполненности помещения. Обычаю вбивать кран почти шестьдесят лет: в 1950 году глава городской администрации Томас Виммер в 12.00 открыл бочку с пивом, впервые провозгласив непереводимую на русский язык фразу «O’zapft is’!» — о, цапфт ис! — примерно: «пробка пошла! Кран внутри!» С тех пор все городские бургомистры стараются продемонстрировать свое умение двумя ударами вбить кран в бочку с пивом. Как сказал нынешний обер-бургомистр: «Я в первый раз забил кран с семи ударов. Какой позор!»

  
Открывать праздник — дело обер-бургомистра. Христиан Удэ проделал это уже в пятнадцатый раз. Фото: Александр Иванов / Terterian Verlag
Октоберфест-2007 был открыт с третьего удара. И пивопитие началось. Уже через час после торжественного «крановбивания» были закрыты все палатки. Внутри и снаружи одновременно находилось почти полмиллиона человек, которые вливали в себя живительный пенящийся напиток по цене почти 8 евро за масс (стеклянная или керамическая кружка вместимостью один литр). Первый стеклянный масс, каким его знает современный «пивочерпий», появился на лугу уже в 1829 году, и сегодня почти везде пиво подается в стеклянной посуде, хотя есть любители пить пиво из керамики (только, конечно, не из «пластика»: такое не приснится баварцу даже в самом кошмарном сне!). Главное, что это именно масс, потому что пол-литра получить на Октоберфесте не удастся. Баварцы уже давно вывели свою формулу розлива пива: «Пол-литра — пруссакам и студентам».

Мюнхенское время делится на два сезона: до Октоберфеста и Октоберфест (Визен). Уже с раннего утра в первый день праздника желающие увидеть торжественный въезд пивоваров на луг занимают места в «первой линии» по маршруту красочной процессии. Возникла эта традиция тогда, когда мюнхенские пивоварни должны были выезжать далеко за черту города, где тогда находился луг. Пивовары, как могли, украшали своих лошадей и повозки. Началось соревнование: чья делегация самая красивая и представительная. Спор этот не закончился и сегодня. Вне его — лишь две фигуры, возглавляющие нынешние процессии, два мюнхенских символа — Киндл (сошедший с городского герба монах) и «Бавария», «ожившая» скульптура Шванталера, венчающая луг Терезы. Обер-бургомистр Мюнхена и министр-президент Баварии с супругами въезжают на луг также на повозках. Молодежь целуется, люди обнимаются — атмосфера будущего всеобщего братания зарождается здесь, на мюнхенских улицах под синим, как будто с открытки, баварским небом.

Толпы людей идут вслед за процессией на луг, где и начинается это самое большое, самое грандиозное, самое неповторимое совместное питие пива. Впрочем, будет неправильным не сказать, что на лугу нет других напитков, алкогольных в том числе. Но ничто не сравнимо с теми золотыми потоками пенящегося «августинера» или темного «францисканера».

Мы бы покривили душой, если бы стали утверждать, что на Визе нет пьяных. Они есть и их очень даже много. Окружающая луг зеленая зона предоставляет комфортные лежачие плацкарты для всех, кто «перебрал». Полиция смотрит на происходящее снисходительно: «Спи спокойно, дорогой товарищ! Протрезвеешь — сам встанешь!» Но при малейшем намеке на конфликт набежит целая армия полицейских: и в униформе, и в штатском. Ну, а за сохранность кошельков лучше отвечать, конечно, их хозяину: воришки приезжают сюда даже из других городов — ведь в конце концов это международный праздник.

  
Полицейские не портят людям праздник, а подчиняются его атмосфере. Удивительно, но на таком масштабном празднике работают всего несколько сотен стражей порядка. Фото: Александр Иванов / Terterian Verlag

Никто из тех, кто в это время оказался в Мюнхене, не пропустит и второй день праздника, когда по центру города проходит торжественное шествие групп в традиционных костюмах, настоящий парад наций, представителей многих европейских стран. Вот здесь участники не жалеют ни энергии, ни денег, чтобы продемонстрировать всем стоящим на обочине дороги зрителям свою принадлежность к своей Родине. Коренные баварцы идут в процессии деревнями. Эксперты уже издалека признают: эти — из Мозаха, а эти — из Мизбаха. Для всех остальных национальный мужской костюм складывается из кожаных штанов разной длины с подтяжками, белой льняной рубашки, жакета грубой вязки и, конечно, шляпы с кисточкой-пером (стоить такое перо может 1500 евро). Белые шерстяные носки с узором и гетры в холодную погоду завершают ансамбль.

Королю Людвигу I Баварскому, родоначальнику Октоберфеста, когда-то предложили примерить кожаные штаны. Он, предпочитая все французское, говорят, их надел и нашел этот свой баварский стиль весьма неплохим. Его потомок Принц Люитпольд уже предпочитал носить именно такую одежду, а нынешнее баварское дворянство (Принц Баварский) не «знает» светских «фирм», одеваясь исключительно в «трахт» (Tracht — национальный костюм).

  
Часть Терезиенвизе уставлена аттракционами. Кого не одолело пиво, может усугубить эффект с помощью карусели или американских горок. Фото: Александр Иванов / Terterian Verlag
В отличие от мужского костюма, который не отличается большим разнообразием, женский «дирндль» — это песня, это баварские «йодли» в обработке Вагнера, это мировоззрение нескольких поколений людей, устойчиво и упорно живущих на одном месте и не собирающихся открывать другие планеты. Поговорите с продавщицей «дирндль» в магазине. И если на вас нет юбки-колокола с передником, кружевной блузкой, открывающей красивое декольте, в которое так и просится заглянуть объектив фотоаппарата, вы уже для нее умерли. Да и что можно сказать хорошего, или о чем можно говорить с человеком без передника, являющегося настоящим ассоциативным миром для целой половины человечества, для ее сильнейшей мужской половины. Ведь если передник повязан справа — его обладательница сигнализирует: «Я другому отдана и буду век ему верна». Если слева: «Я свободна, мой друг, я свободна». Ну, а если посередине: «Я еще подумаю, что тебе сказать…»

Пиво льется, и без того прекрасное настроение улучшается с каждой минутой, необходимая теснота — в наличии. А вот и девушка с правильно завязанным передником и модным в нынешнем сезоне маникюром в бело-синюю шашечку (цвета баварского флага), которая спрашивает, как отсюда выбраться. Ну, как не помочь ей найти верную дорогу... Сначала можно предложить ей покататься на каком-нибудь головокружительном аттракционе — здесь их несколько десятков, на любой вкус, возраст и степень личного бесстрашия и отваги. Есть и «русское колесо», которое в России называют «чертовым». На Визен «Русский черт» — «постоянный гость» с 1925 года. Это — самый большой из подобных аттракционов во всей южной Германии: двенадцать гондол взлетают вверх на высоту в четырнадцать метров.

Потом, когда ваша спутница приклонит к вам свою закружившуюся голову, не упустите момента. Многие Визен заканчиваются прочными знакомствами и даже свадьбами. Октябрьский мюнхенский праздник, претендент на множество номинаций в книгу рекордов Гиннеса, может войти в нее и как самое большое и самое результативное в мире бюро знакомств.

Сегодня Визен — событие поистине европейского, если не мирового масштаба. Кто на нем не был, тот не знает баварскую душу. А я там был, и пиво пил...

Инна Савватеева, 29.09.2007

 

Новости партнёров