Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Не утонет корабль рогоносца-царя

С островом Крит, по форме напоминающим корабль, связано множество самых древних мифов и легенд. И у каждой из них есть здесь свой молчаливый каменный свидетель

  
Развалины дворца-лабиринта в Кноссе, памятника минойской культуры, которому уже четыре тысячи лет. Греческий миф рассказывает, что в нем был спрятан Минотавр. Фото автора

Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,
Тучный, от всюду объятый водами, людьми изобильный;
Там девяносто они городов населяют великих.
Разные слышатся там языки…

Гомер. Одиссея.

Казалось бы, какие тайны могут быть под этим ясным небом, где так точны, четки, ничем не замутнены линии пейзажа? Меж двух стихий — неба и воды — в вечной синеве лежит остров Крит, вытянутый, как корабль. В греческом языке остров носит женское имя — Крета. Первая его цивилизация древнее Древней Греции и связана с морем, кораблями, женщинами. Лишь смутные воспоминания о ней сохраняли гомеровские греки, мир прочно забыл ее на тысячи лет. Но остров-корабль всегда оставался в море — корабль царя Миноса, первого владыки морского.

Счастье жить

Крит — один из самых крупных островов Средиземного моря, и, находясь там, чувствуешь себя скорее на материке, чем на острове; в то же время его несложно объехать на автомобиле, за пару недель посетив все самые интересные его места. Индустрия туризма развита хорошо, а сельское хозяйство уходит корнями в догреческую древность. Здесь лучшее в Европе оливковое масло, которое давят тем же способом, что и многие тысячи лет назад, сохраняя все самое ценное, что дают здешние земля и солнце. Лежащий далеко в море между Европой, Азией и Африкой, остров омывается самыми чистыми средиземноморскими водами и ветрами. Даже пыль кажется невесомой, и обувь и носки остаются в течение дня такими чистыми, какими в мегаполисах не сохраняются и в течение часа.

Вытянутый, как корабль, остров располагает длинной береговой линией с разнообразными пляжами. На цветной песок или гальку вползают прозрачные волны яркого бирюзового моря. Олеандры, цитрусы, рыбацкие суда — все как везде в Средиземноморье. Но здесь свой стиль жизни, свое понимание ее ценности и содержания. Критяне живут дольше всех европейцев. Медики всего мира ломают головы, почему на Крите так редки сердечно-сосудистые заболевания и почти полностью отсутствуют онкологические. Критскую кухню можно рекомендовать в качестве образца системы здорового питания. Но, может быть, дело и в воздухе? В отсутствии загрязнений? В запахе ароматических трав и хвойных деревьев? И, может быть, в том, что критянин любит жизнь саму по себе, не думая ни о деньгах, ни о карьере, ни об успехе?

  
Матала — курорт на южном беруегу Крита, Ливийское море. Этим берегом остров обращен к Африке. В склонах бухты обнаружены следы неолитических стоянок и раннехристианских захоронений; в 1960-е годы тут, в пещерах, жили приезжавшие со всего мира хиппи. Теперь пещеры охраняются археологический службой Греции, и для того, чтобы их посетить, потребуется купить билеты. Фото автора
Пунцовая бугенвиллея на непорочно-белой стене, плакатно-голубое небо. Рыжие коты на узких улицах. Древние оливы. Ветер с моря. Неиспорченные нравы. Прилавки без присмотра: похоже, что островитяне не знают, что такое воровство. Козы на склоне. Мир вечен и неизменен. Некуда спешить.

Изменения приходят с восходом и закатом, со сбором оливок и винограда. Человек — все еще часть природы, и ритм его жизни следует солнцу, а не будильнику. Если критяне владеют какой-то тайной, то это способность наслаждаться самой жизнью, текущим мгновением. Счастье здесь и сейчас. Оно очень простое. Нужно только принять его.

Утром по длинному песчаному пляжу идет грек. Небо белое от света. Море — незамутненного цвета морской волны. Вдали в свете солнца белым огнем горят отключенные осветители ираклионского стадиона.

Достопримечательности

И дороги, и междугородное сообщение на Крите вполне отвечают современным требованиям. Без затруднений можно посетить его достопримечательности — от самого большого в Европе ущелья Самарья до единственного в Европе естественного пальмового пляжа Ваи, где снималась реклама «Баунти». Древние греки, не оставив на острове грандиозных памятников, не раз упомянули его в своей мифологии. Это постоянно повторяемые истории о Лабиринте, Минотавре, Тезее и Ариадне, Дедале и Икаре. Крит — родина Зевса, верховного бога древнегреческого пантеона: вам не преминут показать пещеру, где бог родился, — не очень, впрочем, большую и примечательную. Вслед за греками на Крит явились римляне, византийцы, венецианцы, турки; все они оставили тут свой след.

Маленькие церкви первых веков, монастыри, одетые в черное добродушные священники в очках, беленые стены, яркие цветы. На острове сложилась знаменитая критская иконописная школа. Крит — родина великого живописца Эль Греко: по-испански он — просто Грек, а в действительности — Доменикос Теотокопулос. Эль Греко родился в то время, когда остров принадлежал Венеции.

Венецианские памятники — маленькие гавани, маленькие многоэтажные дома с балкончиками, маленькая биржа, арсенал, крепость. Все это сохранилось в городах Ханья, Ретимно, Ираклион. Остров Спиналонга — венецианская крепость, где христиане еще полвека после захвата Крита турками продолжали выдерживать осаду. Спиналонга — тоже туристический объект. Толстые стены, разрушенные домики с балконами, увитые цветами, церквушка с бронзовым колоколом, цитадель. Катера один за другим доставляют туристов на экскурсии.

Кроме Эль Греко (Domenikos Theotokopoulos, El Greco, 1541–1614), Крит знаменит другими своими уроженцами: писателем Никосом Казандакисом (Nikos Kazantzaki, 1883–1957), автором «Последнего искушения Христа» и «Грека Зорбы», в экранизации которого также критянин Микис Теодоракис (Mikis Theodorakis, р. 1925) прославил танец сиртаки в своем варианте, и поэтом Одиссеасом Элитисом (Odysseas Elytis, 1911–1996), лауреатом Нобелевской премии.

  
Кносская фреска «Синяя птица». Фото автора

Держава Миноса

Не только пляжи, уникальный мягкий климат, делающий Крит единственным местом в Европе, где выращивают бананы, не одни лишь византийские церкви и руины прежней великой венецианской морской империи привлекают на остров туристов. Крит — центр одной из самых замечательных цивилизаций прошлого, открытой только в 1900 году. Смутные предания о могучей морской державе, которой древние Афины платили дань, о флоте, за 3 000 лет до н. э. будто бы выходившем в Атлантику, о запутанном дворце-лабиринте обернулись сенсационными находками.

Древний Кносс — огромный дворцовый комплекс, хранивший оружие и золото, не боявшийся врагов и не имевший оборонительных стен, впервые после многих тысячелетий открылся свету солнца. Это в центре острова, в 5 км от северного побережья и крупнейшего города Крита Ираклиона.

В Кноссе тихо. Многочисленные группы туристов неспособны нарушить эту тишину. Прозрачный воздух наполнен солнцем и хвойным запахом. Поют птицы. Цветные деревянные колонны многоэтажного дворца частично восстановлены в бетоне, на стенах — реконструированные фрески. Ни колонны, ни фрески не производят впечатления древних, но помогают представить, где что находилось и как выглядело. Подлинные фрески были найдены осыпавшимися и обожженными; очищенные, собранные по кусочку, они, несмотря на свой огромный возраст и превратности судьбы, не потеряли яркости красок и хранятся в Ираклионском археологическом музее, где собраны самые значительные памятники загадочной минойской культуры. (Правда, совсем недавно музей закрыли на реставрацию, и до октября 2008 года будет работать лишь временная экспозиция).

Загадочной, потому что эта культура, владевшая письменностью, не оставила нам многочисленных письменных памятников, которые можно было бы прочитать. Язык минойцев до сих пор не разгадан. Вероятно, у них были свои сказания, поэзия, хроники, быть может, священные тексты. Теперь мы можем лишь догадываться — по остаткам материальной культуры, по сохранившимся изображениям — об их образе жизни, религии, обществе.

Уже в II тысячелетии до н. э. люди Кносса знали водопровод, канализацию, даже ванны. Колонны Кносса восстановлены по фрескам, изображавшим, по всей видимости, заполненный зрителями театр; на большой мощеной площади — дворцовом дворе — проходили, вероятно, так называемые «игры с быком», акробатическое рискованное представление, в котором юноши и девушки совершали прыжки через бегущего быка. Возможно, именно эти игры послужили источником рассказа об обитающем во дворце-лабиринте кровожадном человекобыке Минотавре, в жертву которому посылали афинских юношей и девушек.

Игры могла иметь своих невольных жертв — не каждый сможет ловко прыгнуть через несущегося навстречу быка. Но искусство минойцев уникально: в нем отсутствуют сцены насилия, боли, смерти. Минойский мир предстает источником лишь красоты и радости. Чистые краски (минойцы писали в технике истинной фрески — по сырой штукатурке) прекрасно сочетаются с изяществом линий. Они не статичны, как современные им египетские. Нет в них, как в изображениях Египта и Ближнего Востока, и фигуры царя, превосходящей все прочие по размерам. Был ли вообще на Крите царь? Где же легендарный Минос, владыка морей? Известна лишь фреска, условно называемая «царь-жрец», или «принц лилий»: изящный длинноволосый юноша с тонкой талией, в пышном головном уборе, среди цветов.

  
Фест — второй по величине минойский дворец на Крите. Здесь найден знаменитый Фестский диск с загадочными письменами, расшифровать которые не удалось до сих пор. Фото автора

Может быть, там была царица? Нет, не одна царица: женские фигуры изображаются у минойцев обычно более крупными, чем мужские, более важными — это жрицы или, быть может, сами богини? У дам затейливые прически, украшения, открытая грудь, тонкая талия и пышные юбки. По всему видно, что женщины занимали в минойском обществе высокое положение, что опять-таки отличает его от соседних.

Второй по величине город-дворец древнего Крита — Фест, расположенный также в центре острова, но ближе к южному берегу. Фест более всего знаменит так называемым фестским диском — небольшой глиняной таблеткой с отпечатанными на ней деревянными или металлическими печатями знаками, что напоминает типографский метод набора. Нерасшифрованный текст диска остается наиболее дебатируемым древним текстом.

По легенде, царем Феста был Радамант, брат Миноса. Фест участвовал в походе на Трою, а затем был одним из самых значительных городов-государств дорийского Крита. Героем-эпонимом города был, видимо, Фест — сын или внук Геракла, убитый царем Крита Идоменеем. Отсюда родом и прорицатель Эпименид. Фест до 180 года до н.э. чеканил собственную монету. Среди почитавшихся в городе божеств — Зевс Велхан (имеющий своим прототипом, по всей видимости, юного минойского бога плодородия) и Лато Фития (Растительная).

Великий Крит сочетал утонченную культуру с властью над морями, его колонии простирались от Сицилии до Ближнего Востока, и разрушенная гомеровскими греками Троя принадлежала некогда минойцам. Морская мощь Крита была так велика, что его роскошные дворцы и города не знали защитных стен и каких-либо укреплений. Владыке морей некого было бояться.

Конец державы

Всему однажды приходит конец. В XV веке до н. э. произошло одно из самых катастрофических извержений вулкана, о каких мы знаем: остров Стронгили взорвался, поглотив города и оставив от себя лишь осколок — современный остров Санторин. От Крита до Санторина — 2–4 часа морем. Можно выехать утром и вернуться вечером, полюбовавшись на разноцветные домики, жмущиеся друг к другу на склоне, и заглянув в бездну с высоты красного вулканического обрыва. Можно даже опуститься под воду — к жерлу утихшего вулкана.

  
Крепость Спиналонга построена венецианцами, которым в то время принадлежал Крит. Когда турки захватили остров, христиане еще полвека продолжали удерживать морскую крепость, контролировавшую вход в залив Мирабелло. Позднее в заброшенной крепости находился лепрозорий. Городок жил обычной жизнью: были прокаженные булочники и прокаженные парикмахеры, а в церкви проходили венчания прокаженных пар. Фото автора
На краю погибшего острова существовал прекрасный город, облик которого известен нам по сохранившейся фреске. Город был не единственным и, вероятно, не самым крупным, но большая часть острова погрузилась на дно, поглощенная взрывом, сила которого была такова, что звук достиг Центральной Африки. Огромные массы пыли и пепла опустились на Крит. Цунами смыло оживленные порты. Но цивилизация Крита все-таки не погибла. Минойцы не раз восстанавливали свои дворцы и делали их еще краше. Но, видимо, истощились силы общества. Два века спустя на Крит пришли греки-микенцы (ахейцы), более грубые и менее цивилизованные, но они восприняли от Крита первые уроки искусства и письменности. Минойское письмо приспособили для нужд греческого языка, а сам минойский исчез — и имя его забылось. Знаки древнего языка разгаданы, но сам язык — нет; это как если бы мы читали написанные русскими буквами тексты на непонятном языке.

Катастрофа Крита, ушедшие под воду города — все это позволило связать минойскую цивилизацию с описанной Платоном Атлантидой. Хотя абсолютное большинство ученых придерживаются мнения, что Атлантида — литературный вымысел великого философа, нет лучшего кандидата на роль погибшей Атлантиды, чем исчезнувшая минойская цивилизация. Может быть, отголоски критской истории послужили исходным материалом для Платона. Когда-то Платон сам прошел пешком от моря до Кносса. Во всяком случае, в поисках легендарной Атлантиды на Крит прибыла в свое время экспедиция Жак-Ива Кусто.

Пусть даже не Атлантида, но всё равно минойская цивилизация, первая европейская цивилизация, занимает особое место в ряду древних цивилизаций мира. Кажется, что это единственная в мире культура радости и красоты. Спирали волн, колышущиеся лилии, обезьяны, собирающие крокусы, летящие дельфины, неизменные раковины и спруты, расцветающие цветами сосуды, изящные женщины и юноши — вечный праздник жизни. Изъеденные тысячелетиями бронзовые клинки хрупки и жалки, но золотые рукояти — в первозданном виде. Женское золотое украшение — две осы с тонкими минойскими талиями держат в лапках кусочек меда — символ творения. Тонкая ювелирная работа. Копию можно купить в многочисленных ювелирных лавочках Крита.

Да, современный Крит с его модными курортами весь наполнен следами прошлого. Но он продолжает жить и хранить тайну своего прошлого счастья и своего сегодняшнего счастья — любовь к жизни. Недаром Одиссеас Алепуделис, уроженец Крита, взял себе псевдоним Элитис, где корень — Эллас (Греция), элпида (надежда), элефтерия (свобода) и Элени (Елена, самая прекрасная женщина мира). О стихах этого лауреата Нобелевской премии Лоренс Даррелл сказал: «Это заклинание, они взывают к жизни тот нетленный греческий мир…». Крит остается этим нетленным миром. Корабль Миноса остается в море.

Инна Мухлаева, 06.08.2007

 

Новости партнёров