Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<март>

Путеводители

Минеральные объятья кавказских вод

Северные склоны Большого кавказского хребта кажутся совершенной заграницей, хотя и говорят здесь по-русски

  
Вид на Эльбрус с высот в окрестностях Кисловодска. Фото автора

«И о погоде на курортах СССР: …в регионе Кавказских минеральных вод +25°». Эта фраза из прогноза погоды, завершавшего программу «Время», запала мне в память с детства. Позже с кавказским регионом стали ассоциироваться боевые действия и контртеррористические операции. Изредка попадались сообщения об очередном удачном или неудачном восхождении на Эльбрус, а также о лавинах, оползнях и селях, сошедших в горах и предгорьях Кавказа. Наверное поэтому при выборе маршрута для очередного путешествия я обходила этот регион стороной. Впрочем, поездив по другими странам, я решила подышать целебным горным воздухом и полюбоваться пейзажами Кавказских Минеральных вод.

Горы просыпались вместе с пассажирами поезда. Сначала черные на фоне серого неба, они постепенно окрашивались в розовый цвет первыми лучами восходящего солнца и после принимали свой естественный окрас: зеленый с прогалинами черноты, коричневый… Эти горы уже не были похожи на те огромные отвалы горных выработок, что возникали вблизи железной дороги в шахтерском Донбассе, когда поезд Москва-Кисловодск шел по территории Украины. Горы, покрытые густой растительностью, первыми встречают гостей Кавказских Минеральных вод и формируют уникальную природу региона.

Кисловодская крепость

Вулканы, проснувшиеся в этих краях двадцать миллионов лет назад, образовали «архипелаг» скалистых островов из семнадцати гор-лакколитов, в которых зародилось большинство минеральных источников региона. А их на площади в две тысячи квадратных километров насчитывают более сотни, да еще и тринадцати различных типов. Целебные свойства этих вод были издавна известны местным жителям и открыты для остального мира в XVIII–XIX веках, когда в этих краях была построена Азово-Моздокская оборонительная линия, крепости и казачьи станицы. Толчком к развитию курортов стало строительство железной дороги. Не знаю, как поднимали тяжелые поезда на высоту около тысячи метров над уровнем моря в конце XIX века, однако в начале века XXI пассажирские поезда из Минвод в Кисловодск на малой скорости тянут специальные тепловозы, сопровождаемые опытной бригадой машинистов.

  
Очередная вешка маршрута в курортном парке в Кисловодске. Фото автора
Крепость Кисловодск, построенная в 1803 году по высочайшему указанию Александра I при кислых колодцах в долине ручьев Ольховка и Березовка и упраздненная сто лет спустя, сегодня является краеведческим музеем Кисловодска и практически вливается в его курортный парк. А сам город из Кисловодской слободы, возникшей вокруг оборонительного сооружения, стал популярным курортным местом. Сюда приезжают попить «Нарстанэ» — напиток легендарного племени великанов нартов, погулять по курортному парку и подышать чистым воздухом гор.

Оказалось, что в парке размечены маршруты разной сложности и протяженности, и всякий раз можно найти что-то новое. Парк был заложен в 1823 году и постепенно разрастался, о чем свидетельствуют памятные знаки. Они встречаются в зарослях травы, если ненароком отклониться от основного маршрута прогулок. В Нижнем парке (высота 861 м) можно попить воды в Нарзанной галерее, приятно посидеть на набережной реки Ольховки или посмотреть в гладь рукотворного Зеркального пруда. Подняться повыше — и перед тобой Красные камни, Долина роз и Храм воздуха. Отсюда в хорошую погоду просматриваются Эльбрус и горы Главного Кавказского хребта.

Самое интересное начинается еще выше. Впечатляющее зрелище открылось из вагончика, за несколько минут поднявшего меня на высоту 1158 м, — вершину Синих гор. На разноцветный лес внизу, на лежащие внизу как на ладони парк и санатории, Кисловодск и его окрестности можно смотреть часами, каждый раз замечая все новые и новые подробности. Например, туристическую тропу внизу или возвышающиеся вдали горы Малое Седло и Большое Седло, к которым ведет петляющая в отрогах Джинальского хребта дорога.

Пройтись пешком по десятикилометровой тропе решаются немногие: дорога ведет по гротам, созданным совместными усилиями природы и человека, проходит через обвал (табличка «Проход закрыт» никого не останавливает) и множество ручейков с вкусной горной водой. Выбравшись по тропе на склон гор, можно увидеть и, при желании, подняться на гору Малое Седло. Это отнимает много сил и времени, однако когда цель достигнута и взята высота 1325 м, о чем гласит геодезический знак, чувствуешь себя покорителем вершин. Отсюда прекрасно виден Эльбрус, он лежит как на ладони — от Кисловодска до высшей точки Кавказа «всего» 65 км по прямой. Вокруг — ни души, и только хищные птицы парят в вышине, высматривая добычу.

Если же вырваться из объятий минеральных ванн и кисловодского парка, то Северный Кавказ приоткрывает свом тайны. Так, вблизи Кисловодска, но уже на территории Карачаево-Черкессии, находятся Медовые водопады. В моей памяти невольно всплыли воспоминания о Рейнском и норвежских водопадах. Однако пять водопадов, расположенных в ущелье реки Аликоновки, не походили ни на что из ранее виденного. С высоты восемнадцати метров в ущелье падает Большой водопад — речка Эчкибаш, приток Аликоновки. Более полноводный — Жемчужный водопад — обрушивается с высоты шесть метров. Эти потоки воды дополняют несколько мелких водопадов, затем они объединяются и оглашают округу потрясающим шумом воды. Если оторваться от шумных групп туристов, толпящихся у кромки воды, и подняться наверх, то взору открываются горные долины, на которых пасутся лошади.

  
Древний аланский храм у поселка Нижний Архыз на правом берегу Большого Зеленчука. Фото автора

Местные обычаи

Путь из Кисловодска в сторону Тебердинского заповедника неблизкий. Дорога постепенно поднимается вверх и петляет по узкому ущелью реки Подкумок между скалами из известняков и песчаников и, наконец, выбирается на вершину Марийского перевала (Гум-Баши). С высоты 2070 м над уровнем моря открылась великолепная панорама Эльбруса и гор Кавказа, окрашенных лучами утреннего солнца. Дальше путь проходит по берегу реки Мара, начавшейся у перевала. Дорога нависает над ущельем реки и петляет по серпантину, проложенному по краю Скалистого хребта. Опасная для автобусов трасса проходит через высокогорные аулы Верхняя и Нижняя Мара, где, кажется, вопреки воле природы, люди живут, выращивают скот и собирают неплохие урожаи овощей.

Местные дома, особенно в мусульманских селах — иллюстрация пословицы «мой дом — моя крепость». Защищенные от посторонних глаз высокими заборами и глухими воротами, участки действительно представляют собой маленькое укрепление. Говорят, что такие традиции остались со времен татаро-монгольского нашествия. На участке можно увидеть только крытый двор и печные трубы на крыше дома: их число подтверждает деление жилища на мужскую и женскую половины.

Стоит отметить трудолюбие жителей этих мест. Относящиеся к различным этническим и языковым группам, исповедующие разные религии, жители горных сел и аулов сумели сохранить уклад жизни своих предков. Как и прежде, мужчины верхом отправляются на лето в высокогорье пасти скот. Бредущие по дорогам стада создают пробки: коровы, лошади и овцы спасаются на продуваемых ветрами шоссе от гнуса и мошкары. Как утверждают местные водители, животные с пониманием относятся к гудкам машин и неторопливо отходят в сторону, на обочину, чтобы пропустить транспорт, а затем сразу же вновь занимают проезжую часть.

За хозяйством и домом остаются следить женщины. Они же во многих селах занимаются торговлей: магазинчики с ассортиментом стандартной московской палатки встроены в глухие заборы, а импровизированные кафе под навесом расположены во дворах. Здесь можно отведать шашлык или традиционную кавказскую лепешку с мясом или сыром (хычин), которую приготовят при вас. И хотя вблизи нет ни одного санитарного инспектора, в таком хозяйстве мне не раз приходилось видеть жесткое разделение труда: один человек готовит, другой стоит на раздаче, третий производит расчет. Обязательные одноразовая посуда и салфетки, рядом алюминиевый рукомойник, чтобы помыть руки.

  
Склоны Домбая на высоте 2500–3000 м почти круглый год покрыты снегом . Фото автора
Еще одно занятие для женщин — вязание. Исходным материалом служит шерсть овец, что пасутся в горах, и коз, скачущих по лугам вблизи селений. На шерстяных рынках около ходовых туристических мест продают и тоненькую кофточку из козьего пуха, и плотный теплый свитер из овечьей шерсти. Расхваливая свой товар покупателю, женщины одновременно вяжут следующий свитер или прядут шерсть.

Главный Кавказский хребет

…Горы и снег оказываются под ногами на Домбае. Поднявшись с помощью канаток на вершину горы Мусат-Чери (3012 м), буквально за час переходишь из лета в зиму. Здесь даже в июне одни туристы катаются на лыжах, а любители позагорать скидывают одежду, чтобы принять солнечную ванну. Глаза начинают болеть даже в солнцезащитных очках, однако оторвать взгляд от вида Главного Кавказского хребта, над которым возвышается гора Домбай-Ульген (4046 м), практически не возможно.

Чтобы добраться до подножия самой высокой горы Кавказа и России — Эльбруса, от Кисловодска до вершины которой по прямой менее 70 км, требуется несколько часов. Горы становятся все ближе после поворота дороги в Баксанское ущелье. Местами видны следы камнепадов и селей, а город Тырныауз, где некогда добывали и перерабатывали вольфрамо-молибденовые руды, не забудется долго. Сели здесь сходят регулярно, так же регулярно река Баксан выходит из берегов и подтапливает город. Но следы мощного селевого потока, обрушившегося на город в конце XX века, видны до сих пор. Многоэтажные дома, построенные у подножия гор в советские времена, зияют пустыми оконными проемами, в то время как в соседних квартирах по-прежнему живут люди…

В очереди на фуникулер, выстроившейся на подъем на ледник Малый Азау, компания немцев долго выясняла, как можно подняться на Эльбрус. Они были несколько разочарованы тем, что нельзя просто так взять и взойти на вершину (5643 м). Я же предпочла подняться до 3500 метров, откуда открылся отличный вид на Эльбрус и другие горы. Маленькое облачко, которое покоилось на вершине Эльбруса, спустя три часа обернулось тучей, обрушившей на окрестности мокрый снег и ветер.

Церкви и храм науки

Кавказские горы окружают многочисленные заповедники и заповедные зоны, высокогорные дороги, памятники архитектуры и истории, а также обсерватории — высокогорье и отсутствие цивилизации поблизости создают благоприятные условия для астрономических наблюдениях за Вселенной.

По дороге в Архыз наш микроавтобус был вынужден ехать по бездорожью через соседний аул — горную дорогу на перевале Красный Восток после обвала не могли расчистить несколько дней. Густой туман и мелкий дождик только усилили впечатление от поездки. Вот из белого молока выплыла Специальная астрофизическая обсерватория, расположившаяся в Нижнем Архызе, — крупнейший российский астрономический центр наземных наблюдений объектов Вселенной. Оптический телескоп БТА (Большой Телескоп Азимутальный), один из главных инструментов астрономов, установлен на склонах горы Пастухова на высоте 2100 м над уровнем моря. А у подножия центра расположился Нижне-Архызский историко-архитектурный и археологический комплекс, на его территории — развалины древней обсерватории, координаты которой лишь немного расходятся с координатами современного телескопа.

  
Горная речка на Домбае. Эти бурные потоки  несут с вершин Кавказа необычайно вкусную воду. Фото автора
Здесь сохранились три средневековых церкви IX–X веков. Считается, что они не имеют архитектурных аналогов в мире и дошли до наших времен лишь чудом. Построенные во времена расцвета Аланского царства, храмы не пострадали во времена опустошительных походов татаро-монгольских войск в XIII веке потому, что, предположительно, были скрыты зеленью. Заново открытые в начале XIX века, церкви были изучены и зарисованы историками. В конце XIX века около храмов был основан Зеленчукский монастырь, действовавший до 1918 года. Монастырские постройки сильно пострадали в советские времена, оставила на них свой след и Великая Отечественная война. Табличка «Памятник XIX века. Охраняется государством» на дверях полуразрушенного дома выглядит издевательством над историей, как и объяснения, что заповедный режим не позволяет вести реставрацию.

Водопады и реки — еще одна достопримечательность Кавказа. Переезжая из ущелья в ущелье, можно оказаться внизу Чегемского ущелья, чтобы посмотреть, как с высоты до трехсот метров из известняковых стен вырываются многочисленные водные потоки — воклюзы — и падают в реку Чегем. А можно пройтись по кромке Черекского ущелья, в трехстах метрах ниже которого бушует река Черек. Не менее красивы Кума и Подкумок, Теберда и Кубань, Большой Зеленчук и множество маленьких горных речек, берущих свое начало в горах и ледниках.

Однако пришло время возвращаться домой. Скорый поезд «Кисловодск–Москва» пронес пассажиров мимо гор-лакколитов, в темноте промелькнул Ростов-на-Дону. Еще утром пейзаж за окном украшали небольшие возвышенности, похожие на уменьшенные зеленые копии лакколитов, однако вскоре их сменили пейзажи среднерусской возвышенности. И хотя в этот раз я не пересекала государственных границ, меня не оставляет мысль, что я побывала в другой, совсем незнакомой мне стране, где люди разговаривают на русском языке. И, может быть, в таком разнообразии пейзажей, достопримечательностей, людей, языков, традиций и есть богатство России, с которым по разным причинам незнакомы многие россияне.

 

Марина Бродская, 31.07.2007

 

Новости партнёров