Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

В парандже по своей воле

Отправляясь в Иран, надо оставить дома свои уставы и тщательно пересмотреть свой гардероб. Тогда все будет прекрасно

  
Комплекс Амир Чакмак в Йезде (XV век). Многие путешественники называют это здание самым красивым в Иране. Фото автора

Сама мысль о поездке в Иран зачастую вызывает настороженную реакцию: представляются «угнетенные женщины Востока», полностью закутанные в чадру, международные скандалы вокруг атомного оружия, и у собеседника сразу же вырывается: «В Иран? Это же опасно!». Такой взгляд на эту страну достаточно однобок и поверхностен. В первую очередь Иран — это Персия, страна, где чувствуется восточный колорит сквозь эпохи и культуры: древность Персеполиса, зороастрийские мотивы Йезда, поэтические сады Шираза, роскошь Исфахана, изысканность персидских ковров — и это далеко не все.

Исламская республика

Отправляясь в путешествие по Ирану, не забывайте, что Восток — дело тонкое и своим уставом в чужом монастыре размахивать негоже. В частности, путешественницам необходимо помнить про хиджаб, ведь Иран с 1979 года (именно тогда произошла Исламская революция) — Исламская Республика. Свои представители в Меджлисе (парламенте) есть и у религиозных меньшинств: христиан, иудеев и зороастрийцев.

У большинства исламский дресс-код (хиджаб) ассоциируется с чадрой, закрывающей лицо, где остается только небольшая прорезь для глаз. Это совсем не так: в персидском варианте чадры лицо остается открытым, а встретить арабский вариант можно только на юге. Хиджаб не обязательно подразумевает чадру: как правило, молодые иранки носят платок на голове и так называемое манто — легкий плащ, который непременно должен закрывать бедра, но при этом может быть выше колена. Несмотря на то, что несколько месяцев назад был принят закон, ужесточающий требования к одежде женщин, многие иранки пытаются хоть в чем-то ослабить дресс-код, порой на грани дозволенного, например, носят манто с разрезами чуть ли не до середины бедра, а платок может едва держаться на голове.

  
По мнению властей Ирана, тенденция придерживаться свободного стиля в одежде «подрывает интересы революции и исламские принципы».  Фото автора

Отправным пунктом нашего путешествия был Тегеран, огромный по площади мегаполис с населением 15 миллионов человек. Вплоть до конца XVIII века он был небольшим городом, а столицей стал в 1792 году, во время правления Ага Мохаммед Хана. Вследствие этого основная часть архитектурных достопримечательностей: дворцов шахов и музеев — была построена в последние два века. Основные дворцово-парковые комплексы — это Сад-Абад, Ниваран и Голестан. Следы древности в Тегеране можно увидеть только в музеях: Национальной сокровищнице, Национальном музее Ирана, Музее исламской эпохи, Музее стекла и керамики и Музее ковров. Из более современных достопримечательностей — арка на огромной площади Асади, построенная в честь 2500-летия Персии. На окраине города расположен строящийся огромный мавзолей-комплекс Имама Хомейни, духовного лидера Исламской революции 1979 года. И все-таки задерживаться в Тегеране надолго, пожалуй, не стоит; лучше отправиться вглубь страны на поезде, автобусом или самолетом. Из-за низких цен на бензин билеты на внутренние переезды и перелеты недорогие.

Город поэтов

«Слышишь, розу кличет соловей?» — эти строки Есенина нельзя не вспомнить, приехав в Шираз, самый романтичный иранский город. В XIII–XIV веках там жили самые известные персидские поэты: Саади, Фирдоуси, Хафиз. В их честь в Ширазе построены мавзолеи, окруженные садами. Там прогуливаются влюбленные и читают друг другу стихи, написанные на стенах, или же что-то своего сочинения, в зависимости от талантов. Для западного менталитета это, пожалуй, анахронизм, а здесь реальность. Кстати, в мавзолее не обязательно должна быть могила поэта: это может быть просто мемориал, как в случае с Фирдоуси, потому что похоронен он в Мешхеде.

В центре Шираза — крепость Карим-хана, бывшая частью королевского двора во время правления династии Занд в конце XVIII века. Карим-хан Занд перенес столицу из Исфахана в Шираз, и в этой крепости был королевский двор. Поэтому здесь можно увидеть часто встречающийся во дворцах элемент — тонкие деревянные колонны, которые считались особенной роскошью. Карим-хан отказался принять титул шаха и назвал себя регентом; при нем в 1773 году была построена Регентская мечеть с 40 колоннами.

  
Остатки былого величия Персеполиса. Фото автора

Находясь в Ширазе, невозможно хотя бы на день не выбраться в Персеполис, летнюю резиденцию персидских царей. Его строительство началось при царе Дарии I в 518 году до н. э., и он был столицей во время правления Ахаменидов.

Персеполис был разрушен Александром Македонским в 330 году до н. э., многое, включая настенную резьбу на камне, сохранилось, и вид руин под палящим солнцем производит величественное впечатление. Ворота наций, царский дворец, гарем для царских жен — и всему этому уже не одно тысячелетие. В нескольких километрах от Персеполиса находится и огромный Некрополь — место захоронения персидских царей Дария I, Артаксеркса I, Артаксеркса II и Дария II.

В гости к огнепоклонникам

Следующий город на нашем маршруте — Йезд; он совсем иной по духу и стилю, потому что находится практически в пустыне. Старый город — это лабиринт из глиняных домов, ориентироваться там иноземцу достаточно сложно, кое-где можно заметить ходы, ведущие в подземелья, где находятся резервуары с питьевой водой. Лучше всего посмотреть на город с комплекса Амир Чакмак — церемониального строения, использующегося при ритуалах во время Ашуры — траура по имаму Хусейну.

Невозможно не обратить внимание на возвышающиеся над домами бадгиры — древние кондиционеры: с помощью них горячий воздух охлаждается от колодцев с водой; таким образом, температура в доме понижается, а вода не застаивается. В отличие от современных кондиционеров, бадгиры не делают воздух ледяным, поэтому риск простудиться в таком доме невелик.

Йезд — центр иранского зороастризма, и в первую очередь об этом напоминают находящиеся недалеко от города огромные Башни молчания — древнее зороастрийское кладбище. Зороастрийцы не сжигали своих покойников и не предавали их земле, потому что считали, что это оскверняет огонь, воздух и землю, а оставляли их на вершинах этих башен на растерзание птицам. Башни закрыли для захоронений только в 1960-е годы, рядом открыли современное кладбище, и древний обряд больше не используется. В самом городе находится и современный зороастрийский храм — Атешкаде, построенный в XX веке.

  
Башни Молчания неподалеку от Йезда. Секрет строительства подобных сооружений утерян. Фото автора

Олицетворение Персии

Путешествуя по Ирану, сложно расставить приоритеты при посещении городов, потому что даже при последующем визите в одно и то же место открываешь для себя что-то новое. Однако есть город, без которого невозможно представить себе поездку в эту страну, — Исфахан. В 1602 году Исфахан стал столицей Ирана. Город отличается особенным размахом, который, в частности, выражается в размере площади имама Хомейни (старое название — Нагш-э-Джахан, что примерно переводится как «Модель мира»).

Это вторая в мире по величине площадь после Тяньаньмэнь в Пекине; она как город в городе. Здесь есть все: мечети, фонтаны, чайханы, ресторанчики и, конечно же, магазины, отсюда же есть выходы в огромнейший базар. Эпитет «голубая да веселая страна» у меня ассоциируется в первую очередь с этой площадью, потому что голубой свет переливается тысячью оттенков на минаретах и в куполах мечетей, повторяясь замысловатыми узорами на медных миниатюрах. На этой площади можно провести целый день, а вечером за кальяном наблюдать закат с чайханы, которая находится на крыше у входа в базар, и никуда не спешить.

На площади имама Хомейни находятся две красивейшие мечети: мечеть Имама и мечеть шейха Лотфоллы. Мечеть Имама, возведенная в XVII веке, отличается не только интересной мозаикой, но и потрясающей акустикой: если прислушаться, можно услышать, как под одним из сводов эхо повторяется 12 раз. Легенда утверждает, что на самом деле оно повторяется 49 раз, только остальные 37 человеческое ухо неспособно различить.

На мечети шейха Лотфоллы, построенной при шахе Аббасе I между 1602 и 1619 годами, нет минаретов, потому что она не предназначалась для публичного доступа, а была задумана для гарема шаха. Там же на площади находится дворец Али-Капу с деревянными колоннами, построенный во времена шаха Аббаса в XVII веке.

Однако достопримечательности Исфахана не исчерпываются теми, которые находятся на Площади Имама. 800 лет исламской архитектуры воплощены в самой древней мечети Исфахана — Пятничной, окруженной базаром Бозорг. Эпоха турок-сельджуков, монгольская эпоха, эпоха Савафидов — часами можно изучать хитросплетения узоров и времен.

В некотором отдалении от центра находится мечеть Манар Джомбан с качающимися минаретами. В ней находится могила почитаемого дервиша Абу Абдуллы, жившего в XIV веке. Качающиеся минареты относятся к эпохе Савафидов. Если раскачивать один из них, то через некоторое время начинает качаться другой. Несмотря на опасения, башни не рушатся — так происходит уже на протяжении нескольких веков, а сейчас многочисленные туристы в определенный час достают свои камеры, чтобы заснять этот процесс. В нескольких километрах от мечети Манар Джомбан находится зороастрийский храм.

  
Мечеть Имама в Исфахане. Центральный вход мечети украшен золотом и серебром, цветочным орнаментом и каллиграфией. Фото автора

Исфахан стоит на реке Зайенде-Руд, и поэтому здесь много мостов, по которым в выходные прогуливаются толпы народа. В частности, это мост Си-о-Се, «Мост 33-х арок» (конец XVI — начало XVII века), с чайханой в нижней части, которая закрывается в периоды высокой воды. Другой интересный мост — Кхаджу (середина XVII века). У мостов плавают лодки в виде лебедей; их можно взять напрокат и посмотреть на город с воды.

Есть в Исфахане и дворцы; самый известный из них — Чехел Сотун (Дворец сорока колонн). На самом деле колонн 20; они отражаются в бассейне с водой. Он был построен между 1614 и 1647 годом и реконструирован после пожара 1706 года. Дворец окружен парком с чайханой.

Персидские ковры

Поход в чайхану — это, наверное, самое логичноe завершение осмотра той или иной иранской достопримечательности:

Сам чайханщик с круглыми плечами,
Чтобы славилась пред русским чайхана,
Угощает меня красным чаем
Вместо крепкой водки и вина.

Это строки Сергея Есенина актуальны и сейчас: алкоголь в Иране запрещен, а чай из самовара остается самым популярным напитком. Иранцы любят устраивать пикники в парках, приезжая туда всем семейством.

Исфахан — город ремесел. Медная посуда с голубой эмалью, которую невозможно поцарапать, чеканка, лаковые миниатюры, ткани с набитым вручную узором — все это продается, а зачастую и делается, в лавках на Площади имама и в лабиринтах базара Бозорг, где можно бродить бесконечно. В отличие от многих других восточных стран, агрессивно предлагать свой товар здесь не принято.

Но самое известное персидское ремесло — это, конечно же, ковры, потому что это интерьерообразующий элемент для иранского дома. Продавать, как, в общем, и покупать ковры — целое искусство, процесс. Как правило, «сейлз-менеджерами» работают симпатичные обходительные молодые люди. «Зайдите, посмотрите, за просмотр денег не берут» — говорят они на хорошем английском. Нас повели на экскурсию и рассказали, как делаются или реставрируются ковры, угостили чаем из самовара на подносе. Самовар в Иране популярен примерно так же, как в России до революции. На базаре Бозорг есть ряды, где торгуют исключительно самоварами.

Невозможно оторвать глаз от красивейших тонких огромных ковров из чистого шелка, узоры которых повторяют, например, рисунки на куполе в мечети шейха Лотфоллы; под них, действительно, нужны хоромы. Есть ковры и попроще, и поменьше, и шерстяные, и смешанные (шерсть с шелком), — в общем, найдется на любой вкус и кошелек, а остальное — вопрос переговорных способностей продавца и покупателя; торг может длиться очень долго.

  
Масуле располагается в живописной горной долине и служит ее дополнительным украшением. Фото автора

Достопримечательности севера

Из Исфахана мы отправились на север, в горы Альборз. Северная часть Ирана разительно отличается в первую очередь из-за ландшафта. Здесь дороги идут серпантином, и кажется, что вот-вот упадешь в пропасть, когда едешь на экскурсию на стареньком Пайкане, который до этого удивительным образом не развалился. Побывав в Аламуте понимаешь, почему асассинов удалось обезвредить только хитростью. Безжалостные последователи Хасана Саббы (1070–1124) не подчинялись никому, похищали и убивали известных политических деятелей тех времен вплоть до 1256 года. Поражают не столько руины замков — как правило, они строились без излишеств, сколько неприступность скал, на которых эти замки находились, если знаешь, что асассины умудрялись забираться туда и на лошадях; предводителей же затаскивали в корзинке по канатам. Сейчас для туристов и реставраторов проложены тропы в обход.

Там же, на севере, мы съездили в популярную у иранцев и туристов средневековую горную деревню Масуле, которой уже 1000 лет. Дома там стоят ярусами на горных склонах, и крыша одного дома может быть частью улицы на следующем ярусе. Несмотря на то, что это деревня, туристическая инфраструктура здесь очень развита.

С севера мы возвращались в Тегеран на автобусе, который шел из Казвина и был набит студентами, возвращавшимися с занятий из Казвинского университета, и это несмотря на то, что ехать из Казвина в Тегеран почти 2 часа. Мы были единственными иностранцами в автобусе, поэтому поневоле оказались в центре внимания, студентки даже угощали нас домашними сладостями. Кстати, в Иране принято из вежливости отказываться два раза, когда что-то предлагают, и если последует третий раз, то это значит, что можно согласиться. К иностранцам в Иране относятся с любопытством и вниманием, но тактично и дружелюбно.

Иран — страна, где в полной мере можно ощутить вечность, мощь, самобытность и современность Востока, отказаться от определенных стереотипов. Восток затягивает своей мощью и красотой, и после первого посещения страны захочется возвращаться в этот особенный мир.

Ольга Агапова, 27.07.2007

 

Новости партнёров