Хронограф
18152229
29162330
3101724
4111825
5121926
6132027
7142128

<апрель>

Путеводители

Пески — скелетам, саванна — жирафам

В благодатных заповедных зонах Намибии легко забыть об опасностях её бескрайних пустынь

  
Очень забавно смотреть, как эти животные с весьма необычным строением тела (шея современного жирафа почти такой же длины, как и ноги), пытаются утолить жажду у водоема: нагибаясь ближе к воде, они широко раздвигают ноги, будто садятся на шпагат. Чем выше жираф, тем шире шпагат. Фото автора

Возвышающиеся над Атлантическим океаном дюны пустыни Намиб, обширные саванны районов Этоша и Каприви, мрачные туманы побережья Скелетов, захватывающие дух глубины Каньона Рыбной Реки, уютные небольшие городки в немецком стиле, доброжелательные и приветливые лица местных жителей — все это Намибия, страна на юго-западе Африки.

Первое, что поразило меня еще на борту самолета, — это небо, какого никогда не увидишь в северном полушарии. Огненно-красные, бордовые, медово-желтые полосы расчерчивали предрассветное небо, и было сложно поверить, что это происходит наяву, сразу после хмурого и дождливого Лондона. И сейчас, когда я закрываю глаза и вспоминаю о Намибии, красочные и насыщенные пейзажи всплывают в моем сознании, и мне снова очень хочется попасть в это изумительно красивое царство дикой природы и бескрайних просторов.

Театр под открытым небом

Огромная территория страны поделена на заповедные зоны, путешествовать по которым можно либо самостоятельно, либо в сопровождении гида, взгромоздившись на сиденье его огромного джипа. Сразу же по прибытии в Намибию в одном из таких парков нам удалось увидеть куду, ориксов, газелей, антилопу гну, белых носорогов, зебр, пятнистых гиен, семейство гепардов и изящных леопардов. А во время ужина, сидя на открытой террасе под звездным намибийским небом, мы наблюдали за тем, как у освещенного водоема, словно на театральной сцене, одни сменяя других, появлялись сначала утонченные газели, затем массивные носороги, чуть позже длинноногие жирафы и изящные зебры.

  
О судьбе львов и других диких животных Намибии в начале 1990-х с болью писал Гарет Паттерсон, и ситуация продолжает ухудшаться. Фото автора
Самый крупный национальный парк находится на севере страны. Парк Этоша (Etosha National Park), созданный ровно сто лет назад, — настоящая жемчужина для любителей дикой природы. На территории 22 270 кв. км обитают сто четырнадцать видов животных, триста сорок видов птиц, сто десять видов рептилий и, как ни странно, один вид рыб! Там запросто можно увидеть плещущихся в воде слонов (в парках на юге страны они считаются редкостью, так как в день слону необходимо выпивать 100–220 л воды, а водоемов в Намибии недостаточно), стать нечаянным свидетелем борьбы двух носорогов, невзначай наткнуться на отдыхающее после обеда семейство львов, позавидовать удивительной грациозности леопардов и убедиться в том, что гепард поистине самое быстрое на свете животное.

А где же люди?

Невероятное ощущение пространства характерно для Намибии, территория которой больше площади Великобритании и Франции вместе взятых. Это одна из наиболее малонаселенных стран на Земледва миллиона человек проживают на площади более 824 тыс кв. км.

Это очень заметно: на одной из магистралей страны за четыре часа навстречу нам попалась лишь пара автомобилей с туристами. Однажды мы даже почувствовали себя первооткрывателями, когда, съехав с проезжей части, очутились в совершенно дикой саванне. Но страх наткнуться на проголодавшуюся львицу пересилил любопытство, и мы все же решили осваивать эту страну по туристическим маршрутам.

В Намибии можно познакомиться с представителями самых разных этнических групп: от женщин гереро в традиционных нарядах в викторианском стиле и мальчиков-бушменов, собирателей кристаллов и драгоценных камней, до иммигрировавших сюда много лет назад семьи немцев, владельцев леопардовой фермы, и бывшего соотечественника с Украины, открывшего здесь сувенирный магазин.

Именно на территории Намибии в одной из пещер были обнаружены древнейшие в Африке наскальные рисунки. Уже к концу каменного века предки современных сан (бушменов) обосновались в разных регионах на территории нынешней Намибии. Постепенно все больше и больше самых разных племен выбирали своим домом эти места и устраивались согласно своим предпочтениям, выбирая наиболее подходящий для основного вида своей деятельности участок. Сейчас народы племенных групп Овамбо и Каванго составляют большую часть населения страны. Однако более известны племена бушменов, охотников и собирателей, почти полностью приспособившиеся к жизни по западному образцу, и самобытные химба, которые до сих пор сохраняют пронесенные через века традиции. Они продолжают жить в собственноручно сооруженных хижинах и отдают предпочтение традиционным одеждам (вернее, почти полному их отсутствию). Женщин племени Химба сложно с кем-либо спутать — их отличает обычай обмазывать все свое тело и волосы смесью красной глины с жиром, чтобы уберечь кожу от обжигающего намибийского солнца и просто соответствовать местному идеалу красоты.

Колониальное прошлое

От Европы, о нашей свободе пекущейся,
Избавь нас Господь.

Бернар Дадье

Первым европейцем, ступившим на землю Намибии, был португальский исследователь Диогу Кан (Diogo Cao, ок. 1440–1486), установивший в 1486 году на берегу крест как символ христианства, права Португалии на владение землями и навигационный знак. В конце XIX века Британия захватила прибрежные территории. В 1884 году Германия, объявив протекторат над приобретениями купца Людерица (Adolf Luederitz, 1834–1886), который, в свою очередь, купил эти земли у вождя одного из племен нама, сделала более серьезный шаг к колонизации крупных внутренних районов страны, и вскоре под контролем Германии оказалась значительная часть нынешней Намибии.

Практически все время немецкого владычества не прекращалось противостояние местных жителей навязанному режиму, не ослабло оно и после оккупации со стороны ЮАР. Лишь в 1990 году Намибия обрела независимость. Однако пребывание под контролем крупных держав в течение столь долгого времени не могло не сказаться на этническом составе населения страны, а также сильно повлияло на архитектуру, кухню, традиции и образ жизни намибийцев.

  
Менее ста лет назад эти дома населяли одни из самых обеспеченных людей страны, обставляя их по последнему слову моды; сегодня здесь можно встретить лишь удивленных туристов, позирующих для фото у почти уже песчаных замков. Фото (Creative Commons license): Mike aka SqueakyMarmot

Алмазные берега

Я вернусь с железными мускулами, с темной кожей и яростными глазами... У меня будет золото;
я стану праздным и грубым.

Артюр Рембо

Во времена германского господства большое внимание уделялось развитию транспортной инфраструктуры страны. Хотя с тех пор в Намибии большой проблемой стало поддержание дорог и железнодорожных путей чистыми от песка, постоянно покрывающего их поверхность. Так, в один прекрасный день 1908 года Захария Левала (Zacharia Lewala) расчищал свежепроложенные пути, ведущие к небольшому городку Людериц — первому немецкому поселению в стране, и наткнулся на блестящий сверкающий камушек, оказавшийся, как впоследствие выяснилось, настоящим алмазом. С того года Намибию захватила настоящая «алмазная лихорадка». Известен случай, как однажды поступило сообщение, что в районе Помона, что находится в 150 км от Людериц, были найдены алмазы такие крупные, «словно сливы под сливовым деревом». Инспекторы, приехавшие туда незадолго до наступления темноты, позже рассказывали, как подбирали сверкающие под светом луны камни с усыпанной ими долины. В том же 1908 году немецкое правительство объявило земли от русла реки Оранжевой на 360 км на север по Атлантическому побережью и 100 км вглубь континента Sperrgebiet — закрытой территорией. Этот статус сохраняется по сей день, хотя побить рекорд по добыче алмазов, поставленный в начале ХХ века, уже вряд ли когда либо удастся: в период с 1908 по 1914 годы в этом районе было собрано пять миллионов каратов алмазов, что эквивалентно 1 000 кг. На сегодняшний день Намибия имеет самый высокий показатель добычи крупнокаратных алмазов в мире, и экспорт их составляет важную статью доходов страны.

Несколько печальным напоминанием об этом времени являются так называемые ныне города-призраки: Колманскоп, Помона, Богенфельс и Элизабет Бэй, выросшие в свое время из песка, чтобы стать домом тем, кто жаждал наживы и с легкостью ее получал. Города, где еще в начале ХХ века кипела жизнь, в которых восторг и радость находки зачастую перемежались с насилием, алчностью и предательством, сегодня существуют лишь на карте. В них давно уже никто не живет, ветер свистит меж голых стен, а намибийские пески медленно, но верно вбирают их в себя, постепенно заполняя когда-то элегантно обставленные дома, выстроенные в стиле ар-нуво по немецкому образцу из камня, заметая обветшалые крыши, оставшуюся в городах технику и другие останки прошлого.

Глядя на эти города, трудно поверить в описание, данное одним из гостей Колманскопа в период его расцвета: «Модно одетые в хорошо сшитых костюмах лучшие представители алмазных королей прогуливаются, ступая через глубокий песок, обтянутой перчаткой левой рукой они поддерживают полы своих одежд, тогда как правой стараются удержать на месте шляпы, украшенные перьями и цветами, сопротивляясь резким порывам ветра». В городе были казино, магазины, мебельная фабрика, общественный бассейн, концертный зал, в котором выступали европейские артисты. Местный госпиталь первым в южной части континента получил рентгеновский аппарат, использовали который, правда, для просвечивания алмазов. За менее чем сорокалетний период Колманскоп родился, пережил расцвет и умер, когда обнаружилось, что все алмазы, лежащие на поверхности, собраны, а копание вглубь не принесло никаких результатов.

  
Путнику, прогуливающемуся среди песчаных дюн, не стоит терять голову от необыкновенной их красоты — он может потерять ее навсегда. Доказательством тому — случай с группой актеров, участвовавших в съемках документального фильма в пустыне Намиб. В их числе был и известный в Голливуде российский актер Олег Тактаров — исхудавших и обессиленных деятелей культуры удалось найти на девятый день поисков. Фото автора

Оранжевое море песков, или мечта клаустрофоба

За спиной у нас — холодный Атлантический океан, а впереди на сотни миль простирается древняя пустыня Намиб. Ее невероятные пейзажи ветер как будто изваял по эскизам художника-авангардиста. Замысловато переплелись между собой мириады амфитеатров дюн, дабы очаровывать очередного гостя своей ошеломляющей красотой. Уже вечереет, и самые высокие в мире дюны словно пляшут под музыку солнца, переливаясь огненно-рыжими красками на закате дня.

Огромная, оглушающая пустота, постоянно двигающиеся дюны и ежечасно меняющие цвета делают пустыню Намиб одним из самых красивых и, в то же время, самых жестоких мест на нашей планете. Хотя понимаешь, что несколько шагов в эту пустоту могут стоить жизни, желание их сделать почти непреодолимо. Много путников исчезали в этих местах, а следы их немедленно занесло песком. Найти пропавших на территории более 100 000 квадратных километров практически невозможно. Хотя некоторым чудом все же удавалось спастись: во время Второй мировой войны два немецких геолога сбежали в Намиб, чтобы избежать интернирования, но через два с половиной года им пришлось сдаться. О том, как им это удалось, один из них — по имени Хенно Мартин (Henno Martin) — рассказывает в своей книге «Спасительная пустыня» («The Sheltering Desert»), которая легла в основу одноименного фильма.

Пустыня эта существует уже 80 миллионов лет, и здесь возникло несколько видов растений и животных, приспособленных к жизни в чрезвычайно суровых климатических условиях и не встречающихся больше нигде в мире. Годичная норма осадков ничтожна, однако густой атлантический туман, образующийся при столкновении горячего воздуха пустыни с холодными водами Бенгельского течения, часто покрывает эти места, даруя спасительную влагу многим обитателям пустыни, и каждый, проявляя недюжинную долю изобретательности, адаптируется к таким условиям по-своему. Так, жук Onymacris unguicularis во время тумана поворачивает голову по направлению ветра, и капли влаги, собирающиеся на надкрыльях, скатываются ему в рот. А сернобык (Oryx gazella) — самый крупный представитель животного мира пустыни, способен неделями обходиться без воды, и температура его тела в течение дня может достигать 45° С. Корни дерева моринга тянутся на глубину до пятнадцати метров в поисках подземных источников воды. Самым известным же обитателем пустыни из всех является, пожалуй, вельвичия удивительная (Welwitschia mirabilis). Она представляет собой сплетение всего лишь двух листьев причудливой формы, растущих прямо из песка, достигающих двух метров в длину и украшенных мелкими красноватыми цветочками. Это растение практически бессмертно: возраст отдельных его экземпляров оценивается в 2500 лет!

Все тот же туман, а также сильное Бенгельское течение, которое берет начало в Антарктике и, устремляясь на север, приносит свои ледяные воды к западным берегам Африки, послужили причиной множества кораблекрушений. Это место назвали побережьем Скелетов, и одно его название приводило в ужас любого мореплавателя прошлых столетий. Это один из самых неприветливых берегов Африканского континента: из песка торчат остовами погибших кораблей. Если кому-то из моряков удавалось выбраться на сушу, шансов спастись у них все равно не оставалось: берег тут же переходит в голую пустыню, растянувшуюся на тысячи миль, без единого источника воды. До сих пор шторм иногда выбрасывает на сушу предметы старины, монеты и даже оружие (увидеть всего этого нам не удалось, так как проезд на территорию возможен только с сопровождающим). Зато нам посчастливилось приметить плещущихся в океане дельфинов и в очередной раз поразиться невероятному разнообразию флоры и фауны этих, казалось бы, выжженных солнцем мест.

  
Hohenzollern Haus — памятник с туманным прошлым. Внешний вид декорированного в викторианском стиле фасада придает этому зданию определенный вес и серьезность, тогда как в былые времена именно в нем располагался весьма популярный публичный дом. Фото (Creative Commons license): Caitlin Heller

Бавария в пустыне

Удивил нас довольно компактный городок Свакопмунд на берегу Атлантического океана, второй по величине в Намибии после столицы Виндхук.

Откуда ни возьмись, в Африке стоит город, окруженный вековыми песками. Тех, кто попадает в Свакопмунд, не покидает ощущение того, что они находятся в провинциальном городке на юге Германии. Колониальная немецкая архитектура, названия улиц и магазинов, обилие уютных кафе с разнообразием традиционной немецкой выпечки и баров с баварским пивом, также как и основной язык общения местных жителей — немецкий, — все это погружает в особую атмосферу курортного городка, где совершенно забываешь, что находишься в Африке... пока не увидишь с какой-нибудь из сторон мчащегося с дюны на квадробайке отчаянного туриста. Благодаря своему необычному расположению Свакопмунду есть что предложить любителям активного отдыха: можно воспарить над песками на воздушном шаре и насладиться предрассветным видом на пустыню, покататься на доске с тех же самых дюн или заняться скайдайвингом.

Но у нас уже ни на что это не оставалось времени, так что, прихватив с собой горстку намибийского песка, мы дали себе обещание обязательно вернуться в страну, у которой еще много от нас секретов: один из самых крупных шрамов на лице Земли, природное чудо света — Каньон Рыбной реки, растянувшийся на 160 км в длину и 27 км в ширину на юге страны; богатый растительностью регион Каприви — местообитание более чем четырехсот видов птиц на севере; многотысячная колония морских котиков на западном берегу или пустыня Калахари на востоке…

Адель Алтынбаева, 21.05.2007

 

Новости партнёров