Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Озеро Маджоре: сады сердца моего

Прогулки по дендрариям с многовековой историей облагораживают ум и успокаивают нервы

  
Прогулочная набережная Ароны ближе к вечеру становится средоточием светской жизни, а днем это просто очень живописное место: после реконструкции, проведенной в 2005 году, набережная состоит из очень разных по дизайну отрезков, и каждый по-своему хорош. Фото автора

Если вы по натуре путешественник, многое повидали, но ваше сердце все еще принадлежит вам, подскажу верный способ его потерять. В апреле отправляйтесь в аэропорт (желательно, чтобы погода была препаршивая), садитесь в самолет до Милана, а оттуда добираетесь удобным вам способом до озера Маджоре. Когда вашему взору откроются предгорья Альп над прохладными водами озера, вы поймете смысл расхожей фразы «пожирать глазами». И правильно, смотрите во все глаза: узнайте край, где ваше сердце захочет остаться.

Первая остановка: Арона

Маджоре — второе по величине озеро Италии, окружено Альпами и славится прибрежными садами. Частные старинные виллы с роскошными парками, которых здесь никак не меньше дюжины, открыты для посещения с марта по октябрь. Красота их производит достаточно сильное впечатление, чтобы многие поколения итальянцев, швейцарцев и немцев возвращались сюда снова и снова, с детьми и внуками, и не считали преувеличением именовать здешние сады «Садами Италии». В то же время россиянами регулярные маршруты сюда пока не проложены, поэтому наши соотечественники встречаются здесь весьма редко. Жаль, потому что наше национальное достояние, парки Пушкина, Павловска, Петергофа, наилучшим образом подготовили нас к восприятию местных красот.

Лучше всего приехать в эти края хотя бы на пару-тройку дней — так вам «хватит дыхания» увидеть самые лучшие из знаменитых садов. Если остановиться в Ароне, удовольствие будет полным: маленький городок на берегу озера не зря называют «воротами Маджоре», отсюда удобно добираться до всех достопримечательностей. Но я, признаюсь честно, люблю его не за это, а за неоднократно проверенную способность вызывать расслабленную улыбку на усталых лицах моих друзей из России. Здесь они перестают нервно вываливать на меня суетливые московские новости, со счастливым изумлением оглядываются по сторонам и начинают, наконец, отдыхать. Затрудняюсь сказать, в чем секрет: городок мил, но «райским» его не назовешь; может, дело в настроении города — всегда нежном и уютном?

В Ароне можно позволить себе небольшой, но продуктивный шопинг на главной торговой улице; побродить по только что полностью реконструированной набережной, любуясь видами на озеро и крепость на другом берегу, а также катерами и маленькими яхтами, скользящими по спокойным водам озера; поесть вкусной рыбки в маленьких ресторанчиках, выпить местного вина и даже посидеть в чайном салоне, за чашкой кофе или чая с пирожными. Итальянцы вообще-то не разделяют наше пристрастие сочетать десерты с напитками, поэтому такой салон — удачная находка для русского человека.

Во время неспешной прогулки по набережной, куда кавалеры со всей округи привозят своих прекрасных дам на променад, мы заходим на пристань. Если удачно подстроиться под расписание катеров, можно увидеть три из пяти парков, которые обязательно надо посмотреть. Главное не напороться на типичный курьез итальянской действительности, sciopero («забастовка»): катера, как ни странно, являются государственными, а на всех видах гостранспорта забастовки случаются чуть ли не каждый месяц. 

Прекрасный остров

Утро чудесного солнечного дня, еще совсем не жарко, к тому же ветер дует в лицо пассажирам небольшого катера. Им предстоит около часа любоваться живописными берегами и островами, прежде чем они прибудут к цели, острову Белла (Isola Bella по-итальянски означает просто «Красивый остров»). Остров эффектно поднимается из воды, встречая путешественника взмывающими вверх террасами со скульптурами. По кораблику разносится общий восторженный «ах», нетерпение нарастает, пока катер неспешно швартуется у пристани острова.

  
Вид с катера на остров Белла сегодня весьма отличается от того, что видели рыбаки пятьсот лет назад: тогда это был пустынный скалистый остров с несколькими рыбацкими домишками. Фото автора

Для русского человека здесь удивительно все. Этот остров принадлежит семейству Борромео — старинной аристократической династии. Дворец начали строить в 1632 году, и работы, как водится, не были закончены к задуманному сроку, а продолжались десятилетиями, в некоторых частях даже столетиями. В отличие от наших царских дворцов, воссозданных, а потому находящихся в почти идеальном состоянии и полностью меблированных, королевские дворцы Европы не всегда способны ослепить роскошью обставновки: даже Версаль пугает нашего туриста пустыми залами. Так вот, дворец Борромео — приятное исключение из европейских правил: он в прекрасном состоянии, и даже иногда обитаем, хотя жилую его часть, разумеется, увидеть нельзя.

Но речь, однако, не о нем, а о его садах. Русские цари обычно заказывали своим архитекторам и садовникам либо французские, либо английские сады, поэтому сад в стиле итальянского барокко — для нас вещь совершенно незнакомая. Все здесь нарочито, но не столь правильно, как было принято во французских садах; видимо, хорошо известная итальянская расслабленность не дает довести дело до застывшего совершенства. И это к лучшему: неидеальный сад легче вызывает симпатию и не подавляет своей внушительной роскошью. Апрель — время цветения множества тюльпанов разных видов, азалий, рододендронов и роз. Пышное, безудержное цветение со всех сторон оглушает, слова экскурсовода уносятся вдаль, запоминается лишь, что в этом саду заботливо культивируют больше 500 видов местных и экзотических растений. Ближе к выходу можно увидеть теплицу XVIII века, в которую убирают на зиму нежные экзотические цветы

Время обеда (pranzo) — священное время для итальянцев, застает нас на острове Белла, где, как во всяком туристическом месте, рестораны, пиццерии и мелкие забегаловки присутствуют в изобилии. Трудно поверить, но все, даже самые скромные кафешки — собственность принцев, весьма успешно сдаваемая ими в аренду. Увы, наши «наполеоновские» планы не дают нам возможности рассиживаться в ресторане XVIII века с чарующими видами на озеро. Хватаем панини (panino), который мои друзья упорно называют сэндвичем (действительно похоже), прыгаем на подошедший кораблик — нам пора на остров Матери (Isola Madre).

  
Коллекция водных растений — лишь небольшая часть представленной в Ботаническом саду острова фауны. Однако в период цветения лотосов, в августе-сентябре, здесь особенно много посетителей. Фото автора

Остров Мадре

Пока мы расправляемся с панини, кораблик оставляет в стороне Рыбачий остров, который не входит в наш сегодняшний маршрут, но очень живописен. Обязательно сюда вернемся, когда придумаем себе тур «Типичные рыбацкие деревушки Италии».

Остров Мадре — самый большой из островов Борромео, и почти все его восемь гектаров заняты ботаническим садом. Разумеется, и здесь есть дворец, строительство которого началось в 1501 году, едва Ланчеллотто Борромео (Lancellotto Borromeo) приобрел остров у папской курии. Экспозиция дворца заслуживает отдельного рассказа, но наша цель — сад. В начале XIX века территорию вокруг дворца начали преобразовывать в Ботанический сад по модному тогда английскому образцу. Если учесть, что изначально остров представлял собой скалу, утвердившуюся здесь со времен ледникового периода, мастерство садовников трудно переоценить. Мало того, что здесь соседствуют растения, в природе разделенные тысячами километров (например, клены, пальмы, эвкалипты и камелии), в саду одинаково уютно чувствуют себя павлины, фазаны и попугаи. Сезоны цветения разных растений сменяют друг друга, совершенно преображая парк. Сейчас апрель, и мы любуемся азалиями; в августе, например, сюда приезжают ради цветущих лотосов, а сентябрь — время цветения гибискуса. Так как «дежурное по сезону» растение всегда представлено во множестве оттенков, кажется, что в парке нет других цветов: те, кто побывал здесь в апреле, будут убеждены, что на острове Мадре они видели гигантский сад азалий. На самом деле здесь растет порядка тысячи видов растений со всех концов света.

Парк виллы Таранто

Вилла Таранто — последний парк, что мы опрометчиво наметили себе на сегодня. Конечно, располагай мы временем, в каждом из садов стоило бы провести день, но немногие могут себе позволить такую неспешность в наши дни. Что ж, лучше увидеть, чем не увидеть, и мы покидаем борт катера, доставившего нас на мыс Кастаньола. Всю северо-восточную часть мыса занимает парк — сбывшаяся мечта английского капитана Нила Макейрена (Neil McEacharn). История этого парка очень отличается от летописи древних владений Борромео: англичанам любят приписывать маниакальную страсть к самым невероятным хобби, а этот парк как раз и есть пример страстной любви человека к растениям.

  
В парке виллы Таранто есть симпатичный обычай: в последнюю неделю апреля каждый пятый посетитель может получить предназначенный ему тюльпан, чтобы любовно выращивать его — уже в своем саду. Фото автора
Родившийся в богатой шотландской семье (которой, среди прочего, принадлежали владения в Австралии), восьми лет от роду Нил впервые попал в Италию. Этот визит, видимо, оказал на мальчика большое влияние: горы и озера Италии напоминали ему родную Шотландию, но растительность, благодаря климату, была куда богаче и ярче. Всю жизнь он был увлечен ботаникой и при первой возможности, в 1930 году, 46-летний тогда капитан приобрел на севере Италии виллу с садом, которую и назвал вилла Таранто. Капитан говорил: «Прекрасный сад не должен быть обязательно большим: будь это хоть два квадратных метра на балконе, прежде всего это должна быть ваша воплощенная мечта» Над осуществлением своей мечты, садом виллы Таранто, капитану суждено было трудиться всю оставшуюся жизнь. С началом Второй мировой войны, вынужденный отправиться в Австралию, он подарил свои владения Итальянской Республике, с условием, впрочем, считать их его собственностью до конца его дней. Здесь он и умер в 1964 году, сидя на веранде и глядя на свой возлюбленный сад. Можно не сомневаться, что Макейрен умер со спокойной душой, ведь судьба его садов была решена самым лучшим образом: с тех пор и по сей день о них заботится Ente Giardini Botanici Villa Taranto «Cap. Neil McEacharn». Эта компания следует идеям капитана по развитию парка, и число видов растений с тех пор неуклонно возрастает, как, само собой, и количество посетителей. В настоящее время здесь можно обнаружить тысячу растений, которые никогда ранее не культивировали в Италии, и в общей сложности в парке насчитывается двадцать тысяч видов растений.

Вилла Паллавичино

Утро следующего дня застает нас в парке виллы Паллавичино. Ох, здесь раздолье — двадцать два гектара, не шутки! Нашлось место не только дворцу, саду, ресторанам и детской площадке, но и многочисленным площадкам для пикников и даже небольшому зоосаду. Парк встречает нас впечатляющей клумбой тюльпанов (как потом выясняется, самой маленькой из всех), аркадой, увитой вечнозелеными растениями, сквозь которую открывается романтический вид на озеро, и самым настоящим водопадом. Далее по маршруту — зоосад, где животные живут в больших вольерах, а самые безобидные, вроде карликовых коз или маленьких оленей, увековеченных в образе диснеевского Бэмби, охотно общаются с посетителями и «гуляют сами по себе». Здесь нет хищников, а ламы, зебры, кенгуру, попугаи и самые обыкновенные козы и овцы (всего около сорока видов животных и экзотических птиц) собраны владельцами парка специально для того, чтобы их с легкостью узнавали самые маленькие посетители. Визжащая от восторга стайка малышей играет с карликовыми козлятами и умиляет взрослых, и, хотя мы находимся в парке не больше десяти минут, мы уже чувствуем себя как на нашей старой даче, где провели все школьные каникулы.

  
Водопад парка Паллавичино встречает посетителей в 100 м от входа. В этой части парк ничем не отличается от окрестных лесов. Фото автора
Эта земля принадлежит маркизам Паллавичино, происходящим из Генуи. В середине XIX века, вступив во владение территорией, они построили здесь небольшой дворец в стиле позднего неоклассицизма. Сад, который мы видим сегодня, заложен чуть позже и изначально был задуман как английский. В отличии от садов острова Белла, парк нисколько не претендует на законченность с архитектурной точки зрения: большей частью он напоминает окрестные леса, и только Ботанический сад поражает пышноцветьем азалий и тюльпанов, а в мае — роз. Рядом с этим громадным цветником, между ресторанчиками и кафе, бродят разноцветные павлины, душераздерающе кричат и требуют общения. Здесь хорошо отдыхать, а исторические даты, усвоенные на вчерашних экскурсиях, самым легкомысленным образом улетучиваются из головы.

Парк Альпиния

Сады, которые мы посетили в течение нашего скромного трехдневного вояжа, очень разные. У Альпинии есть по-крайней мере два отличия от предшественников: во-первых, она расположена на отметке 800 м над уровнем моря. Соответсвенно, добираются сюда на фуникулере, что само по себе очень романтично, но главное — подъем позволяет постепенно охватывать взглядом открывающиеся виды на озеро и близлежащие вершины Альп. Горы здесь не особенно высоки, от 2000 до 3500 м, но вид чарующий, особенно из самого парка. Во-вторых, хоть на сорока тысячах квадратных метров парка и собраны примерно тысяча видов альпийской и субальпийской растительности, а также растения — выходцы с Кавказа, из Китая и Японии, но все-таки главный садовник здесь — природа. Поэтому мы решаем между собой полагать парк природным заповедником: уж очень он не похож на ботанический сад в нашем понимании этого слова, хоть эти слова и содержатся в его названии. Здесь при всем желании не удастся мучить голову информацией: парк основан в 1934 году по решению Муниципалитета города Стреза, больше никаких исторических дат нет. Зато масса информации для натуралистов-любителей: растения непременно сопровождают таблички с их видовыми названиями на латыни, но среди нас убежденных натуралистов не находится, и мы просто гуляем, дышим, наслаждаемся, «пожираем глазами» окрестности озера Маджоре, вспоминаем увиденные вчера острова и любуемся ими с новой точки зрения.

Кстати, попутно выясняется, что, проехав на фуникулере до конечной станции «Маттароне», то есть до отметки 1491 м, можно заняться треккингом (trekking), покататься на горном велосипеде, а зимой, соответственно, обратится к зимним видам спорта. Сейчас, по счастью, не зима, но мы берем себе на заметку. 

Трехдневный вояж завершен, и нам немного грустно, как всегда бывает перед расставанием — не важно, с близкими людьми или с местами, которые успели полюбить. Мы знаем, что еще вернемся на озеро Маджоре: несомненно, мы увидели меньшую часть его красот.

Виктория Грегуольдо, 03.04.2007

 

Новости партнёров