Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Виды социалистического заката

Убогий быт и унылая идеология не мешают кубинцам много веселиться и приветливо относиться друг к другу

  
После революции 1959 года кубниское правительство больше никогда не занимало El Capitolio, скопированный со здания американского Конгресса. С тех пор тут располагается Кубинская академия наук. Фото (Creative Commons license): Vurter

Куба — страна, где уникальная культурая органично вырастает из удивительной островной природы, унылое строительство социализма странно сочетается со стремительным развитием курортов международного уровня, а бедность — с весельем и песнями. Для любителей латиноамериканской музыки этот остров особенный: именно здесь развились многие известные музыкальные стили и жанры, такие как румба, сон и болеро, которые заставляют замирать многие сердца. Остается только предполагать, что станет с Кубой после того, как эпоха Фиделя Кастро закончится. Поэтому я решила посетить эту страну именно сейчас, чтобы почувствовать дух свободы, существующий вопреки многочисленным ограничениям.

Столица Острова Свободы

Одна из первых ассоциаций с Гаваной — это ощущение движения на старой американской машине по Малекону, длинной гаванской набережной, а на океане шторм, и волны захлестывают через парапет в такт песне Chan-Chan, как в фильме «Клуб Буэна Виста» (Buena Vista Social Club).

В Гаване нет спешки и суеты, как в европейских столицах, что неудивительно: население всего острова — около одиннадцати миллионов, в Гаване проживает около двух миллионов человек. Город поражает монументальностью колониальной архитектуры. Многие из наших соотечественников, побывавших в Гаване, пишут, что город разваливается на глазах; ещё чуть-чуть — и её неповторимый облик исчезнет. Однако сами кубинцы считают, что в начале так называемого «специального периода», вызванного распадом СССР и, как следствие, прекращением помощи Кубе, жить было значительно труднее, чем сейчас. Сейчас же невозможно не заметить плакаты «Vamos bien» — «Нам хорошо».

  
Оригинальные аксессуары желтого цвета на голове у одной из кубинок — не что иное, как бигуди.  Фото автора

Один из красивейших проспектов Гаваны — Прадо (Пасео де Марти). По нему приятно прогуляться днем или вечером прокатиться на Коко-такси — скутере, вмещающем водителя и двух пассажиров. На этой улице расположен Капитолий, безусловно, одна из главных достопримечательностей Гаваны. С архитектурной точки зрения он имеет много общего с Капитолием в Вашингтоне, так как был построен во время правления проамериканского диктатора Херардо Мачадо (Gerardo Machado y Morales, 1871–1939) в 1929 году. До 1959 года в Капитолии заседал кубинский конгресс, а сейчас здесь находится Кубинская академия наук и Национальная библиотека науки и технологии. Это здание поражает своей массивностью, а окружающие дома — вопиющей запущенностью. В нескольких кварталах от Капитолия находится бар «Ла Флоридита», куда любил захаживать Хемингуэй. Сейчас там его бюст стоит у стойки, а из посетителей — только туристы, потому что цены здесь по кубинским меркам очень высокие — около 7 долларов за коктейль.

Набережная Малекон, протянувшаяся через весь город, — излюбленное место прогулок. Там можно встретить и рыбаков, и продавцов подсолнухов, и родителей с детьми, и кубинок в бигудях. Люди, работавшие на Кубе во времена Советского Союза, рассказывали мне истории о том, что кубинки днем на работу носят бигуди, потому что работа — это не так важно, а самое интересное начинается вечером, когда можно пойти на танцы. Я думала, что это большое художественное преувеличение. Однако теперь своими глазами созерцала нечто подобное.

Хороший вид на Малекон открывается, если подняться на крепость Морро, расположенную в гаванском заливе и построенную в XVI веке для защиты от атак с моря.

Интересно прогуляться по колониальной Гаване в районе Старая Гавана, где сосредоточено около девятисот исторических зданий. Внешний облик старого города за долгие века практически не изменился и внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Именно в Старой Гаване находится множество музеев, включая Дом-музей Хосе Марти (Jose Marti, 1853-1895) и Музей рома

На поклон к Че

В этом же районе Гаваны находится и железнодорожный вокзал La Coubre, куда мы направились покупать билеты в Санта-Клару. В полупустом помещении открытым было только одно одинокое окошко, где нам выписали билеты от руки, потому что на компьютере у билетного кассира зависла музыкальная программа.

На Кубе принято приходить к поезду за час до отправления, потому что необходимо подтвердить билет перед поездкой (наподобие регистрации в наших аэропортах). В это время у окошек подтверждения скапливаются огромные очереди. Правда, служащие сразу заметили нас, вышли, забрали наши паспорта и проштамповали без очереди. Кстати, туристы на Кубе платят более высокую цену за железнодорожные билеты, чем местные жители.

  
Памятник Эрнесто Че Геваре на могиле в Санта-Кларе. Надпись на монументе гласит: «До победного конца». Фото автора

Поезд до Санта-Клары выглядел весьма старым и видавшим виды: шестиместное сидячее купе без двери, стекло выбито: очевидно, кто-то просто не смог открыть окно. Свет горел только в купе проводников, а обивка была ободрана. 

«Tu mano gloriosa y fuerte sobre la historia dispara cuando todo Santa Clara se despierta para verte» — «Твоя славная и сильная рука выстреливала над историей, когда вся Санта-Клара поднялась, чтобы увидеть тебя» — это строки известной песни Карлоса Пуэблы (Carlos Puebla, 1917–1989) про Че Гевару. Портреты Че можно увидеть по всей Кубе, но именно в Санта-Кларе культ Че выражен наиболее ярко: его портреты нарисованы на стенах домов и даже автобусного вокзала. В этом городе в 1958 году войска Эрнесто Че Гевары снесли бульдозером с  железнодорожных путей рельсы и поезд, где находились военные отряды Батисты (Fulgencio Batista, 1901–1973). Затем произошла последняя битва, которая закончилась победой революционных сил. В Санта-Кларе находится мемориал Че Гевары. Туда его останки были перенесены в 1997 году из Боливии, где он был убит в 1967 году.

Тринидад — город колонизаторов

Этот город внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО, поэтому там огромное количество туристов. Мы разместились в комнате с чудесной террасой, с которой вечером можно было наблюдать южный стремительный закат и наслаждаться звуками города. Несмотря на то, что Тринидад — не деревня, утром местных жителей часто будят петухи.

Тринидад был основан в 1514 году конкистадором Диего Веласкесом Де Куэльар. Исторический центр города украшают разноцветные колониальные дома с изящными решетками и красной черепицей. Вокруг центральной площади, называемой Пласа Майор, находится большое количество музеев, например, Исторический муниципальный музей, находящийся в бывшем доме плантатора Кантеро. С башни этого дома открывается красивый вид на город. Рядом расположена церковь Сантиссима Тринидад, а неподалеку расположен музей романтизма, известный своей коллекцией фарфора, и Археологический музей Гуамухайа.

В XIX веке производство сахара было в этом регионе основной отраслью; в конце XIX века и по настоящее время его место занял табак. О тех временах, когда сахар был основной отраслью в регионе, напоминает находящаяся недалеко от Тринидада бывшая плантация Манага Иснага. Педро Иснага, один из богатейших плантаторов Кубы, построил 44-метровую башню для надзора за рабами. Теперь обозреть окрестности с этой башни может любой желающий. А на обратном пути местный предприниматель угощает посетителей свежевыжатым на станкоподобном аппарате соком из гуарапо (листа сахарного тростника).

  
В Тринидаде прекрасно сохранилась архитектура прошедших столетий. Фото автора

Мы остановились пообедать на ферме. Как и везде на Кубе, в ресторане играли музыканты. Естественно, никогда не обходится без известной по той же «Буэна Виста Клаб» песни Чан-Чан, исполняющей роль кубинской «Калинки-Малинки». В сторонке за музыкантами наблюдала девочка с полуторалетним младенцем, очевидно, братом, который приплясывал в такт. Все-таки музыка у кубинцев в крови! В Тринидаде она слышна отовсюду; каждый день проходят концерты: например в Доме музыки или на руинах театра Брунет.

На следующий день мы сделали вылазку на водопад Эль Кабурни. Он расположен в национальном парке Топес де Кольянтес, в горах Сьерра дель Эскамбрей. Его высота — 62 метра; это один из популярных экотуристических маршрутов, занимающий около трех часов. В этой местности растет множество хвойных деревьев и эвкалиптов. У водопадов находится естественный бассейн с пресной водой.

Коммунизм католицизму не помеха

Из Трининада мы прибыли в Камагуэй, пожалуй, самый религиозный город Кубы, насколько этот термин вообще применим для кубинцев, потому что аскеза и Куба — это сочетание несочетаемого. В 1998 году этот город посетил папа римский Иоанн Павел II (Ioannes Paulus PP. II, 1920–2005). После этого визита многие храмы Камагуэя были отреставрированы.

Камагуэй был застроен на манер лабиринта, чтобы запутать пиратов, которые имели обыкновение атаковать город в XVI веке, несмотря на то, что этот населенный пункт находится в глубине страны. В лабиринте помогают ориентироваться многочисленные храмы: например, церкви XVIII века Нуэстра Сеньора де ла Мерсед и Нуэстра Сеньора де ла Соледад. В городе много живописных парков и площадей: парк Игнасио Аграмонте, рядом с которым находится собор Нуэстра Сеньора де ла Канделариа, восстановленный в XIX веке (первоначальная постройка датирована 1530 годом). Внимания заслуживает также парк Марти, у которого возвышается Церковь Нуэстро Корасон дель Саградо Хесус.

Среди выходцев из этого города есть и знаменитости — поэт Николас Гильен (Nicolas Guillen Batista, 1902–1989) и герой войны за независимость Игнасио Аграмонте (Ignacio Agramonte y Loynaz, 1841–1873).

  
Дрезина-«пионерка» — пролетарский вид транспорта. Фото автора

В целом город кажется более закрытым, чем Тринидад, вероятно потому, что он менее разрекламирован. Вечером на улицах здесь можно увидеть скорее местных жителей и развлекающуюся молодежь, чем туристов, но люди в Камагуэе не менее приветливые и дружелюбные. В качестве такси в основном используются велорикши, хотя в центре города везде брусчатка.

Куба курортная

Наш путь на курорты лежал через город Матансас, центр одноименной провинции, где расположены наиболее привлекательные курорты. Поезд, на котором мы ехали в Матансас, был гораздо менее брутальным, чем предыдущий. Это была вполне современная автомотриса, развивавшая скорость более чем 120 км/ч. Там был и буфет, еда в котором, впрочем, через некоторое время закончилась. По пути нам периодически встречались дрезины-«пионерки», распространенный среди кубинских рабочих способ передвижения. 

Матансас — город достаточно крупный, это один из центров нефтеперерабатывающей промышленности Кубы, однако на железнодорожном вокзале поезд поджидало единственное такси — лошадь с тележкой. На автовокзале было множество такси, но далеко не все водители могли довезти нас до Варадеро, специальной курортной зоны. Там хороший пляж и отели, в ресторанах говорят по-английски, но это — курорт для иностранцев, кубинцам же требуются спецпропуска, чтобы попасть сюда.

Мы отправились на Карибский берег провинции Матансас, а именно на полуостров Сапата на Плайа Хирон. Это более демократичный курорт, куда приезжают любители дайвинга.

  
Даже флегматичного крокодила дразнить не стоит. Фото автора

На этом же полуострове в местечке Гуама находится крокодилий питомник, где выращивают кайманов и кубинских крокодилов. Вернее, ферм даже две: одна промышленная, а вторая — туристическая. У ворот — вывеска: «Выращивание крокодилов — идея революции». Любимый аттракцион туристов — кормление крокодилов. За определенную плату смотритель приносит полведра рыбы и разрешает понаблюдать, как эта пища за несколько секунд исчезает в пасти прожорливых животных. При ферме есть ресторан, где можно, помимо прочих блюд, попробовать крокодиловое мясо.

Другая курортная спецзона — остров Кайо Ларго. Здесь, помимо девственных пляжей, находится небольшая черепаховая ферма, где обитают долгожительница, 80-летняя черепаха Мария, её дети, внуки и правнуки. Рядом — маленькая ферма с игуанами и кубинскими крокодилами, которые, кстати, живут без загородки. Хотя кубинские крокодилы гораздо меньше и флегматичнее кайманов, когда находишься с ними рядом, становится не по себе.

Развитие туризма с некоторых пор является одним из приоритетных направлений кубинской экономики, которое поощряет государство. Поэтому на Кайо Ларго присутствуют иностранные, в основном испанские, гостиничные сети с сервисом высокого уровня; про дефицит можно забыть. Здесь можно насладиться великолепными пляжами и хорошим сервисом, но ощутить аутентичную Кубу на этих курортах вряд ли получится.

На Кубе многое заставляет задуматься о прошлом: «кадиллаки» 1950-х годов и «жигули» 1980-х на улицах, агитационные плакаты. Нельзя не заметить разделение магазинов на обычные, «советские», где ассортимент очень скудный и товары выдаются по карточкам, и магазины типа «Березка», где ассортимент более обширный, но цены намного выше и выражены в конвертируемых песо. Курс конвертируемого песо (peso convertible, CUC) к неконвертируемому (moneda nacional) — 1 к 24. Большинство товаров и услуг продаются только за конвертируемые песо.

  
Пляжи Кайо Ларго – это двадцать километров белого песка. Фото автора

Но, с другой стороны, нельзя говорить о Кубе только в контексте социализма и прошлого. Здесь очень высокая продолжительность жизни: по данным ВОЗ за 2006 год, 75 лет для мужчин и 80 лет для женщин. Причем до старости они сохраняют бодрость, которой можно позавидовать. Вспомните хотя бы 70–80 летних дедушек и бабушек из Buena Vista Social Club.

Такие результаты достигнуты отчасти благодаря самой развитой в Латинской Америке системе здравоохранения. Но главная причина долголетия, на мой взгляд, — это жизнелюбие, которое невозможно искоренить ничем: музыка и танцы сопровождают кубинцев всегда. Жизнерадостность и неповторимый национальный дух кубинцев помогают им преодолеть бедность.

Ольга Агапова, 02.03.2007

 

Новости партнёров