Хронограф
18152229
29162330
3101724
4111825
5121926
6132027
7142128

<июнь>

Путеводители

Зеленый дракон совсем не страшен

Во Вьетнаме еще есть шанс найти следы невиданных зверей на неведомых дорожках

  
Драконы во Вьетнаме повсюду: у входов в храмы и дворцы, на могилах и картинах, в парках в виде подстриженных зеленых кустов. Фото автора

Кто из нас хоть однажды не мечтал бежать
из этого жалкого мира или просто от обыденной жизни?

Бернар Эйвельманс, «Следы невиданных зверей»

Мир драконов завораживает и взрослых, и детей — некоторые до самой старости мечтают найти ручного огнедышащего и брать его с собой на встречу с кредиторами, на работу и в другие неприятные места. Вьетнамцы о таких пустяках не грезят, они просто знают, что являются потомками дракона Лак Лонг и сказочной птицы Ау Ко.

Во время путешествия по Вьетнаму можно насчитать тысячу-другую настоящих драконов. Они присутствуют даже на фруктовых рынках: один из самых популярных плодов так и называется — драконов фрукт (dragonfruit). Похож он на причудливый розовый ананас и является плодом… кактуса Stenocereus thurberi.

В знаменитой бухте Халонг («Спускающийся дракон»), по легенде, до сих пор живет огромный зеленый дракон. Но к чему нам выискивать мифических чудищ, если можно увидеть настоящих? В Индокитае живет вполне реальный дракончик из рода Draco, с которым при желании может познакомиться каждый. У него имеются все атрибуты сказочного персонажа — он умеет летать, «изрыгать пламя» и охотиться на других живых существ.

Без светофоров и пешеходных переходов

В ожидании автобуса на Далат я слонялась по декабрьскому Хошимину и разглядывала одуревших от шума и духоты туристов. Этот город оказался совсем не таким, каким я его себе живописала по фильму Жан-Жака Анно «Любовник». Здесь было спокойнее, чем в Ханое, где даже на тротуаре ты рискуешь быть распластанным под мотоциклом, но я все равно не переставала удивляться хаосу и постоянному шуму.

  
На улицах вьетнамских городов мотоциклов, мопедов и скутеров гораздо больше, чем машин. Фото автора

Круглые сутки сплошной поток транспорта мчался по улицам и громко бибикал, гудел и крякал. Я тоже передвигалась на мопеде, потому что это дешево и удобно, и очень скоро научилась не обращать внимания на такие пустяки, как прикосновение проезжающих мимо автобусов к моим коленкам или свисающие сверху на голову ворохи проводов.

Я попробовала поискать тишины в местном зоопарке, но это было ошибкой — здесь грохотала музыка, народ раскачивался в гамаках, а клетки, казалось, подпрыгивали в такт уже набившей оскомину песне ABBA «Happy new year». Львы и леопарды, изнемогая от жары и шума, в буквальном смысле лежали лапами кверху, а измученный бинтуронг (Arctictis binturong) тоскливо поглядывал на меня из крошечной клетки. Слоны исполняли печальный вальс, позвякивая цепями и выпрашивая корм.

Хорошо, что на свете есть и другие зоосады, например, Сингапурский и Гамбургский. Теперь все чаще зоопарки создают не на потеху публике, а для сохранения редких видов: панд, оленей Давида, черношейных журавлей…

Для диких животных места нет?

Первого января я чувствовала себя персонажем анекдота — все едут в город, а я, наоборот, в лес, да еще и в 7 утра. Мой путь лежал в национальный парк Нам Кат Тиен, что в четырех-пяти часах езды от Хошимина. Много хорошего я слышала о нем от ученых, которым посчастливилось работать там в рамках экспедиций Совместного Российско-Вьетнамского Тропического Центра. Особенно я благодарна за помощь и вдохновение Павлу Квартальнову, занимающемуся изучением вьетнамских птиц.

Однако не стоит думать, будто бы немногочисленные островки живой природы Вьетнама открыты только для избранных! Любой желающий может провести несколько дней на территории заповедника. Для этого рекомендуется приобрести так называемый трип (экскурсию) на бэкпэкерской (backpacker — рюкзачник, «дикарь») улице Хошимина всего лишь за 30 долларов или билет до Далата, попросив высадить вас на повороте на Нам Кат Тиен. При этом все остальные пассажиры будут смотреть с огромным удивлением на сумасшедшего, который просит оставить его в глухой деревне.

Никакой растерянности при самостоятельном перемещении по Юго-Восточной Азии не ощущается — даже если вы попытаетесь заблудиться, аборигены вас отловят и проводят куда надо. В данном случае мне довольно быстро указали, что иду я не в ту сторону и предложили преодолеть 25 км до входа в заповедник на мопеде.

Парк Кат Тиен раскинулся возле реки Донг Най на обширной территории трех провинций — Нам Кат Тиен, Так Кат Тиен и Кат Лок. В Кат Лок вход запрещен даже биологам, потому что там, среди непроходимых болот, живут последние в мире (помимо обитающих на острове Ява) 7 или 8 аннамских носорогов (Rhinoceros sondaicus annamiticus, подвид яванского носорога). Много лет считалось, что во Вьетнаме больше не осталось носорогов, как вдруг фотоловушки в Кат Локе запечатлели несколько особей этих удивительных животных!

  
Во вьетнамской деревне буйвола увидишь гораздо чаще, чем корову: у буйволицы и молоко значительно питательнее, и на ней верхом можно покататься, и рога гораздо красивее. Фото: Яна Косенко
Флора и фауна тропического леса сказочно богата и разнообразна, но, к сожалению, представителей многих видов осталось так мало, что речь идет о стремительном вымирании. В последние годы международные природоохранные организации зачастили во Вьетнам. Даже сиамские крокодилы, без которых раньше не обходились рассказы отважных путешественников, стали редкостью. В 1999 году зубастые «сиамцы», обитающие в живописном Крокодиловом Озере, начали исчезать, и пришлось интродуцировать этот вид заново.

Перебравшись на лодке в парк, я наконец смогла вдохнуть чистый воздух и насладиться тишиной. Вдали виднелись изумрудно-зеленые горы и сиреневые облака, над головой пролетали парусники и данаиды, а лес, наполненный пересвистом кустарниц (Garrulax sinensis) и хохотом зимородков, казался дружелюбным и приветливым.

На территории парка находится деревня с веселыми детишками, разъезжающими на буйволах, и трудолюбивыми крестьянами, которым и дела нет до туристов. Вот это, пожалуй, и есть настоящий Вьетнам, а не тот хаос или «Диснейленд», в которые постепенно превращаются некоторые азиатские города.

К сожалению, заповедники все больше становятся похожи на резервации для Природы — ночами людям запрещают ходить в лес, запугивая байками про медведей и змей. К слову, малайские медведи слишком маленькие, пугливые и редкие, чтобы представлять опасность. Все это напоминает живую иллюстрацию к книге Бернарда Гржимека «Для диких животных места нет».

Поющие гекконы

Днем в тропическом лесу неимоверно жарко и душно, европейцы с непривычки обливаются потом, на который слетаются докучливые дикие пчелки. Зато ночью — прохлада, благодать и сплошные приключения.

Для начала в тишине бунгало ничего не подозревающего путешественника раздается громкий хохот: «Го-го-ак-кей-ак-кей!». Это самец гигантского геккона токи (Gekko gecko) выходит поохотиться на насекомых. Светло-голубой с оранжевыми пятнами «монстрик» совсем не похож на крошечных плоскохвостых гекконов, мельтешащих по потолкам с проворством тараканов. Он большой, красивый, а, главное, поет не хуже некоторых птиц.

Упитанный токи сантиметров тридцати длиной живет за картиной в столовой парка, а по ночам появляется на стене и начинает медленно подкрадываться к бабочкам, смущая туристок-француженок. Поперек каждого пальчика у геккона расположены особые «щеточки», с помощью которых он и удерживается на потолке. Некоторые аборигены употребляют в пищу этих красавцев, а российские террариумисты с удовольствием держат токи у себя дома.

Еще днем, проезжая на джипе сквозь лес, я заприметила чудесные розовые «облака» у дороги. Это были какие-то неизвестные мне цветущие деревья, издали похожие на сакуру. Поскольку никто не сумел определить, что это за дерево, меня одолело любопытство. Розовые цветы настолько завладели моим сознанием, что с наступлением прохладной ночи я тут же ринулась их искать, увлекая за собой напарницу.

Ночью в тусклом свете налобного фонарика каждая веточка приобретает какие-то зловещие очертания, но мы бодро шли по дорожке, прислушиваясь к щебету птиц. Под ногами суетились муравьи, подбирающие ослабленных поденок и уносящие добычу в свои домики. Маленький мертвый скорпион поблескивал на земле, а на ветвях раскачивались настороженные обезьяны, в остальном ничего пугающего в лесу не было. Неожиданно с громким треском перед нашими глазами возникли две больше тени…

Тут самое время рассказать «страшную историю про джунгли», но, увы, это были всего лишь крупные ночные бабочки, кружащиеся в брачном танце и бьющие друг друга крыльями с грохотом хлопушек. Здесь обитает много интересных чешуекрылых, в частности крупнейшая бабочка мира — Attacus atlas, крылья которой по размерам совпадают с мужскими ладонями.

  
В обычной обстановке лесной калот (Calotes mystaceus), представитель семейства агамовых (Agamidae), имеет серовато-буроватый с поперечными темными полосами окрас. Но в брачный сезон самец становится синим, а его губы — белыми. Такую же окраску приобретает эта ящерица, если ее рассердить. Фото: Philip Jones

Дикая кошка и маленькие «вампиры»

До моей розовой мечты мы так и не добрались пешком, поэтому следующей ночью поехали на потрепанном джипе с эмблемой WWF на двери. Сотрудник заповедника взял с собой большой фонарь, так что можно было светить по сторонам, подмечая отблески в зрачках ночных животных.

Недовольный козодой проводил нас высокомерным взглядом, кролики замельтешили в кустах, а семейка оленей-замбаров выглянула из высокой травы и как будто бы даже приветливо помахала головами.

Наверное, вы удивитесь — с каких это пор олени пасутся ночью? И индийские слоны, и дикие быки-гауры, и олени днем предпочитают прятаться в густых лесах, а ночью выходят на опушки подкормиться, тогда-то, при достаточной сноровке, их и можно увидеть. Труднее всего обнаружить осторожных и пугливых хищников, поэтому я не поверила своим глазами, когда в свете фонаря прямо передо мной возникла великолепная леопардовая кошка (Felis bengalensis)!

Размерами она не намного больше домашней кошки, зато очень необычно, ярко окрашена и свирепа. Приручить ее не всегда легко, и, знаете, я рада, что у нее такой скверный характер — может быть, он спасет ее от браконьеров. Чтобы кошатники не слишком страдали, мечтая о такой красавице, около 40 лет назад в США дикую кошку скрестили с домашней и получили одну из самых дорогих и красивых пород мира — бенгальскую. Ее представители отличаются хитростью, умом и любовью к… водным процедурам.

На этот раз мы не заметили, как проехали розовые «облака», поэтому я начала чувствовать себя обиженным львом Бонифацием. Помните, как он мечтал прийти к озеру с золотой рыбкой, но у него это никак не получалось? И все-таки однажды днем я добралась до загадочных деревьев и бережно ухватилась за ветку, усыпанную нежно-розовыми цветками с шестью гофрированным лепестками.

  
Слоны охотно идут на контакт с посетителям зоопарка. Фото автора

К моему разочарованию, это оказался вовсе не редкий вьетнамский вид, неизвестный науке, а гинория (Ginoria sp., сем. дербенниковые) родом из стран Карибского бассейна. Пока я прыгала вокруг растения моей мечты, новые носки превратились в окровавленные тряпочки — это поработали старые знакомцы, наземные пиявки.

Впрочем, вам встреча с «вампирами» не грозит, потому что заботливые сотрудника парка надевают туристам на ноги бахилы перед походом в лес.

«Небесные цветы»

Днем в тропическом лесу можно увидеть, в первую очередь, насекомых, во вторую — птиц, и в третью — рептилий. Птиц в заповеднике около 318 видов, и все они очень красивы — разнообразные зимородки, например, крупный пестро-рыжий с красным клювом Lacedo pulchella, кустарницы, бюльбюли, мухоловки.

Мне особенно симпатичны ракетоховстые дронго (Dicrurus paradiseus). Эти черные птицы размером с дрозда в полете напоминают сказочных райских обитателей — их перья отливают сине-металлическим блеском, а два удлиненных хвостовых пера, заканчивающиеся неким подобием воланчиков для бадминтона, летят за ними как будто бы сами по себе. Возле Крокодилового Озера бродят темно-синие султанки (Porphyrio porphyrio), белокрылые цапли (Ardeola bacchus) и другие интересные создания, привлекающие бёрдвотчеров (орнитологов-любителей).

С одним таким человеком я столкнулась на лесной опушке. Он сидел возле телескопа в окружении роя пчелок и листал пухленький определитель птиц Азии. Я посмотрела на него с некоторой завистью, поскольку с гайд-буками по флоре и фауне во Вьетнаме туговато. Пока он, в свою очередь, жаловался на отсутствие гайд-буков по чешуекрылым, мне удалось определить черно-оранжевую десятисантиметровую нимфалиду харакс поликсена (Charaxes polyxena), усевшуюся на его телескоп.

За нами в лес увязались туристы, и это было настоящей катастрофой — они смеялись, курили и делали все возможное, чтобы распугать животных. Тем не менее, из кустов выглянула пара фазанов-прелат (Lophura diardi) — стройных и элегантных представителей отряда куриных. Самец стального цвета с синеватым отливом, красными ногами и высоким хохлом на голове, а курочка одета гораздо скромнее.

«Прелат — очень скрытный обитатель густых джунглей», — мелькнула у меня в голове фраза из энциклопедии птиц. Видимо, встреченный нами самец об этом не знал, поэтому спокойно посмотрел на шумных гостей леса и величественно пошел дальше, а вот курочка оказалась более начитанной и сразу же сбежала. Я решила последовать ее примеру, иначе с таким эскортом не то что драконов, кузнечиков не найдешь!

При перемещении по тропическому лесу очень важно идти неспешно, иначе можно нанизаться на огромные колючки ротангов и акациевых. Я брела по узкой тропинке, переступая досковидные корни тетрамелий и вдыхая аромат цветущих лиан. С верхнего полога леса то и дело падали крупные сиреневые «бокальчики».

Это был «небесный цветок» из семейства акантовых — Thunbergia grandiflora родом из Индии и Мьянмы. Ее бутоны любезно предлагают нектар только крупным пчелам-плотникам, а для всех остальных насекомых он недоступен.

  
Представители рода баугиния распространены в дикой природе тропической и субтропических областей Земли. Bauhinia x blakeana считается одним из самых эффектных видов этого рода. Фото автора

Взгляд дракона

Рассказывая о красивейших цветах мира, не могу не упомянуть типичную для Юго-Восточной Азии баугинию, или орхидейное дерево (Bauhinia variegata) из семейства бобовых. Это деревце, усыпанное великолепными белыми или розовыми цветками-«орхидеями», выращивают в основном в Далате, а стерильный гибрид Bauhinia x blakeana с пурпурными цветками является национальным цветком Гонконга и изображен на его флаге.

Разглядывая воздушные корни фикуса-«удушителя» на стволе афзелии, я вдруг обнаружила, что на меня тоже смотрят… Я тут же узнала эту, на первый взгляд, неинтересную ящерицу — тощую, маленькую, светло-бежевую в крапинку с длиннющим тоненьким хвостом — и мне захотелось захлопать в ладоши от радости. Удивительно — вот так запросто заходишь в зимний лес и видишь перед собой летучего дракона (Draco volans), который хладнокровно слизывает длинным языком муравьев.

В сердитом состоянии самец то выдвигает, то прячет светло-оранжевый горловой мешок, в результате создается впечатление, будто бы он изрыгает пламя. А самое главное — у него есть розовые крылья, то есть кожаные складки, натянутые на шесть удлиненных ложных ребер. С их помощью он совершает перелеты на расстояние до 30 метров!

В полете Draco volans напоминает легкий бумажный самолетик, пикирующий с дерева на дерево. Мне страшно захотелось изловить пару дракончиков, внимательно рассмотреть и сфотографировать в полете — но скорость, с которой они порхают или бегают по деревьям, не оставляла мне никаких шансов.

Мне совсем не хотелось покидать Кат Тиен, где порхают драконы и цик-цикают в кустах гладкохвостые тупайи, смахивающие одновременно на белку, опоссума и мышь и при этом очень обаятельные… Однако пора было отправляться дальше, в «город цветов» — Далат.

Мы ехали в маршрутке, рассчитанной на шестнадцать человек, с четырьмя десятками (!) хохочущих вьетнамцев. Они то любезно предлагали нам маску от пыли, то расспрашивали о жизни, а я улыбалась «детям дракона» и с некоторой грустью поглядывала на исчезающий в дымке Нам Кат Тиен…

Не правда ли, это восхитительно, что есть еще на земле места, куда можно сбежать от повседневной городской суеты и поискать следы невиданных зверей? Ну а сохранность этих зелёных островков зависит от всех нас.

Ольга Кувыкина, 26.02.2007

 

Новости партнёров