Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Стражи иорданской купели

Воды в реке все меньше, поэтому место, где Мессия принял крещение, всё дальше от берега

  
Практически из любой точки столицы Иордании, Аммана, можно увидеть государственный флаг страны. Флаг, 30х60 метров, развевается на флагштоке высотой в 137 м. Фото автора 

Жизнь Иисуса Христа разобрана, казалось бы, чуть ли не по минутам, а его изречения разобраны на цитаты. Однако с местом, где Иисус принял крещение, до сих пор окончательной определенности нет. Израиль настаивает, что именно на его современной территории произошло историческое событие, в Иордании только пожимают плечами — церковь, построенная в том самом месте, где был крещен Мессия, находится на их земле.

Священная река

Запутаться не сложно — в долине Вифания, где Иоанн Предтеча крестил Иисуса, соприкасаются три страны: Иордания, Израиль и Палестина. Когда едешь к месту крещения, вдали в дымке виден древний город Иерихон.

Попасть в столь значимый для миллионов людей регион можно только по специальному разрешению. Другое дело, что власти Иордании приветствуют развитие паломнического туризма, потому поток людей сюда не иссякает. Территория огорожена колючей проволкой, на которой периодически встречаются таблички «no smoking», экскурсантов сопровождают военные, и не покидает ощущение, что где-то рядом идут бои.

Военные столкновения, авиаудары, теракты действительно происходят совсем по соседству, но не здесь. В стране искренне сокрушаются, что Иордания оказалась ровно в центре Ближнего Востока. В телевизионных репортажах о ливано-израильском или палестино-арабском конфликте на картах обозначают всю территорию, и мирная Иордания, где проходят переговоры арабских стран, вызывает настороженность не меньше, чем более агрессивные соседи.

Ощущения в долине Вифания неповторимые, не только потому, что здесь святое место: это самая низкая точка земной суши — 400 м ниже уровня моря. Жарко, душно, небо в дымке, но когда подходишь к песочно-зеленой реке Иордан, чувствуешь необычайный прилив сил. Спуститься к берегу можно только в сопровождении автоматчика, который невозмутимо наблюдает, как приехавшие туристы фотографируются на фоне Израиля. До соседней страны практически рукой подать — ширина реки вообще не более десяти метров, а в этом месте — от силы четыре. Напротив спуска к реке, на израильской земле, стоит здание неизвестного назначения, на котором хорошо видна табличка WC, а рядом на флагштоке реет государственный флаг.

  
Именно здесь Иоанн Предтеча крестил Иисуса Христа. Как известно, крещение проходило в реке Иордан. Река эта не очень глубокая, к тому же в последнее время Иордан, как и Мертвое море, постепенно высыхает — и у купели осталось только одно напоминание о реке. Но многие склонны полагать, что историческое событие произошло именно здесь. Фото автора

Река Иордан, как и Мертвое море, в которое она впадает, постепенно высыхает, потому уровень воды в реке падает. К примеру, осенью на месте купели не видно никаких признаков воды — только след, как от почти высохшей лужи. Но благодаря тому, что ближневосточные водоемы высыхают, удалось обнаружить место, где был крещен Иисус Христос. Теперь вокруг купели идут археологические раскопки: здесь были найдены развалины трех византийских церквей, что косвенно подтверждает правильность места крещения.

Без куфии не обойтись

Иордания богата на священные места. Здесь же находится и гора Небо, с вершины которой Моисей увидел Землю Обетованную. Кстати, пророку явно повезло на хорошую и ясную погоду: в дымке разглядеть и Мертвое море, и Иудейские горы, и долину Иордана невозможно.

На горе находится место захоронения пророка. Интересно, что в Иордании довольно либерально относятся к одежде туристов. Однако в столь значимом для мировых религий месте в неподобающем виде находиться не разрешают, поэтому охранники выдали мне куфию (платок), чтобы прикрыть плечи.

В то же время, что и мы, на гору Небо приехала группа молодых иорданцев — членов организации, напоминающей комсомол. Девушки и юноши в футболках с картой Иордании выкрикивали речевки вроде «Раз, два, три! Король Абдулла — великий!» и решительно шагали к могиле Моисея. Они с не меньшим любопытством слушали рассказ о пророке, как монастырь IV–VI веков иорданцам помогали восстанавливать францисканцы, и как удалось сохранить древнее мозаичное панно.

  
Полы храма на горе Небо, позже превратившегося в монастырь, были покрыты красивыми мозаичными панно. Но из-за того, что многие мозаики VI века десятки лет пробыли под открытым небом, целиком сохранилась только эта. Мозаика, оказавшаяся под слоем пыли, действительно уникальна, ведь на ней сохранились изображения людей, которые планомерно уничтожались мусульманами. Фото автора

Особая мода Аммана

Как и многие столицы, Амман — город контрастов. Оказавшись в центре, на улице можно увидеть как по-европейски одетых людей, так и женщин в черных чалмах. Иордания — страна либеральная и толерантная, но в столице лучше отнестись с пониманием к правилам шариата. «Дело не в нас. Через Амман едут люди из Ирака, Саудовской Аравии, Сирии и других мусульманских стран, которые не так спокойно относятся к одежде европейцев», — назидательно объяснял гид Мажди, прося одну из девушек прикрыть плечи.

Представление о женской одежде в Иордании перестало быть понятным, когда я оказалась на небольшом рынке в центре Аммана. Магазинчиков, торгующих платьями, здесь великое множество. В них можно купить как традиционную иорданскую одежду, так и почти европейские рубашки, которые, впрочем, позволяют соблюсти исламские правила. Настоящим же потрясением стали лавки женского белья, больше напоминающие филиалы специализированных магазинов для танцовщиц. Но женщин внутри них видно не было, так что узнать, кто же покупает это белье, не удалось.

Классический восточный базар и в Иордании не теряет своего колорита, но, в отличие от Египта, здесь покупатель не чувствует себя загнанной жертвой, на которую охотятся миллионы продавцов.

В городе есть рестораны как с национальной кухней, так и с европейской и с китайской. Если хочется выпить бокал местного красного вина «Mount Nebo», то в большинстве мест с национальными традициями этого сделать не удастся — в лучшем случае вам предложат безалкогольное пиво. Далеко не во всех заведениях продают алкоголь, и в больших супермаркетах, не говоря уже о маленьких магазинчиках, его тоже нет. Конечно, за распитие алкоголя никто не накажет и иорданца, но все же ислам это запрещает.

  
Иорданский замок крестоносцев Карак, как и его аналоги в других странах, состоит из мрачных залов и подземелий. А в самом большом зале, где когда-то проходили масштабные пиршества, некоторые любят проводить вечера и сейчас. Фото автора

Центр столицы, особенно если смотреть на него с цитадели, больше напоминает муравейник. Небольшие дома-коробки теснятся на холмах, и если попытаться самостоятельно добраться из пункта А в пункт Б, успех совершенно не гарантирован. Но иорданцы гордятся своей страной — над городом реет огромный флаг Иордании. Высота его флагштока 137 метров, сам флаг — 30 х 60 м.

Новые районы разительно отличаются от старого города. Наша группа долго сопротивлялась осмотру новостроек в районе Абдун, но, как оказалось, там есть на что посмотреть. На окраинах Аммана расположены улицы с настоящими особняками с фонтанами и фигурно подстриженными деревьями. Кстати, сами иорданцы дома себе не строят, а приглашают строителей из Египта.

Мертвое и Красное

Иордания — страна небольшая, и проблема источников воды стоит очень остро. Например, в Аммане воду дают раз в неделю — все остальное время приходится пользоваться запасенной. Тем не менее у Иордании есть выход к двум морям — Красному и Мертвому. Устроить приморские курорты удалось тоже только благодаря мирным отношениям с Израилем. На берегу Мертвого моря хорошо виден Иерусалим, а в Акабе кажется, что до израильского Эйлата можно пешком дойти.

Окунуться в Мертвое море, по консистенции больше похожее на оливковое масло, можно только до заката. Когда темнеет, на берегу выставляется красный флаг, а всех отдыхающих служащие отеля стараются отогнать как можно дальше от воды. Чтобы утонуть в Мертвом море, нужно сильно постараться — плавать в нем практически невозможно, разве что возлежать на волнах с газетой. Но если течение отнесет зазевавшегося купальщика слишком далеко от берега (к примеру, в территориальные воды Израиля), выловить человека будет не просто.

После Мертвого моря в Красном купаться, откровенно говоря, непривычно. Зато городской пляж Акабы — незабываемое зрелище! Как и в российских здравницах, он забит мужчинами, женщинами и детьми. Только загорать здесь не принято. Прямо в море на пластиковых стульях восседают женщины в чалмах, здесь же купаются и девушки, но все равно одетые хотя бы в джинсы и футболки. Мужская часть пляжа отгорожена перегородкой.

Город Акаба — самое удачное место для охотников за сувенирами и просто любителей магазинов. Приморский город объявлен зоной tax free, а для израильтян даже отменены визы. И жители соседней страны ездят в Акабу, в основном, за покупками — так гораздо дешевле.

  
Иорданцы любят постоять под термальными водопадами в Хаммамат Ма'ин. Это и полезно, и очень приятно. Даже в жаркий день вода температурой около 40 градусов бодрит, и кажется, что так, под неумолчный стук воды, можно простоять целую вечность. А лучшее время суток для водопада — поздний вечер. Фото автора

Включите водопад

В Иордании людям удалось установить власть над водопадами. «Водопад пока выключен, но скоро он заработает», — с улыбкой сообщил нам гид Мажди, когда мы приехали к термальным источникам в Хамаммат Ма’ин. В долине оказалось два водопада с термальной водой: один для жителей единственного отеля, а другой — общественный. Не работал как раз второй, и, хотя гид скорее не рекомендовал этого делать, группа особо желающих понежиться под теплой водой отправилась в первый. Опустив ногу в воду, я поняла, что «теплый» — это не для этого места. Вода при входе в речку, бегущую вдоль водопада, достигает 60 градусов, падающая со скал вода — 50 градусов. Температура воды в общественном водопаде гораздо более щадящая, и, кажется, там можно провести всю жизнь. Водопад шумит, заглушая все остальные звуки, днем в струях воды видна радуга.

Вообще, в Хамаммате Ма’ин можно пробыть целую неделю и не надоест. Помимо лечебных вод, здесь начинают работать различные линии SPA. Возможно, это даже станет модным местом. Еще бы — термальные источники окружены горами, людей мало и водопады выключаются.

К Иордании вполне можно применить определение «большая пустыня». Поэтому ночь в настоящей пустыне, в бедуинском кемпинге — обязательный пункт программы. В пустыне Вади-Рам, расположенной в Акабском губернаторстве, глубоко под песками находится основной запас воды. В это сложно поверить, когда вокруг только песок, горы и небо. Ночью в пустыне тихо, луна, которая сильно мешает смотреть на звезды, повернута набок. Говорят, что, проведя ночь в пустыне, человек становится мудрее.

Конечно, измерить степень мудрости невозможно, однако размышлять о жизни действительно лучше всего именно здесь. Наша группа сидела кружком, каждый рисовал причудливые закорючки на песке и рассказывал о себе. То ли от звезд, то ли от звенящей тишины тянуло на разговоры. С нашими гидами я болтала и о семье, и о российской и иорданской политике, и о музыке полночи. Мы так и остались ночевать на улице на диванах. А утром у меня заболел зуб мудрости.

  
Вход в главный храм Петры можно увидеть освещенным только утром. Поэтому, чтобы увидеть, как лучи солнца постепенно освещают каменное изваяние, нужно быть на месте строго вовремя и не опаздывать. Фото автора

Слишком много туристов

Одна из главных достопримечательностей Иордании — древний город Петра. О затерявшемся в красноватых скалах городе, находящемся под защитой ЮНЕСКО, сказано немало восторженных слов, и это неудивительно. Но насладиться Петрой все сложнее и сложнее — слишком много туристов стремятся осмотреть шедевр мирового культурного наследия. Мне повезло: из-за желания увидеть вход в главный храм полностью освещенным, — а это возможно лишь в течение 15 минут, — я и коллега-фотограф обогнали других посетителей. Извилистая дорога по ущелью между красных отвесных стен завораживала.

Вдруг мы услышали церковное песнопение. «Ну надо же, уже и музыкальное сопровождение придумали», — слегка раздосадованно заметил спутник. Казалось, что за поворотом окажется хор, приветствующий туристов, в футболках «Welcome to Petra». Но мы увидели только трех туристов, самозабвенно исполняющих какой-то церковный гимн, — из-за акустики казалось, что певцов гораздо больше. Увидев нас, люди замолчали, а жаль.

Бродить по Петре жарко, хотя и безумно интересно. Горячий сладкий чай с сахаром — лучший способ освежиться. Иорданцы считают, что нам зимой стоит есть мороженое, чтобы согреться. Похоже, это так: после маленького стаканчика чая хватило сил, чтобы подняться к монастырю Дейр. Для удобства в скалах вырезаны ступени, но подниматься по ним придется минут 30. «Вам осталось всего 5 минут», — приободрила женщина, продающая бедуинские сувениры. Конечно, добраться можно и быстрее — на ослике. Но у меня вызывали сомнения и выдолбленные ступени, слегка отполированные множеством ног, потому передвигаться по ним верхом на осле я не рискнула.

Впечатление от страны складывается не только от удивительной, очень разной природы и мест, но и от самих жителей, которые, на мой взгляд, являются главной достопримечательностью этой ближневосточной страны. Приятно, когда люди любят свою страну, с гордостью рассказывают, что их король Абдулла II останавливается на красный свет светофора, а дети хотят учиться. Вернувшись в Москву, я вспоминаю не столько солнце и песок, сколько особую атмосферу. «Мы всегда вас будем ждать, мы рады видеть абсолютно всех, обязательно возвращайся!» — говорили мне на прощание иорданцы. И я постараюсь побывать в этой стране еще раз.

 

Алия Самигуллина, 19.01.2007

 

Новости партнёров