Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Город пяти имен

Помимо традиционного для всех арабских городов «жемчужина востока» Бейрут имеет, по меньшей мере, еще четыре неофициальных названия

Жители многоконфессионального Бейрута стараются жить в мире друг с другом. А их город настолько гармонично вписывается в пейзаж залива Святого Георгия и Ливанских гор, что кажется творением природы. Фото: http://www.habeeb.com/lebanon.photos.09.beirut.html

 

Столица Ливана Бейрут, который как будто спускается со склонов Ливанских гор в залив Святого Георгия, один из самых красивых и интересных городов не только Ближнего Востока, но и, пожалуй, всей планеты. И пусть в значительности своей истории Бейрут уступает своим соседям Иерусалиму и Дамаску, он безусловный чемпион по количеству своих «кличек». Помимо традиционного для всех арабских городов «жемчужина востока» Бейрут имеет, по меньшей мере, еще четыре неофициальных названия. Интересно, что жителям города эти названия очень нравятся, и они не упустят возможности рассказать вам об одном из таких прозвищ, даже просто показывая дорогу.

Город колодцев

Это на самом деле даже не особое, придуманное название города, а всего лишь перевод финикийского слова «берит» — родник, колодец. Однако сам город появился гораздо раньше этого названия. Как показывают раскопки в центре города, первые люди на территории Бейрута появились еще во времена палеолита. Однако город не отличался ничем особенным и во времена финикийцев (уже называясь Берит) находился в тени соседних Библоса, Тира и Сидона.

В 64 году до нашей эры город захватывают войска Помпея. Через двести пятьдесят лет, во II веке римский император Септимий Севр основал в Бейруте школу права. Менее чем за сто лет она стала одной крупнейших в империи. Именно в ней составлялся Кодекс Юстиниана — свод законов и императорских распоряжений, принятый византийским императором Юстинианом (Justinianus, около 485–565) в 534 году. Кодекс является важнейшим документом, лежащим в основе современной правовой системы Европы, так называемого «континентального права».

  
Современные постройки в Бейруте, как и в других ближневосточных городах, соседствуют с раскопками. Фото из архива телепередачи «Вокруг Света»

Потом город был завоеван арабами, находился под властью многих династий, затем перешел к Османской империи. После Первой мировой войны весь Ливан стал подмандатной территорией Франции, окончательно получив независимость лишь в 1946 году. Многие из старшего поколения ливанцев говорят по-французски довольно сносно и даже могут дать совет или подсказать дорогу. Однако для этого вам нужно знать арабское название места. Европейские варианты названия собственных достопримечательностей для ливанцев — тайна за семью печатями.

История Ливана описана не только в книгах. В двадцати километрах от Бейрута течет Собачья река (по-арабски Нахр-эль-Кейб). Сейчас — неглубокая спокойная речушка, а раньше — бурный поток в скалистом ущелье. Перейти ее, тем более с армией, было очень непросто. Во втором тысячелетии до нашей эры это сделал великий египетский фараон Рамзес II. В память об этом знаменательном событии он повелел высечь надпись на скале рядом с рекой. Потом он переправлялся через реку еще дважды и каждый раз фиксировал это на памятной скале. Сам того не зная, фараон заложил традицию. Потом «отчитывались» об удачном преодолении водной преграды вавилонский царь Навуходоносор II (605–562 до н. э.), римский император Каракалла (Septimius Bassianus Caracalla, императорское имя Аврелий Антонин Марк; Marcus Aurelius Antoninus, 186–217), византийский император Феодосий (Theodosius II, 401–450) и многие другие. В средние века мамелюки построили функционирующий до сих пор трехарочный мост через реку и тоже выбили надпись об этом событии.

Рядом и множество французских надписей: о постройки узкоколейки, о завоевании Сирии и Ливана, о победе в Первой мировой войне. Недалеко надпись об изгнании французов из Ливана. С французскими надписями связана одна некрасивая история: во время одной из экспедиций в Ливан командующий французскими войсками повелел соскоблить одну из надписей Рамзеса II и написать поверх ее свою. Имя его не называю умышленно.

Кстати, в истории Бейрута был период… русского владычества! Да, вы не ошиблись, этот прекраснейший город действительно принадлежал России, правда, всего полгода, но тем не менее. Дело обстояло так: во время русско-турецкой войны 1768–74 годов, а точнее 5 августа 1773 года, морской отряд под предводительством капитана 2-го ранга Михаила Кожухова подошел к Бейруту. После двухмесячной осады крепость пала. В бою русским солдатам помогали восставшие против турок друзы. Кожухов пробыл в Бейруте до 15 января 1774 года. Затем отплыл, отдав друзам город за 250 000 тысяч пиастров. Неплохой вышел бизнес. Кстати, о бизнесе…

  
Квартал, где расположены финансовые организации. Фото из архива телепередачи «Вокруг Света»

Ближневосточная Швейцария

Пусть вас не смущает присутствие названия целой страны. Ливан и Бейрут — это почти разные государства. Ливан — бедное, живущее лишь за счет туризма и столицы государство. А Бейрут — самобытный и самодостаточный процветающий город. Поэтому сравнение города с целой страной вполне оправдано, и именно Бейрут, а не весь Ливан называли «Швейцарией». Поводов для такой аналогии сразу два.

Бейрут, как и Швейцария, расположен в горах. Ливанские горы подарили нам одну очень знакомую легенду. Неподалеку от города находилось горное озеро, в котором жил страшный дракон. Как-то раз он попросил себе в жертву дочь местного царя. Но нашелся храбрый юноша, который победил его, спас от гибели царевну и прославился на весь мир. Звали этого юношу Георгий. Позже он был канонизирован (разумеется, не только за это) христианской церковью. В России он известен как Георгий Победоносец и главное действующее лицо герба Москвы.

СССР всегда поддерживал Ливан как стратегического партнера в борьбе против Израиля, поэтому многие ливанцы учились в нашей стране. Сейчас многие из ливанских выпускников советских вузов работают в быстро растущей сфере туризма. Не был исключением и мой экскурсовод по Бейруту. Рассказывая легенду о Георгии, он не раз повторял с улыбкой, что «ваша столица нашей должна» (отметим, что Святой Георгий также является покровителем Лиссабона). Залив Святого Георгия, на берегу которого стоит Бейрут, назван в его честь. А вот легендарное горное «драконье» озеро так и осталось ненайденным.

Зато в горах рядом с Бейрутом нашлась другая достопримечательность: пещера Джейта. Этот уникальный природный объект был открыт американским миссионеров Уильямом Томсоном (William Thomson) в 1836 году. До недавнего времени пещера считалась крупнейшей на Ближнем Востоке, и до сих пор остается одной и самых больших доступных туристам пещер. Ее длина составляет около трех с половиной километров. Причем, в отличие от многих других пещер, почти каждый метр из этих трех с половиной километров доступен для осмотра. Когда идешь по пещере, то первую часть прогулки стараешься быть предельно внимательным, а вторую половину пути ощущаешь себя в каком-то невероятном парке, который находится на другой планете. Настолько привыкаешь к сталактитам, что восьмиметровую сосульку-гиганта воспринимаешь, с ничуть не большим удивлением, чем, например, баобаб или вековой дуб. В пещере Джейка забываешь и о времени.

Сейчас для туристов открыты обе камеры пещеры: верхняя, где нужно ходить пешком, и нижняя, по которой можно прокатиться на лодке. Подземная поток есть ничто иное, как начало уже известной нам Собачьей реки.

Вторая черта, роднящая Бейрут со Швейцарией, — финансовая активность. К 1970-м ливанская столица окончательно утвердилась в качестве банковского центра Ближнего Востока. Именно банковская и финансовая деятельность приносила Ливану основной доход, пока все не рухнуло в результате гражданской войны, которая длилась с 1975 по 1992 год. Финансовые кварталы сегодняшнего Бейрута производят странное впечатление. Огромные и суперсовременные, они растут рядом с разрушенными районами бедноты, отличаясь от них сильнее, чем Ferrari от «Жигулей». И верится с трудом, что такое соседство способствует потеплению экономического климата. Поэтому сейчас от былой славы и финансовой мощи не осталось практически ничего, но Бейрут согласно своему следующему прозвищу, пусть медленно, но продолжает восстанавливаться.

  
В Бейруте глаз привыкает к контрастам. Рядом бедные и богатые, разрушенные и заново отстроенные кварталы. Фото из архива телепередачи «Вокруг Света»

Город-феникс

Видимо, кто еще очень давно проклял место, которое финикийцы назвали «городом колодцев». Мало какой город в мире претерпевал столько разрушений, как Бейрут. Ливанские историки говорят, что город как минимум семь раз был разрушен и отстроен заново. Последнее кардинальное опустошение пришлось на гражданскую войну. Причем боевые действия велись именно в самой столице.

Ливан — страна с крайне запутанным делением по религиозному признаку. Основных конфессий две: христианство (46%) и ислам (54%). Но в каждой из них есть свои направления, последователи которых настроены друг к другу отнюдь не миролюбиво. Ливанские христиане принадлежат к маронитам (местная ливанская церковь, изначально независимая, но признавшая главенство Папы Римского в 1445 году); католикам, православным, непосредственно подчиняющимся Антиохийской православной церкви, и отделившимся от нее несторианам, халдеям, яковитам; приверженцам Армянской церкви; американским протестантам. Среди мусульман следует выделить наиболее многочисленных суннитов, шиитов и друзов, которым мы когда-то продали Бейрут.

Помимо этих есть еще множество более мелких течений. У каждого из них, как правило, свой храм, в который прихожан зовут обычно к разному времени. Поэтому призыв к молитве раздается над Бейрутом, конечно, не круглосуточно, чрезвычайно часто. Когда я приплывал к Бейруту, до залива Святого Георгия доносился звон православных колоколов. Как сказал уже знакомый вам эксурсовод: «Православные в этом отношении — самая мелодичная конфессия Бейрута».

  
Символ Бейрута — Голубиные скалы. Фото из архива телепередачи «Вокруг Света»

Во время войны все воевали против всех и каждый сам за себя (почти не участвовали в боевых действиях лишь православные и католики, за что сейчас пользуются особым уважением). Кроме того, в ситуацию вмешались израильские и сирийские военные и палестинские боевики из группировки ФАТХ. Во время всего этого кошмара в Бейруте была проведена «Зеленая линия», которая разделила город на христианскую и мусульманскую части.

Сейчас в Бейруте активно восстанавливаются старые и отстраиваются новые ультрасовременные кварталы, но следы войны все еще видны повсюду. Их совсем не стараются скрывать: несмотря на официальное политкорректное отношение к бывшим противникам, каждый норовит выставить вчерашнего врага варваром.

Если вы войдете в собор Святого Георгия — главный маронитский храм, копирующий основные черты прекрасной римской Санта Мария Маджоре (Santa Maria Maggiore), — вы непременно заметите следы от пуль на росписях внутри. Если подойти поближе, можно понять, что кто-то целенаправленно расстреливал изображения Христа. Реконструкция не проводится сознательно.

Неподалеку находится величественная мечеть Омара, главный мусульманский храм города. Она простояла семь веков, но была почти полностью разрушена в результате израильских бомбардировок. Перестраивали здание, явно держа в уме неспокойную обстановку в регионе. По крепости стен мечеть теперь вполне сравнима с бункером. Так что еще семь веков наверняка простоит. Рядом с отреставрированным зданием — табличка с напоминанием об израильской жестокости. Точные планы с указанием мест пострадавших от израильских бомбардировок повсюду и в археологическом центре. Так они и стоят рядом — таблички, повествующие об истории далекого прошлого Бейрута, и точные карты недавних бомбардировок.

Париж Востока

Самое мелодичное и привлекательное из неофициальных названий Бейрута. Как мы уже выяснили, в первой половине XX века (с 1920 по 1953 год) Ливан был подмандатной французской территорией. Но французы оставили после себя не только надписи у Собачьей реки, но и привнесли неповторимый шарм в образ столицы. Излюбленное место прогулок туристов и местных жителей — набережная. Это приятное место с множеством ресторанов, кафе и смотровых площадок называется на французский манер: корниш (corniche — карниз, горная дорога). Набережная сочетает в себе вещи, казалось бы, несовместимые. Восточная пестрота и суетливость, яркость и колорит очень органично переплетаются с европейской обустроенностью, которой порой не хватает восточным городам.

С Корниша открывается прекрасный вид на Голубиные скалы. Это два маленьких островка, которые считаются визитной карточкой Бейрута. Особый шарм им придают вымытый волнами сквозной проход. Каждый житель Бейрута охотно расскажет вам с десяток историй, связанных с Голубиными скалами. Почти все они будут заканчиваться тем, что влюбленные, разочаровавшись в жизни, прыгают с Голубиных скал и разбиваются. Хотя взобраться на них, по-моему, не так-то просто. Что же — для влюбленных нет преград.

  
Статуя Девы Марии, которую жители Бейрута считают покровительницей города. Фото из архива телепередачи «Вокруг Света»

Другое напоминание о Париже — в самом центре города. Здесь находится площадь Л'Этуаль (площадь Звезды). Она сходна со знаменитой парижской площадью не только по названию, но и форме: она построена в форме звезды, от каждого из концов которой начинается улица. Совсем рядом с площадью расположен Гран Сарай — бывшая резиденция турецких султанов, доставшаяся по наследству премьер-министрам Ливана.

Французы привили ливанцам нехарактерную для восточных стран любовь к скачкам. В воскресенье весь Бейрут собирается и играет на ипподроме. Он был построен сразу после Первой мировой войны, но время войны гражданской пришел в запустение.

У многих возникает вопрос: что или кто помогает Бейруту быть «городом, который никогда не умрет»? У самих ливанцев есть однозначный ответ. Неподалеку от города в горах затаился маленький городок Джуния. В монастыре, на самой вершине горы Харисса возвышается двадцатиметровая статуя Девы Марии, которая как бы сморит вниз на Бейрут и залив Святого Георгия. Это священное для всех ливанских христиан место очень напоминает статую Христа в Рио-де-Жанейро.  Именно здесь Папа Римский даровал свое благословение ливанскому народу. Место он выбрал не случайно: Бейрут действительно весь как ладони. Причем для этого места не характерна беда многих городских панорам — мелкий масштаб картинки. Чтобы рассмотреть даже самые крупные городские постройки, придется, конечно же, напрячь зрение, но Бейрут настолько органично вписывается в окружающий пейзаж, так удачно сочетается с заливом и горами, что сам воспринимается едва ли не как цельное деяние природы. Сами ливанцы называют Богоматерь в Хариссе не иначе как Мать Ливана. Остается лишь пожелать, чтобы она и дальше хранила эту прекрасную страну и ее потрясающую столицу.

 

Никита Белоголовцев, 30.11.2006

 

Новости партнёров