Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Цари и коммунисты

Американский астроном называет Россию цивилизованной страной — но руководствуется при этом неожиданными критериями

  
Храм Василия Блаженного был построен по приказу царя Ивана Грозного, которого, как написали во французском словаре Larousse издания 1903 года, «за суровый нрав прозвали Васильевичем». Фото (Creative Commons license): Sigs66

Заметки путешественников являются ценным источником сведений о той или иной стране. Такие произведения непременно становятся объектом исследований. Среди таковых, к примеру, «Записки о московитских делах» немецкого дипломата Сигизмунда Герберштейна (Sigmund Herberstein, 1486–1566). В 1517 и 1526 он приезжал на переговоры с Василием III в Москву, а в 1549 году выпустил книгу, посвященную поездкам в Россию. Джером Горсей (Jerom Horsey, умер после 1626) в конце XVI века встречался с Иваном IV Грозным, оставил после себя «Записки о Московии». Адам Олеарий (Adam Olearius, 1599–1671), уроженец Саксонии в 1633–39 годах побывал в России и оставил записки «Описание путешествия во Московию». В 1858 году Александр Дюма (отец) путешествовал «Из Парижа в Астрахань».

Считается, что иностранец может со стороны подметить некие особенности, о которых местные жители не задумываются. Но всегда ли человек из другой страны хочет и может адекватно отразить то, что происходит в России? К примеру, в атласе мира Абрахама Ортелия (Abraham Ortelius, 1527–1598) «Theatrum Orbis Terrarum», стандартном атласе конца XVI века, Московия и Тартария проиллюстрированы изображениями верблюдов и восточных шатров. В XXI веке, когда подробную информацию о любой стране можно почерпнуть из Интернета, записки путешественников характеризуют не только страну, но и автора путевых заметок, а также в какой-то степени культурную среду, выходцем из которой он является. Свежий пример? Пожалуйста.

В 2002 году в России побывал доктор Гюнтер Эйкхорн — ученый из Гарвардско-Смитсонианского астрофизического центра (Harvard-Smithsonian Center for Astrophysics). В октябре 2002 года Эйкхорн принял участие в конференции «Электронные библиотеки: перспективные методы и технологии, электронные коллекции», проходившей в Дубне. Ученый сделал доклад об использовании цифровых библиотек астрономами.

Эйкхорн много ездит по свету, а рассказы о своих путешествиях публикует на своем сайте. Он побывал в Антарктиде, Австралии, Аргентине, Бразилии, Чили, Эквадоре и на Галапагосских островах, в Перу, Уругвае, Камбодже, Китае, Монголии, Вьетнаме, Индии, Японии, Сингапуре, Тибете, Чехии, Венгрии, Польше, Ирландии, Литве, Румынии, Словакии, Великобритании, Египте, Омане, Иордании, ОАЭ, ЮАР, Зимбабве, на Мадагаскаре и Маврикии. Самый объемный из этих рассказов посвящен поездке в Россию — видимо, это путешествие произвело на американца самое большое впечатление.

В аэропорту Эйкхорн арендовал машину, хотя встречающий коллега-физик всячески пытался его удержать от этого шага. Однако Эйкхорн настоял на своем, и по окончании конференции совершил путешествие из Дубны в Санкт-Петербург (через Великий Новгород), а затем из Петербурга в Москву, заехав в Бородино.

  
Самовар — одно из чудесных изобретений, забытых европейцами. В России его используют наряду со скатертью-самобранкой, сапогами-скороходами и ковром-самолетом. Фото (Creative Commons license): Dshot

Передвижение по российским дорогам

В аэропорту Эйкхорну предлагали купить англоязычную карту, но он понял, что не сможет по ней ориентироваться: названия городов и улиц на всех дорожных указателях пишутся на кириллице. Из-за невозможности читать надписи ученый поначалу чувствовал себя беспомощным, но вскоре он выучил буквы русского алфавита (что, кстати, делает ему честь) и смог ориентироваться в пространстве. После этого путешествие стало более комфортным. Однако он пишет, что продираться сквозь московские пробки, пытаясь следить за дорожными знаками и ориентироваться на карте англоязычного путеводителя — это настоящее испытание. Эйкхорн советует всем, кто собирается в Россию, обязательно научиться пользоваться русскоязычными картами.

Все, кто узнавал, что Эйкхорн собирается ездить по отечественным дорогам и общаться с нашими милиционерами, удивлялись, затем пугались и пытались его отговорить. Эти предупреждения заставили Эйкхорна быть более осторожным, но все-таки он не отказался от своей идеи. В итоге все обошлось благополучно, но американец задается вопросом: возможно, ему повезло?

Одним из самых опасных явлений на дороге россияне называли милиционеров. Как выяснилось, они сидят в засадах на всей протяженности трасс и ловят нарушителей. Эйкхорна останавливали дважды.

Один из друзей Эйкхорна, живший в России какое-то время, рассказывал астроному о том, что «полицейские просто хотят денег». Но когда ученого остановили в первый раз, он забыл об этой особенности. После длительной дискуссии, крайне затрудненной языковым барьером, Эйкхорн наконец осознал, что происходит. 10 долларов помогли разрешить проблему к обоюдному удовлетворению. В следующий раз американец заплатил 6 долларов, и сотрудник ГИБДД тоже был доволен. Обсудив эту тему с несколькими россиянами, Эйкхорн понял, что взятки — обычное дело при общении с милицией. Еще дважды американца останавливали на стационарных постах, проверяли документы и отпускали.

Эйкхорн отмечает, что шоссе, соединяющее Москву и Петербург, в целом находится в хорошем состоянии (российские автомобилисты с Эйкхорном не соглашаются), в отличие от менее крупных дорог. Его удивил тот факт, что в одной из деревень (названия которой этого населенного пункта он не запомнил, но мы-то знаем, что это Крестцы) на трассе Москва — Санкт-Петербург жители деревень ставят на обочинах «сотни дымящихся самоваров» и продают чай и пирожки проезжающим мимо водителям. Такого Эйкхорн не видел ни в одной стране.

Американец нашел интересным тот факт, что на шоссе существуют реверсивные полосы. Он видел такие полосы во Франции 25 лет назад — их называли «полосами для самоубийц». Но в России эта проблема решена, и движение по реверсивным полосам не является игрой в рулетку — встретишься лоб в лоб с другой машиной или нет.

Интересно, с его точки зрения, устроены железнодорожные переезды. Чтобы водители уж точно остановились, перед перекрестками не только шлагбаум, но и железные листы. Когда дорога открыта, они находятся в горизонтальном положении, а когда идет поезд — их поднимают.

  
По улицам российских городов ходят медведи. Но не дикие, как считают многие иностранцы, а ручные. Россияне ловят медвежат в лесах и держат их в качестве домашних животных. Когда звери вырастают, их сдают в зоопарки. Фото (Creative Commons license): Rob Lee

Никто никого не пропускает

Ездить по российским шоссе американцу понравилось. Но в Санкт-Петербурге начались первые трудности — пробки. Как оказалось в дальнейшем, это были еще цветочки по сравнению с Москвой. Эйкхорн въезжал в столицу с запада. Когда он подъезжал к городу, начал идти снег, поэтому движение замедлилось. А затем он въехал на окраины Москвы и попал в хаос.

Как он пишет, «невероятно, но возникает ситуация, когда водители блокируют движение друг друга, и решить эту проблему, кажется, невозможно! Никто не желает уступать ни дюйма. Как только водитель видит свободное пространство величиной в дюйм, он стремится его занять».

Американец описывает следующую ситуацию: в какой-то момент движение на улице прекращалось в обоих направлениях, минут 15 все стояли, несмотря на то, что на других улицах движение продолжалось. Наконец машина «скорой», стоявшая в пробке, включила сирену. Через 5 минут водители смогли разблокировать движение и пропустили «скорую». Но через еще несколько минут пробка возникла снова.

Эйкхорн планировал поездить по Москве на машине, но после такого испытания отказался от этой идеи и машину оставил на стоянке до того момента, когда потребовалось ехать в аэропорт.

Поездив по загородным и городским трассам, Эйкхорн сделал вывод, что правила дорожного движения соблюдаются только тогда, когда рядом находятся сотрудники милиции, в остальных случаях каждый ездит, как хочет. К примеру, хотя максимальная скорость ограничена 60–90 км/ч, подавляющее большинство машин ехали со скоростью от 90 до 120 км/ч.

В России процветает еще один бизнес. На дорогах очень много автомобилей, оборудованных проблесковыми маячками. Водители этих машин полностью игнорируют правила дорожного движения и требования относительно ограничения скорости. Эйкхорн с удивлением делает вывод, что разрешение на маячок может купить каждый. Хотя, судя по цене на это разрешение, их покупают представители организованных преступных группировок, отмечает американец. На самом деле все обстоит несколько иначе. Формально правом на обладание «мигалками» наделены только высшие чиновники (согласно постановлению Правительства № 482 от 17 сентября 2004 года, последняя редакция от 21.04.2006). Но еще тысячи водителей незаконно устанавливают на свои машины мигалки, стробоскопы и специальные номера. Как бороться с привилегиями на дорогах, неизвестно.

  
В соответствии с древними традициями, россияне играют в матрешки в ушанках под аккомпанемент балалайки. Фото (Creative Commons license): Jeff Belmonte

Памятники и церкви

Эйкхорн отмечает, что в России очень много памятников, посвященным Второй мировой войне. Они очень похожи друг на друга — как правило, это стены с именами погибших и танк напротив них. Памятники в виде танков, по мнению американца, стоят повсюду (насчет танков — это явное преувеличение, а памятники с именами погибших на войне действительно стоят в каждой деревне. Причем в отличие от памятников вождю пролетариата монументы погибшим в Великой Отечественной содержатся в надлежащем состоянии).

Дубна на ученого не произвела особого впечатления — в этом городе нет старой архитектуры, дома были построены в советском стиле в начале 1950-х. А вот небольшие деревушки со старыми церквями в окрестностях Дубны понравились Эйкхорну гораздо больше, особенно его заинтересовали деревянные дома с резными наличниками.

По окончании конференции Эйкхорн отправился в Новгород Великий. Американец пишет, что этот город «был столицей России до Москвы». Центром Новгорода является Кремль. Во многих городах есть подобные фортификационные сооружения, московский Кремль, как объясняет Эйкхорн англоязычным читателям, — лишь один из многих. Огромное впечатление на американца произвел Софийский собор, самое древнее строение в России. Особое внимание Эйкхорна привлекли Сигтунские ворота, по легенде украденные из Швеции. Еще одной важной достопримечательностью он называет памятник «Тысячелетие России». Эйкхорн заинтересовался следующей деталью: Екатерина Великая награждает одного из своих фаворитов — любовников, которых, по мнению американца, у нее было очень много.

  
По некоторым иностранным данным, в России встречается особое растение — развесистая клюква. Ботаники эту информацию не подтверждают. Фото (Creative Commons license): daniel doman

По пути в Санкт-Петербург Эйкхорн заехал в город Пушкин и посетил Екатерининский дворец. Эйкхорн пишет, что нацисты уничтожили это прекрасное здание, но после войны архитектурный шедевр был чудесным образом восстановлен. Рядом огромный красивый парк, в котором, среди прочих интересных объектов, находится маленькая пирамида — в ней хоронили собак Екатерины Великой. В городе Пушкин, конечно же, есть и памятник Александру Сергеевичу Пушкину, одному из величайших русских поэтов.

Санкт-Петербург Эйкхорн называет одним из самых интересных российских городов. В нем много дворцов, церквей и просто красивых домов. В тот момент город готовился к юбилею, поэтому многие фасады были закрыты лесами.

В середине октября в России уже пошел снег. Но снег создает особый контрастный пейзаж, благодаря чему многие объекты выглядят необычно. Эйкхорн с интересом наблюдал за тем, как люди, гулявшие по паркам, радовались первому снегу.

Само собой, Эйкхорн осмотрел Казанский и Исаакиевский соборы, собор Спаса на Крови, Летний сад, Марсово поле. В Эрмитаже Эйкхорн решил сосредоточиться на вавилонской, египетской, греческой и римской части собрания.

Из Санкт-Петербурга Эйкхорн отправился в Москву, переночевав в Твери. Кроме того, он заехал посмотреть на Бородино, где в августе 1812 погибло 100 000 солдат (на самом деле эти сведения ошибочны: по данным военно-учетного архива Главного штаба России, на Бородино русские потеряли 45,6 тысячи человек. По данным Архива военного министерства Франции, войско Наполеона потеряло 28 тысяч человек (информация взята из книги Н. А. Троицкого «Россия в XIX веке: Курс лекций». А за всю кампанию погибли порядка 150 тысяч французских солдат). Во время Второй мировой войны сражения шли на тех же полях. Поэтому монументы погибшим в двух войнах стоят рядом.

В Москву Эйкхорн приехал вечером 23 октября 2002 года, в тот день, когда террористы захватили зрителей «Норд-Оста». Из-за этого Кремль и Красная площадь были закрыты, и ему так и не удалось попасть туда. Американец смог лишь сделать несколько фотографий московского Кремля со стороны.

В Москве Эйкхорна поразило наличие большого и даже, как он пишет, «БОЛЬШОГО» количества церквей. (Отметим со своей стороны, что это несколько странное замечание — в той же Америке ОЧЕНЬ много церквей, принадлежащих многочисленным религиозным конфессиям). Один из самых красивых московских храмов — собор Василия Блаженного. Различные памятники — другой тип достопримечательностей, которых очень много. Некоторые памятники Эйкхорну понравились, другие он называет «чудовищными», третьи — что-то среднее между первыми двумя категориями. Американец также обратил внимание на многочисленные постройки сталинской эпохи, среди которых выделяются знаменитые 7 Сестер.

Неожиданным открытием для Эйкхорна стало московское метро. Когда знакомая москвичка посоветовала американцу сходить в подземку, тот вспомнил метро в Нью-Йорке и подумал про себя «угу, конечно… оно того не стоит». Но так как эта знакомая до того не советовала ему ничего плохого, Эйкхорн решил все-таки спуститься под землю. Оказалось, что московское метро совсем не похоже на нью-йоркское. Каждая станция красива и интересна по-своему. Американец был настолько поражен, что прокатился по кольцевой линии, выходил на каждой станции и фотографировал ее.

  
Если вы где-нибудь видите вывеску «Пицца Хат», знайте — вы в цивилизованной стране. Попутно стоит отметить, что слово «хат» в названии происходит от английского «hut» — «хижина» и не имеет никакого отношения к шляпе, изображенной на вывеске. Фото: Наталья Косарева

Обычаи

Некоторые суждения американца приходится признать парадоксальными. К примеру, он называет Россию «развитой (или цивилизованной) страной», приводя в качестве аргумента тот факт, что «можно купить пиво на остановках вдоль всей трассы Москва — Санкт-Петербург. Макдоналдс, Пицца Хат и т. д. — все это есть в России».

Затем Эйкхорн пишет, что не увидел на московских улицах большого количества бездомных или нищих (возможно, из-за присутствия милиции или из-за того, что он не посещал трущобы). При этом он почему-то сравнивает Россию с Южной Америкой, где побывал ранее, — там попрошайки повсюду.

Эйкхорн отмечает, что найти отель в большом городе несложно — они находятся на главных улицах. Но в маленьких городах гостиницы обозначены не так четко. В отеле необходимо регистрироваться. Оказывается, что если прибывший не получает регистрацию в течение 3 дней с момента прибытия, его ждут санкции. К счастью, постояльцев отелей теперь регистрируют автоматически. Цены на проживание в Москве и Санкт-Петербурге такие же, как в США. Гостиницы в небольших городах дешевле, но путеводители сообщают, что номера в них похуже. Поэтому Эйкхорн останавливался в более дорогих отелях и в целом остался ими доволен.

Еда и пиво дешевы в обычных ресторанах, а в туристических — цены как в США. Обслуживание в большинстве ресторанов Эйкхорн называет «не слишком хорошим». Официанты зачастую медлительны и невнимательны, как и во всей Европе. Кредитные карты принимаются не везде. В некоторых ресторанах написано, что кредитки принимаются, а на деле оказывается, что аппарат сломан. Из чего Эйкхорн делает смелый вывод, что это уловка, позволяющая не принимать кредитные карты.

Еще один интересный факт — официально узаконена разница в стоимости входных билетов для россиян и иностранцев. За вход в музей россияне платят 50 центов, иностранцы — 5 долларов.

С интересом Эйкхорн отнесся и к кладбищам — его удивила традиция хоронить урны в колумбариях. Он объясняет наличие таких типов захоронений нехваткой свободных площадей в Москве.

Эйкхорну не удалось поговорить с людьми столько, сколько ему хотелось бы. Основная проблема, конечно — в языковом барьере. Но другая причина в том, что россияне не слишком охотно идут на контакт, не склонны первыми начинать разговор. И все же несколько человек, с которыми Эйкхорн разговаривал, были очень приятны в общении и  старались ему помочь в меру своих сил. Это, как пишет американец, был очень положительный опыт. К тому же ему понравилось, как звучит русский язык.

Другая проблема, которая возникла у Эйкхорна в нашей стране, — это то, что россияне не относятся к понятию «личное пространство» столь же ревностно, как американцы. В США люди обычно держатся на дистанции 50 см друг от друга; в России же собеседники зачастую стоят на более близком расстоянии. Из-за этого Эйкхорн везде чувствовал себя крайне некомфортно. Даже официанты подходили слишком близко. Американец выражает сомнения, что смог бы он когда-нибудь к этому привыкнуть, если бы вообще смог.

Русские дети, по мнению Эйкхорна, все время находятся в движении. Он пишет, что нигде не видел столько бегающих детей. Ученый предполагает, что благодаря этому они не приобретают лишний вес, в отличие от своих американских сверстников.

Эйкхорн рассказывает, что хотя он из предосторожности не слишком удалялся от нахоженных троп, ему все же удалось увидеть несколько любопытных мест. Свой визит ученый называет «по-настоящему ценным и интересным». Всем, кто собирается поехать в нашу страну, он напоминает, что в середине октября там уже идет снег — «зима в России начинается рано». С этим не поспоришь.

Елена Бродская, 11.10.2006

 

Новости партнёров