Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Путешествие дилетанта из Петербурга в Киев

Две с половиной тысячи километров пути, напряженная гонка и феерические концерты в шести городах. Такой была программа грандиозного автопробега, который в середине сентября соединил две бывших российских столицы

«Красивые ретромобили — о! Сейчас покинут Царское Село», — наверное, как-то так Василий Кириллович Тредьяковский (1703–1769) откликнулся бы на начало автопробега Санкт-Петербург–Киев. Фото автора

Две с половиной тысячи километров пути, напряженная гонка и феерические концерты в шести городах. Такой была программа грандиозного автопробега, который в середине сентября соединил Петербург и Киев. Путешествие было приурочено к столетию первого в истории автопробега по этому маршруту и проходило под эгидой президентов России и Украины. Вот уж не думал я, что этот пробег окажется главным приключением всей моей автомобильной жизни.

А ведь начало не предвещало ничего хорошего. К половине девятого утра мне надлежало явиться в Царское Село со своим чемоданом на колесиках, что я покорно и выполнил, мысленно проклиная все на свете. Оснований для этого у меня было больше чем достаточно: над головой обильно и противно моросило, спать хотелось неимоверно, да и о предстоящем путешествии я имел крайне смутное представление.

Впрочем, этот досадный пробел был восполнен довольно быстро: на плацу около Екатерининского дворца, откуда был намечен старт, о ту пору не было почти никого, кроме рабочих, спешно монтирующих большие синие щиты с информацией о грядущем автопробеге. Оказалось, что нам за шесть дней предстоит побывать в шести городах на территории двух государств и повторить таким образом маршрут первой в истории автомобильной гонки от Петербурга до Киева ровно 100 лет назад. Тогда вдохновителем пробега стал российский император Николай II (1868–1918); теперь — президенты России и Украины. Век назад за рулем автомобилей были великие князья и самые знаменитые автогонщики; теперь — звезды эстрады, кино и журналистики.

Вот, кстати, и они — не выспавшиеся, хмурые — вываливают из вкатившегося на плац микроавтобуса. Валдис Пельш, Семен Стругачев, «Отпетые мошенники», Паскаль, Оскар Кучера, Дмитрий Маликов, разговаривающий с кем-то по мобильному. Просветление в лицах наступает, когда на плац торжественно въезжают две колонны: в одной — сверкающие хромированными ручками и ободьями колес старинные машины, во второй — двадцать шесть произведений современного отечественного автопрома — от Lada Priora до Škoda Superb. Короткие напутственные речи, дети с флажками, торжественный марш и быстрая жеребьевка. Мне выпадает черный Renault Sandero под номером 6.

Наша Renault Sandero на дороге проявила себя вполне неплохо, несмотря на свой скромный вид. Фото из архива автора

С Кириллом знакомимся здесь же, на стартовой площадке. Он — коллега-журналист, на ближайшую неделю — мой напарник.
— Что такое раллийная книга, знаешь? — спрашивает. Отрицательно мотаю головой. Глянцевый белый талмуд, расчерченный таблицами, испещренный цветными значками и аббревиатурами, кажется мне сборником диковинных заклинаний. Кирилл смотрит на меня с некоторым сожалением:
— Права-то хоть есть? Ну, отлично, будешь тогда пилотом.

Кирилл занимает место штурмана, до старта еще несколько минут, и есть возможность оценить новинку вблизи. Тот же Logan, только в профиль — первое, что приходит на ум. Та же приборная доска, тот же рычаг коробки передач, заслонки воздуховодов такого же двусмысленного дизайна. Даже кнопка аварийной сигнализации расположена по-прежнему нелепо — при энергичном переключении передач в нее неизменно упирается кулак. Что ж, зато всем внешним видом хэтчбек Sandero старательно пытается прыгнуть классом выше своего предшественника.

От Петербурга до Великого Новгорода

Удивительно, но полунищая, убогая Россия начинается в каких-нибудь двадцати верстах от Петербурга. Пятнадцать минут после старта — а у меня ощущение, что мы где-то на границе цивилизации с тундрой. Спасибо организаторам ралли: маршруты проложены вдали от оживленных магистралей, там, где редко кто ездит без большой надобности, а уж кабинетное начальство и не заглядывает вовсе. Вот и тянутся вдоль изрядно расползшегося асфальта убогие деревеньки, где лишь каждый третий дом — жилой, неспешно разворачиваются перед взором унылые, заброшенные поля, всецело оккупированные заморским борщевиком. Кое-где торчат из зарослей ржавые, невесть кем и как помятые водонапорные башни, и от этого унылое апокалипсическое чувство лишь усиливается. Отвлекает штурман: изучив маршрутную книгу, Кирилл решил посвятить в тонкости подобных соревнований и меня. Не вдаваясь в подробности отмечу, что главное здесь — не скорость, а точность. Не важно, каким по счету ты придешь к финишу; важно сделать это точно в назначенное время, преодолев все испытания и ловушки, расставленные организаторами. И главное условие — это неукоснительное соблюдение правил дорожного движения. Это только так кажется, что нет ничего проще — на деле критически важна оказывается каждая минута. В этом мы убедились почти сразу.

Выступление группы «Ногу свело» в Великом Новгороде. Фото автора

Уже под самым Великим Новгородом попытка пренебречь нехитрыми правилами привела к закономерному результату. По обоюдному согласию мы решили пролететь один из населенных пунктов несколько быстрее, чем положено по правилам. Через минуту перед глазами мелькнул полосатый жезл.

Инспектор несколько раз обошел нашу машину и, наконец, впал в короткую, но глубокую задумчивость. Потом, пристально изучив спонсорские наклейки на бортах, загадочно протянул:
— Звонить-то кому-нибудь будете?
Кому можно и нужно было звонить в ситуации, когда радар бесхитростно зафиксировал наши злополучные 83 км/ч, сообразить как-то не получалось. Однако же каждая минута вынужденной стоянки катастрофически уменьшала наши шансы придти к финишу вовремя, и надо было срочно что-то решать. За это время по шоссе за спиной инспектора, радостно гудя, уже пронесся экипаж «Отпетых мошенников», за ним — еще один, под номером 17. Конкуренты, в отличие от нас, упрямо пёрли к цели.
— Начальник, простите нас, а? — начал я жалобно, — мы же из автопробега, у нас же соревнование, нас же в Великом Новгороде ждут…
— А рация у нас не работает, — зачем-то ввернул мой штурман. Для пущей убедительности Кирилл пощелкал тумблерами, демонстрируя полное равнодушие прибора.
Инспектор заметно погрустнел, еще раз обошел машину и шумно вздохнул, протягивая обратно документы:
— Да знаю я про ваш пробег. По телевизору видел. И штрафовать вас не велено, так что езжайте себе. Доброй дороги.
И уже уходя обернулся:
— Только, ребята, вы это… не нарушайте особо… А то обидно, знаете ли.
Эх, дядя, знал бы ты, как обидно стало нам, когда мы так и не смогли наверстать упущенные минуты. В итоговой таблице первого дня соревнований наш экипаж оказался на 13-й строчке.

Из Новгорода в Тверь

Утро второго дня началось с уравнения. Всех участников автопробега привели к единому знаменателю, выдав по целому гардеробу: куртку, три футболки разного фасона и бейсболки — все с логотипами пробега и двумя вышитыми флагами — российским и украинским. Через три дня эти темно-синие куртки станут широко известны по обе стороны российско-украинской границы — в них будут щеголять президенты обеих стран, а пока — эта форма делает из нашей довольно разношерстной толпы одну команду.

Для плаката с приветствием участникам автопробега у жителей Калуги нашлось самое возвышенное место. Фото автора

Как-то сами собой стираются условные грани между звездными и не очень участниками гонки, между россиянами и украинцами, между профессионалами руля и мотора и незатейливыми любителями комфортной езды вроде меня. Амбиции уступают место азарту, и вот уже на старте второго этапа друг за другом выстраиваются автомобили. Передний бампер нашего Sandero почти упирается в Škoda Superb, за рулем которого Валдис Пельш; в зеркало заднего вида вижу Renault Mégane с Дмитрием Маликовым, все так же прижимающим к уху мобильный телефон.

Кирилл на этот раз помимо маршрутной книги вооружился блокнотом и калькулятором: штурман твердо вознамерился считать каждую секунду, каждый километр дистанции. Однако же у спортивной фортуны на наш счет другие планы: еще никогда в жизни я не поносил такими словами пробки, которые, к вящему удивлению, мучают не только мегаполисы, но даже и сравнительно небольшие города, такие как Великий Новгород.

— По обочине, по обочине… — сквозь зубы твердит Кирилл, глядя, как неумолимо утекает отведенное на очередной КВ время. На самом выезде из города несколько грузовиков не поделили дорогу, и это грозит нам практически катастрофой. Я сомневаюсь. Но недолго: решительности добавляет Lada Priora из числа товарищей по раллийному несчастью. Счастливо урча, белый автомобиль с наклейками пересекает сплошную и исчезает вдали. Мысленно обещаю дорожному божеству щедрую жертву и выруливаю на обочину. Дорога свободна, упущенное время еще можно наверстать. Кирилл мучительно высчитывает образовавшуюся погрешность и записывает в блокнот фактор риска: пробки. Позади с разной степенью наглости вылезают из затора оставшиеся раллийные автомобили.

И вот — за окном уже снова тянутся хмурые, пыльные леса и бескрайние дикие поля. Кое-где захолустный пейзаж разнообразят ржавые трактора и сеялки, давно и безнадежно вросшие в колхозную землю. Редкие деревеньки, мелькающие по бокам дороги, кажется, вымерли: лишь кое-где клубится дым от горящей в саду кучи пожухлых осенних листьев.

Однако же невеселый антураж заканчивается, когда два часа спустя мы выруливаем на федеральную трассу Петербург–Москва. Здесь жизнь так и бьет ключом. Вскоре становится ясно, куда подевались жители окрестных деревень: они все здесь, торгуют вдоль трассы всем, что подарил сад, огород, умелые руки и местные кустарные производства. Ведро грибов стоит 600–700 рублей, домашние пирожки и чай из самовара — полтинник, невесть откуда взявшиеся тут унты и аляповатые фарфоровые статуи почти в человеческий рост — целое состояние. Даже жалко, что нет времени остановиться, поговорить с людьми, купить, в конце концов, ароматный горячий пирожок. В такой обстановке почти незаметно для самих себя мы добрались до Вышнего Волочка.

В Калуге нам улыбнулось счастье — и поспешило принять облик бронзовой статуэтки. Фото автора

Честно говоря, я и не думал, что в России остались еще такие городки — словно целиком из XIX века. Статные, вальяжные купеческие улочки, двухэтажные барочные особнячки и могучие деревянные избы — все это словно застыло, законсервировалось в Вышнем Волочке. О том, что на дворе уже XXI столетие, напоминает только разбитый вдрызг асфальт да ржавеющие около некоторых усадеб произведения тольяттинского автозавода. И снова — безумно жаль, что судьи не предусмотрели хотя бы короткой передышки в пути — чтобы остановиться, выйти, вдохнуть атмосферу старинного городка, быть может, услышать, как цокают копыта по скрытой под асфальтом брусчатке. Но трасса неумолимо ведет дальше, и вот вдали уже различима заветная табличка: Тверь.

Тверь встречала участников автопробега сумбурно, скомкано, но все равно — празднично. Как самые почетные гости, мы проехали весь город в сопровождении автомобилей ГИБДД, пересекли высокий, мощный мост над Волгой, по пути забрали губернатора Тверской области и въехали на площадь на высоком волжском берегу. Та же сцена, та же церемония — автомобили по очереди поднимаются на подиум, где уже поглаживает струны украинский коллектив «Воплі Відоплясова». Впереди — заводной концерт, в финале которого нас всех пригласят на сцену и вместе с Олегом Скрипкой мы будем орать что есть мочи: «Та-та-танцы!» А пока — гонщики с волнением пьют горячий кофе и толпятся вокруг судейской палатки, где происходит сакральный процесс — подсчет результатов второго этапа.

Спустя полчаса Кирилл, красный от возбуждения, находит меня около стола с бутербродами:
— Мы четвертые!!!
Это известие одновременно и радует, и заставляет досадовать: совсем немного не хватило до призовой тройки, однако же и серьезный прогресс налицо. Внимательно изучаем итоговую таблицу. Проклятые пробки! Все из-за них. Ничего, у нас есть еще шанс взять свое, в чем мы и клянемся торжественно друг другу.

Тверь–Калуга–Брянск

Третий день начался с неожиданного известия: все экипажи меняются машинами. В холле гостиницы уже висит соответствующая таблица. Нам достается серебристый Renault Megane под номером 11. Миловидная девушка по имени Юля из числа команды техников вручает мне черную пластину. Это — электронный ключ. Достаточно иметь его в кармане, чтобы автомобиль самостоятельно открывал и закрывал дверные замки при твоем появлении или уходе. Такое положение дел интригует. И это оправданно: салон больше напоминает рубку небольшого космического корабля. Старт двигателя — с кнопки; в распоряжении водителя — огромное количество разнообразных гаджетов. Тут тебе и регулировка руля во всех возможных плоскостях, и подогрев сидений, климат-контроль, датчики света и дождя, встроенная магнитола и бортовой компьютер. Однако радоваться долго не пришлось: стоило надавить на газ, как стало ясно — динамики и чуткости от этого автомобиля не дождешься. Крайне медленный в разгоне, чувствительный к любым неровностям дороги при езде Megane превращается из космического корабля в дорогую безделушку для неторопливых прогулок по городу.

До старта несколько минут. Юля протирает тряпочкой боковые стекла, мило улыбается и желает нам победы. Кирилл клянется, что в этот раз не подведет. И не подводит — вечером, поплутав немного в заковыристых перекрестках на задворках Тверской области, мы тормозим около поста ДПС, на котором красуются гигантские красные буквы: Калуга. Слух о нашем пробеге, кажется, идет впереди нас: сразу за финишной чертой нас встречают лихие калужские байкеры. Сотрудники ГИБДД, побросав привычные занятия, фотографируются со звездами, корреспонденты местных телеканалов берут интервью у всех без разбору. Затем — торжественное построение и наша колонна въезжает на высокий берег реки Яченки. Здесь, в сквере, уже знакомая картина: сотни людей танцуют под зажигательные ритмы «Воплей Видоплясова».

Выезд из Калуги не предвещал нам ничего хорошего. Фото автора

Через полчаса я бегаю по всей площади, пытаясь отыскать Кирилла. У меня есть к нему крайне важное сообщение: мы победили!!! В итоговой таблице наши фамилии красуются на первой строчке. Кирилл не верит своим глазам, потом едва не бросается обниматься. Мы это сделали! Золотые кубки нам вручает Олег Скрипка под оглушительные аплодисменты калужан. Со сцены спускаемся счастливые и окрыленные. Зря: гордыня еще никогда до добра не доводила. Следующий день докажет нам это в полной мере.

Этап от Калуги до Брянска прошел в обстановке подозрительной торжественности. На каждом перекрестке, даже в чистом поле, стояли наряды ДПС. Милиционеры, завидев раллийные машины, услужливо тормозили остальное движение и указывали направление, в котором надо ехать. Как-то это неинтересно. Не спортивно.

Обеденный перерыв случился неожиданно, когда за одним из поворотов на горизонте открылись купола и шпили знаменитой Оптиной Пустыни. Впрочем, удивил не столько сам монастырь, сколько дорога к нему: вдоль всего пути к обители помимо неизменных гаишников были выставлены настоящие военные заставы: люди в форме цвета хаки внимательно сопровождали нас взглядами, убедительно сжимая в руках автоматы и снайперские винтовки. Такой прием несколько насторожил: мы так и не смогли вспомнить, чем же так опасна для обычных гонщиков Калужская область. Разгадка пришла во время обеда, когда подъехали организаторы: оказывается, в этот же день по этим же дорогам везли на утилизацию ядерную боеголовку

После обеда — короткая экскурсия по Оптиной Пустыни, которая закончилась легким хаосом: прихожане, завидев на территории обители такое количество звезд сразу, смутились, заметались и в конце концов окружили Дмитрия Маликова, протягивая блокноты и салфетки в надежде получить автограф. На старте нас провожал местный юродивый: парень с траурным лицом обошел все экипажи в надежде на подаяние и, получив заветную копеечку, долго махал рукой вслед отъезжающим автомобилям. Впереди последний российский город на нашем пути — Брянск.

Брянщина, эта древняя пограничная земля, живет по каким-то своим законам и правилам. Никогда в жизни, к примеру, я бы не додумался зарабатывать на… дорожных знаках. Однако местные жители наладились: сразу несколько деревень на нашем пути оказались лишены привычных белых табличек с наименованием населенного пункта. Причем не было этих табличек ни на въезде, ни на выезде. Их срезают под корень и сдают в металлолом. Как результат — путаница в головах и в правилах. Наш удручающий итог — 14-е место в гонке и худший личный результат из всей нашей эпопеи.

Мирный вид Оптиной Пустыни резко контрастировал с нервной обстановкой на подъезде к ней. Вдоль дороги стояли военизированные посты и люди с автоматами — ждали, когда провезут атомную боеголовку. Фото автора

Зато еще нигде нас так не встречали. Едва мы въехали в вечерний Брянск стройной колонной — как вдоль проспектов начали выстраиваться люди. Нам кричали, махали, гудели клаксонами. В голове мелькали черно-белые кадры кинохроники, на которых Москва приветствует Юрия Гагарина.

На центральной площади Брянска — около пяти тысяч человек. Люди буквально висят на фонарях и деревьях, бросаются на наши автомобили, прорывая милицейское оцепление. Каждое имя, которое традиционно звучит со сцены, встречают овациями и восторженным ревом. Мы не остаемся в долгу: вместе с «Воплями Видоплясова» две песни поет Маликов, за ним — Семен Стругачев шедеврально исполняет знаменитую «Зеленую Карету», украинский коллектив «Поющие Трусы» развлекает Брянск зажигательными песнями про Аллу. Заканчивается концерт улетающими в небо воздушными шарами и очередным коллективным исполнением «Та-та-танцев» в сопровождении импровизированного танцевального ансамбля из числа участников пробега. Народ еще долго не расходится, до гостиницы автоколонну провожают овациями. День был сложный, но завтра — еще сложнее. Сразу после ужина мы отправляемся на покой.

Брянск–Чернигов–Киев

По большому счету этот день начался ровно в полдень, когда наша колонна миновала желтую табличку, с сожалением рассказывающую о внезапном ремонте дороги и предлагавшую объезд, и остановилась посреди чистого поля. Хотя, чистым оно бывает во все остальные дни, но не тогда, когда здесь, на перекрестке двух дорог, встречаются президенты России и Украины. Рядом с трассой уже выстроен ослепительно белый шатер, в нем даже имеется кабинет для переговоров. От шатра длинной парадной вереницей тянутся старинные автомобили — те самые, что провожали нас в Царском Селе. Сюда старички приехали не сами — их доставили автовозами. Вокруг — сотни людей. Сотрудники секретных и не очень служб в камуфляже и без, милиционеры, чиновники разных рангов. Чуть позже подтянулись жители ближайших деревень; здесь явление народу таких высоких гостей — событие из ряда вон выходящее. Один за другим приземляются вертолеты, толпа густеет, мы стоим около наших машин, в первом ряду. И над всем этим — почти забытая, по-настоящему летняя жара.

Президентов России и Украины окружили символикой автопробега: вручили им плюшевых мишек и покатали на «Победах». Фото автора

Сам момент исторической встречи пролетает как-то незаметно. Дмитрий Медведев и Виктор Янукович пожимают друг другу руки, обнимаются и проходят в шатер. Там их уже ждет звездная делегация: всех артистов, присутствующих в нашей команде, заранее собрали вместе и увели. Почетная миссия вручать президентам куртки с символикой автопробега и докладывать о текущем положении дел выпадает Дмитрию Маликову. Пожалуй, впервые за все путешествие он расстается с мобильным телефоном.

Короткое общение с народом, позирование перед фотокорреспондентами в обнимку с плюшевыми медведями — и главы государств садятся в старинные «Победы». На этих авто, которым уже по 60 лет, президенты проедут вместе с нами российско-украинскую границу и свернут в город Глухов, где останутся вести переговоры. А мы двинемся дальше — по удивительно ровной и чистой трассе на Чернигов.

Казалось бы — соседняя страна, братский народ, похожие судьбы. Однако украинские деревни и пейзажи волей-неволей заставляют думать, что ты уже где-то глубоко в Европе. Чистые, аккуратные, ухоженные дома, цветущие сады, мохнатые шапки гнезд аистов на фонарных столбах. И — бурлящая безостановочно жизнь. На велосипедах здесь ездят все — и дети, и их прабабушки. Молодые мамы прогуливаются по деревенским улочкам с колясками, молодежь собирается в стайки — поглядеть на проносящиеся мимо раллийные автомобили. На одном из контрольных пунктов, расположенном прямо в центре села, несколько девчонок изрядно мешают работе судей, просовывая в окна останавливающихся машин листочки бумаги для автографов. Девиц не гонят — только просят не очень отвлекать водителей.

В Чернигов въезжаем уже в темноте. Лето закончилось, его сменил мелкий серый дождь. Традиционный концерт, чай с пирожками в походной палатке, вручение кубков победителям очередного этапа. Мы снова не на высоте — на седьмой строчке. Впереди — последний день гонки, и спортивного азарта как-то заметно поубавилось. Зато появилось жгучее желание провести с этими людьми еще неделю, поколесить по дорогам, набраться еще впечатлений, послушать уморительные байки из жизни артистов…

Финальный этап гонки начинается в три часа дня. До этого есть возможность прокатиться по древнему Чернигову, зайти в детинец, прикоснуться к стенам храмов, которым уже почти тысяча лет. Таким я и запомню этот город — величественным, мудрым и спокойным. Запомню, что в тот день, когда в нем были мы, все жители, кажется, переженились друг на друге. Столько свадеб в одном месте я не видел даже в Петербурге в разгар сезона. Свадьбы гуляли по парку, заходили в кафе и рестораны, катались на теплоходах и каруселях, торчали в пробках, ими же самими и созданных. А над ними плыли в вышине золотые купола древней столицы Киевской Руси.

«Победа» Медведева была белой, как конь маршала Жукова на параде в 45-м. Фото автора

Действующая столица суверенной Украины оставила совсем другое впечатление. Киев оказал нам довольно холодный прием — по крайней мере, в смысле погоды. Когда мы, повинуясь финишной отмашке, остановились около поста ДПС на въезде в город, дождь превратился в ливень, температура воздуха упала ниже предела оптимизма. Но стоило доехать до моста через Днепр — и эта неприятность забылась сама собой. Неудержимо захотелось туда — на холмы, где поблескивали в сумерках золоченые купола Киево-Печерской лавры, громоздились дома и суетились серые пятна автомобилей. Нас ждали на Майдане — в самом сердце украинской столицы. Но до этого в гигантском зале выставочного зала «Украина» в присутствии первых лиц киевской администрации нам торжественно объявили об окончании автопробега. Каждый получил на память небольшой жетон с изображением двуглавого орла и символикой императорского общества автомобилистов. Точно такие же ровно сто лет назад были выданы участникам исторического пробега на призы Николая II. Мне достался жетон № 78 — из ста изготовленных по этому случаю.

А что же Майдан? Майдан не отпускал нас со сцены очень долго. Овации в адрес абсолютных победителей пробега — команды телеканала НТВ — не стихали добрых пятнадцать минут. Да и нам самим, чего греха таить, уходить не хотелось — каждый пытался еще хоть чуть-чуть, хоть ненадолго продлить ощущение удивительного приключения, чувство большой и дружной команды, близость интересных и таких разных людей. Но был уже поздний вечер, концерт подходил к концу, а утром нас ждал самолет в Петербург. Уже в аэропорту, за чертой паспортного контроля, я дал себе слово, что обязательно вернусь в Киев. И мы еще обязательно встретимся все вместе и непременно споем: «Та-та-танцы»!!!

Сергей Загацкий, 18.10.2010

 

Новости партнёров