Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Десять дней среди кельтов

Бретонский Лорьян привлекает своим фестивалем кельтской культуры, а чтобы посмотреть памятники старины, придется выбраться за городскую черту

Когда бы вы ни бросили взгляд на океан, он никогда не бывает пустынным: там и тут видны рыбацкие лодки, яхты, стайками носятся серфингисты. Фото автора

Бретань — самый западный регион Франции — представляет собой полуостров, далеко вдающийся в Атлантический океан. С суши, на юге и востоке, его отграничивает река Луара, а на севере — земли Нормандии. Бретань — это не совсем Франция. В отличие от жителей большинства регионов страны, чьими предками были германцы — франки и бургунды, смешавшиеся с галлами, бретонцы ведут происхождение напрямую от кельтов-бриттов. Последние, гонимые воинственными англо-саксами, в V веке были вынуждены переселиться на французский берег из Альбиона, который они по традиции считают своей прародиной. С тех пор Бретань стала одной из главных кельтских областей на карте мира, наряду с Корнуоллом, Уэльсом, Шотландией и островом Мэн в Великобритании, Галисией и Астурией в Испании, Траз-уж-Монтиш в Португалии и, разумеется, Ирландией.

Вот уже тридцать девятый год подряд в бретонском портовом городке Лорьян (Lorient) в самом начале августа проводится Международный праздник кельтского искусства (Festival Interceltique) — волшебный и красочный праздник музыки и танцев, народных ремесел и вкусной еды. Иными словами, отличный повод побывать в Бретани и познакомиться с этим удивительным краем.

Маленький, но главный

Лорьян (французское название — Lorient, бретонское — An Oriant) расположен на юге региона Бретань, в департаменте Морбиан. Добраться до него проще всего на поезде из Парижа. Путь займет от трех до пяти часов в зависимости от того, какой тип поезда вы предпочтете — скоростной или обычный.

Ламор-Пляж. В этом ныне замурованном доте во время войны находилась немецкая береговая батарея. Фото автора

Лорьян — городок совсем небольшой (около 60 тыс. жителей), тем не менее его считают одним из пяти главных портов Франции. Своему возникновению в середине XVII века он обязан активной торговле, которую в ту пору вели французы с Индией. Первоначально склады для заморских товаров располагались в Пор-Луи, но места не хватало, и в 1628 году недалеко от него были построены новые склады, названные восточными. Вокруг них и вырос город Лорьян (от orient — «восток»). Официальной датой его основания считается 1664 год.

Существует, правда, и более романтическая версия происхождения имени города. Дело в том, что на местных судоверфях строились корабли французской Ост-Индской компании, занятой торговлей с колониями, и, согласно преданию, самый первый корабль, который был здесь спущен на воду, назывался «Soleil d’Orient» («Солнце востока») — отсюда и Лорьян.

Несмотря на довольно почтенный возраст, в Лорьяне практически не увидишь каких-либо интересных архитектурных памятников. Во время Второй мировой войны здесь находилась база немецких подводных лодок, и авиация союзников постоянно бомбила город, особенно яростно — зимой 1943 года. Так что к концу войны Лорьян практически полностью превратился в руины. Немецкие войска были выбиты из города силами Французского Сопротивления уже перед самой капитуляцией Германии, в начале мая 1945-го.

Сейчас, как и три века назад, жизнь Лорьяна неразрывно связана с океаном. Здесь расположены торговый, рыбный и яхтенный порты, верфь, на которой строят катера, база ядерных подводных лодок, многочисленные клубы и школы виндсерфинга.

Фестивальное настроение

Яхтенный порт — одно из самых живописных мест в городе, и каждый год в начале августа он становится центральным местом проведения уже упомянутого международного кельтского фестиваля. На причалах порта за одну ночь вырастает множество павильонов, в которых можно послушать музыкантов, купить изделия народных ремесел, попробовать национальную еду и напитки.

Обычно вскоре после начала фестиваля в городе проходит так называемый Большой парад кельтских народов (Grande Parade des Nations Celtes), который как бы официально подтверждает: да, фестиваль открыт! По центральным улицам Лорьяна проходят музыканты, певцы, танцоры в потрясающе красивых национальных костюмах. Среди участников парада множество багаду из самых различных кельтских областей. Багад (в Бретани — bagad, во множественном числе — bagadoù) — довольно большой оркестр, в котором обязательно присутствуют волынки, бомбарды (особый вид дудки) и барабаны.

Этот карапуз едет в настоящей старинной бретонской детской коляске. Фото автора

Во время парада можно не только увидеть и послушать багаду, но также насладиться театрализованными представлениями, в том числе с участием совсем маленьких детей. И во все остальные дни фестиваля на улицах Лорьяна постоянно можно встретить людей в красочных народных костюмах, которые с удовольствием позволяют себя рассмотреть, потрогать и охотно фотографируются с многочисленными желающими.

Французов за их патриотизм часто даже упрекают в национализме, но Бретань недаром называют государством в государстве. Бретонцы не считают себя французами; и наиболее радикально настроенные из них не устают поднимать вопрос предоставления Бретани независимости. Тем не менее большинство бретонцев настроены вполне миролюбиво и демонстрируют как раз тот характер патриотизма, который неплохо было бы перенять многим народам.

Прежде всего, патриотизм бретонцев заключается в крайне бережном сохранении своей культуры и невероятно уважительном и любовном отношении к ней. Таблички с названиями улиц на двух языках — французском и бретонском — всё это мелочи по сравнению с тем, какой неподдельный энтузиазм вызывает у местных жителей фестиваль и всё, что на нем происходит. С каким удовольствием они поют свои народные песни (и видно, что они хорошо их знают)! Но, пожалуй, самое приятное обстоятельство заключается в том, что в празднике активно участвует и местная молодежь. В дни фестиваля на улицах то тут, то там устраивались импровизированные концерты, и часто именно совсем молодые люди начинали танцевать народные бретонские танцы, заражая окружающих своим энтузиазмом и вовлекая в танец все больше и больше народа.

Хотя, справедливости ради, надо заметить, что патриотизм французов в целом и бретонцев в частности иногда приводит к курьезным ситуациям. Известно, что французы болезненно ревниво относятся к англичанам и к английскому языку. Пожалуй, это единственный народ, который не признает английский основным языком международного общения. И это понятно: английский стал международным языком только во второй половине ХХ века, до этого в течение двух веков этот статус принадлежал французскому. Говорят, что даже в Лувре нет ни одной англоязычной надписи! Поэтому, путешествуя по Бретани, будьте готовы к тому, что вы практически нигде не встретите в ресторанах меню на английском языке и далеко не каждый официант сможет с вами объясниться. Мне было очень обидно, что даже на фестивальных книжных развалах, предназначенных для туристов и гостей, я не смогла найти англоязычных книг ни о Бретани, ни о бретонской кухне. Ну что ж, это хороший повод учить французский!

Окрестности между завтраком и обедом

Кстати, о кухне. Может быть, от свежего океанского воздуха или от того, что приходится много ходить пешком, но аппетит в Лорьяне «нагуливается» очень быстро и еда кажется поразительно вкусной. Про бретонскую кухню уже написано довольно много, всем известен знаменитый бретонский сидр, а также блины: крепы (crêpes) — тонкие, сладкие, на молоке и яйцах, но без дрожжей и галеты (galettes) — постные, из гречневой муки. Однако основа бретонской кухни — это то, что дает океан. В первую очередь — рыба, хотя и другие морепродукты здесь также очень популярны и совсем не считаются деликатесом.

За копченую сардину в куске багета можно продать душу, правда. Фото автора

Копченая рыба заслуживает отдельного упоминания. Бретонцы готовят ее старинным способом, на бочках, прикрыв сверху грубой мешковиной. Здесь и лосось, и макрель, и, конечно, знаменитые сардины.

Если ехать в Лорьян только ради фестиваля, то времени увидеть что-то еще практически не остается: концертная программа предельно насыщена, и жалко что-то пропустить. Тем не менее совсем недалеко от города находится очень интересное и загадочное место, окутанное множеством легенд, и не посетить его просто непозволительно, тем более, что это займет всего несколько часов.

Имеется в виду прибрежный городок Карнак (Carnac) и расположенные рядом доисторические мегалитические памятники. Мегалиты Карнака представляют собой обширные поля с рядами высоких, вертикально установленных камней — менгиров (от бретонского men — камень и hir — длинный), среди которых можно также встретить круговые группы камней (кромлехи) и дольмены — некие подобия гробниц. Появление карнакских мегалитов относят к эпохе неолита (между V и III тыс. до н. э.), то есть их возраст — около шести тысяч лет, но до сих пор не установлено, что именно послужило причиной их появления и какую функцию они выполняли.

Согласно старинной легенде о святом Корнелии, карнакские мегалиты — это римские легионеры, обратившиеся в камень. Местные жители верили, что мегалиты обладают магической силой. Ученые же склонялись к гипотезе, что это место представляет собой разновидность храма, где древние кельты исполняли свои священные обряды. Возрастающий научный интерес к Карнаку способствовал тому, что начиная с 1830 года государство стало уделять особое внимание сохранению мегалитических памятников. Во многом это заслуга известного французского писателя Проспера Мериме (Prosper Mérimée, 1803–1870), который в те годы занимал пост государственного инспектора исторических памятников.

В наши дни существует теория, что карнакские мегалиты — это место захоронения древних кельтов. Но, как бы то ни было, это лишь гипотеза, хотя, не скрою, мысли о магических способностях мегалитов в какой-то момент посетили и нас. Как только мы вышли из автобуса и приблизились к этим камням, начался проливной дождь, который не прекращался на протяжении всей экскурсии. Наконец, вымокнув до нитки, мы поспешили обратно, и как только автобус тронулся — выглянуло солнце. Видимо, мегалиты в этот день просто были не в настроении…

Поле мегалитов у деревушки Ле-Менек (Le Menec ), к западу от Карнака. Здесь насчитывается 1050 камней, образующих 11 рядов на площади длиной 1 км и шириной 100 м. Фото автора

А в остальном Карнак — очень веселый курортный городок с огромным количеством сувенирных лавок и ресторанчиков и прекрасным большим городским пляжем.

На пляж после битвы

На полпути из Лорьяна в Карнак расположен городок Оре (Auray), где мы немного задержались. Оре известен тем, что рядом с ним 29 сентября 1364 года произошло одно из самых знаменитых сражений Столетней войны — битва при Оре (bataille d’Auray). Французские войска под предводительством Шарля де Блуа (Charles de Blois, 1319–1364), герцога Бретонского, сошлись в схватке с англичанами, которыми командовал молодой Жан де Монфор V (Jean De Montfort V, ок. 1340–1399), также претендующий на Бретань. Несколько раз тяжелая рыцарская конница французов обрушивалась на английские ряды и, наверное, прорвала бы их, если бы не предусмотрительность де Монфора. Тот, в отличие от Шарля де Блуа, оставил резерв, который и решил исход битвы. Кроме того, у французов была очень неудачная позиция, они стояли на топком берегу, что заметно снизило их маневренность. Поэтому они не смогли сдержать английскую фланговую контратаку. Битва была чрезвычайно ожесточенной, пленных не брали. Сам Шарль де Блуа получил тяжелую рану копьем и был добит кем-то из английских рыцарей. Битва при Оре поставила точку в двадцатитрехлетней войне за Бретонское герцогство: поскольку Шарль де Блуа погиб, то герцогский титул перешел к Жану де Монфору...

И напоследок, утомившись от достопримечательностей, концертов, впечатлений, очень хочется никуда не идти и немножко расслабиться. Атлантическое побережье Франции это, конечно, не совсем Лазурный Берег, здесь прохладнее, и температура воды редко бывает выше 19 °С, но если у вас будет свободное время и вам повезет с погодой, садитесь в автобус и через пятнадцать минут выходите в маленьком старинном курортном городке Лармор-Пляж (Larmor-Plage).

Лармор-Пляж. Отдыхающие совсем не спешат забираться в рябящую воду, кажется, что им приятнее просто полежать на солнце под дуновениями ветерка. Фото автора

Посмотрите издали на шпиль Собора Ларморской Богоматери XV века (Notre-Dame-de-Larmor) и идите вон по той тропинке к пляжу, срывая по дороге ягоды ежевики. Кстати, бретонский загар очень красивый и долго держится.

Юлия Елисеева, 29.09.2010

 

Новости партнёров