Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Чудаки чудской земли

В истории села Багаряк легенды настолько переплелись с реальностью, что отделить одно от другого уже вряд ли возможно

За нехитрым бытом деревенских жителей села Багаряк стоит многовековая история: так жили предки, так жили и предки предков (ну, разве кастрюли теперь другие). Фото автора

— Эта нечисть меня уже пятый год одолевает! — голосила восьмидесятипятилетняя баба Катя Шульгина, жалуясь своей соседке на домового, который якобы живет в ее доме и не дает покоя.
— Дык батюшку позови, пусть освятит избу, — рассудительно отвечала та, подбрасывая дрова в застывшую печь. Или корми его почаще, чтобы не серчал, еду ему на ночь оставляй.
— Да как же его нечистого еще и кормить-то? Жизни мне не дает, а я его еще поить и кормить буду!  — продолжались причитания…

Такие разговоры — не редкость в Кыштымском крае. Лешие, домовые, банники, болотные кикиморы и прочие мифические персонажи — все они привычные обыватели уральской земли. И деревня Багаряк Челябинской области, куда я приехала в гости к своей тетке Лизе, в этом смысле не исключение.

Белоглазые скрытники

В этих краях, расположенных среди гор и лесов, как и сотни лет назад, хранятся в народе таинственные истории и легенды, передающиеся из уст в уста. Вспомнить хотя бы известного уральского писателя Павла Бажова (1879–1950) с его сказками, основанными на множестве местных преданий о тайных подземельях, о диковинных существах, живущих в пещерах и охраняющих несметные богатства, и о необычных людях, обитающих среди гор.

Наверное, каждый второй в Багаряке знает поверье об удивительном народе, жившем в незапамятные времена в этом крае. Назывался он чудью белоглазой. И были те чудины темны лицом, но красивы и статны и, говорят, знали тайные науки. Да только стали в тех краях расти белые березы, что, согласно древнему предсказанию, означало скорый приход сюда «белого царя», который подчинит себе Урал и уничтожит чудь. Так и вышло, в конце XVI века появились здесь русские первопроходцы, принесшие открытые ими новые земли в дар московским самодержцам. И чтобы не встретиться с чужаками, вырыли чудины пещеры, сделали крыши на столбах, насыпали сверху земли и камней, а потом столбы подрубили и заживо погребли себя под землей. Курганы и городища, насыпи и могильники, разбросанные по всему Уралу, считаются теми местами, откуда чудь ушла в пещерную глубь. С тех пор стала чудь хранителем несметных сокровищ, которые таятся в уральских краях.

Вместе с сумерками в гости к деревенским домовым приходят лесные духи, которые не прочь обогреться у деревенской печки. Фото автора

Многие здесь пытались и пытаются открыть чудские тайники. Кое-кто так и сгинул в нескончаемых каменных лабиринтах, которые якобы соединяют между собой все подземелья Урала. Среди тех, кто отважился попытать счастья, был и один мой родственник. Он рассказывал, как в начале 80-х годов прошлого века ходил искать мифическую Золотую бабу — по одной из версий, идола в виде старухи с ребенком на руках (или коленях), сделанного из чистого золота и утерянного где-то в пещерах и болотах Урала. Предания о ней пришли в эти края, возможно, от соседей-пермяков, поклонявшихся истукану, пока на их землях вместе с казаками не появились христианские миссионеры, искоренившие традиционные верования.

Золотую бабу родственник мой, конечно, так и не нашел, хотя очень старался, потратив на кладоискательство несколько лет. Зато принес он с собой из экспедиций множество загадочных историй, которые приключались с ним во время нелегких мытарств. Истории эти — о непонятных свечениях в небе, жутковатой нечисти и заговоренных тайниках — случались со многими жителями этих краев. То бабка в лесу под деревом непонятно кого углядит, то дядька, грибы собирая, в пяти соснах заплутает, то голоса чьи-то в чаще слышатся. Вот и думай теперь, сказка это или быль…

Радиоактивная нечисть

Расположенная в самом сердце южного Урала деревня Багаряк давно считается аномальной зоной. И здесь даже не в фольклоре дело. Просто эти территории прилегают к ВУРСу — Восточно-уральскому радиационному следу. 29 сентября 1957 года в городе Озерск (что недалеко от Кыштыма) на военном заводе «Маяк», производящем оружейный плутоний, произошел взрыв силой в сотню тонн тротилового эквивалента. Взорвалась емкость с жидкими радиоактивными отходами. В окружающую среду было выброшено огромное количество делящихся веществ. Смертельная смесь образовала облако, растянувшееся на 350 км в длину и 50 км в ширину, а общая площадь заражения превысила 23 тыс. км². 40 км² лесов превратились в черные обрубки. Разные дозы облучения получили 124 тыс. человек. Из смертельной зоны пришлось эвакуировать около 17 тыс. поселян, а с карты района исчезли более тридцати деревень. Вот эта зона катастрофы и называется ВУРС. А среди трех десятков погибших поселков было и Юго-Конево, где жила моя родня, вынужденная потом перебраться в Багаряк.

Так выглядит «ухо лешего», в которое можно что-нибудь попросить. Фото автора

— Вот здесь деревня наша была, — показывает тетя Лиза из окна машины на совершенно голый участок земли по дороге в Багаряк. На месте когда-то огромной деревни сегодня остался лишь каменный мостик через ручей. Смотришь — и холодок по коже: ничего, что напоминало бы о былой жизни.
— А вот здесь больница стояла, там я родилась, — указывает тетка на лужайку. Здесь — клуб, — машет рукой в сторону леса. — Как же мы отплясывали! Куда там нынешней молодежи! Никто ничего не вернул моим родителям, все сами наработали. Вот избушку дали — и то хорошо. А про взрыв этот ни в одной газете не написали. И родителям строго наказали, чтоб сильно языками не болтали!

И действительно, только в 80–90-х годах в СМИ стала появляться информация об уральской трагедии. А число пострадавших от взрыва умалчивалось практически до конца века. Доходило до того, что лучевой болезнью разной степени тяжести болела вся деревня, жители которой в большинстве случаев оставались инвалидами. К тому же повышенный радиационный фон поспособствовал появлению на свет разнообразных мутантов. Где-то в этих краях до сих пор есть села, в которых спустя десятилетия после катастрофы все продолжают рождаться двухголовые цыплята и прочая уродливая домашняя живность.

Так, к богатому на мифы и легенды уральскому краю добавилась еще одна печальная история с теперь уже реальными персонажами и непоправимыми последствиями. Техногенная катастрофа и народные поверья переплелись неразрывно, и теперь даже непонятно, где граница, за которой начинается вымысел, а где реальная действительность.

Жители местных деревень в один голос говорят, что после 1957 года в лесах стало появляться больше непонятных и неизвестных существ. Чего только стоит одна история о кыштымском карлике. Не путайте с историей об «Алешеньке»-инопланетянине, которого в 1996 году якобы нашла жительница поселка Калиновый, что под Кыштымом. Наш карлик скрывался в лесах еще полвека назад. И по виду он был скорее лешим, чем гуманоидом. Видели его очень многие из тех, кто отваживался пойти за ягодами или грибами. Но что это или кто это — определить затруднялись. Поговаривают, что в конце 1960-х его все-таки выловили спецслужбы и отправили на исследования, но так ли было на самом деле или это часть легенды — неизвестно.

Мелкий бес из бани

В Багаряке нас встречает соседка — тетя Лена. В своих огромных очках, старом заношенном синем пальто и сером пуховом платке выглядит она, как и большинство жителей здешних мест, старше своих лет. Работает Лена уборщицей в библиотеке. Получает 3000 рублей в месяц. Ее дочь — пятилетняя Лиза — с неподдельным интересом и детской радостью знакомится со мной — новым человеком в ее окружении.

Николай Угодник — главный заступник селян от шалостей нечисти. Фото автора

В их небольшой избушке с единственной комнатой мало мебели: небольшой комод, пара стульев и телевизор. Вместо кровати — печь. На печи — валенки, коты и вязанка лука. В красном углу висит очень старая икона. Хозяйка рассказывает, что ей эта икона досталась от бабки, а той — от ее бабки и так далее по родословной вглубь веков. Бабка, передавая ей семейную реликвию, сказала, что она чудодейственная, целительная: главное молиться не забывать, тогда никакой лекарь не нужен будет. Над дверью — подкова — оберег на счастье. Туалет — на улице, рядом с сараем, в котором живет единственная коза Марта. Мыться тетя Лена с Лизой ходят пару раз в неделю в баню к моей тетке.

После утомительной холодной дороги мы тоже решаем попариться. Согнувшись в три погибели, вхожу в старую деревянную баньку, в которой хлесталось вениками не одно поколение родни. Здесь довольно тесно и темно — освещение дают только две тусклые лампочки. Зато тепло — натопили специально к нашему приезду. На деревянных лавках железные тазы, на стенах — веники. Чувствуешь себя здесь гостем, ведь настоящий-то хозяин таких мест — банник, даже как-то не по себе становится. У многих народов баня издавна считалась местом нечистым. Недаром большинство гаданий происходило именно в бане.

Сидя с теткой на лавке в предбаннике, распаренные и уставшие с долгой дороги, рассказываем друг другу семейные новости. Вдруг за маленькой деревянной дверью в самой бане раздается грохот, как будто падают железные тазы. Тетка спохватывается и, чертыхаясь, заглядывает за дверь.

— Вот вредный-то! — кидает она куда-то в пустоту. — И чего так безобразничать! Это он иногда характер так свой показывает — поясняет тетя Лиза. — Я ведь часто в город уезжаю, баня нетопленая стоит, вот он и негодует.
— Кто? Банный что ли? — недоверчиво спрашиваю я.
— Ну, а кто ж еще? Сами они попáдать не могли — всегда на одно место ставлю эти тазы, — хитро посмеивается тетка. Я побыстрее одеваюсь и выскакиваю на свежий воздух.

Потом нам с теткой, попивая душисто заваренный чай, тетя Лена пересказывала события сельского дня:

— Дядя Ваня мать в город повез в больницу. Тетя Катя батюшку позвала домового выгонять. А Сашка, Лидкин сын, целое ведро рыбы наловил. — А старый Митрич по грибы в лес пошел, да говорит, что медведя видал. Опять, наверное, пьяный был. Теперь хоть медведи ему чудятся, раньше-то одних чертей встречал…

Генеалогическое древо, составленное тетей Лизой. Его корни теряются в Средних веках. Фото автора

От самых корней

Обитатели этих земель — весьма удивительный народ, особенно для нас, жителей больших городов. Да и есть чему удивляться. Моя тетя Лиза, затопив печь в маленькой избушке и накипятив чаю в самоваре, достает из шкафов огромные альбомы с фотографиями. Эта невысокая, хрупкая, худая женщина — настоящий ходячий музей. Уже более десяти лет она собирает по крохам материалы об истории деревни, о ее жителях и их домах. В ее комнатке стоит шкаф, наполовину заваленный журналами и вырезками о Багаряке. Ей интересно все: от краеведческих книг до маленьких заметочек в провинциальной прессе. А о Багаряке есть что рассказать. Село-то это большое и старинное, основанное еще в 1688 году. Все оно повидало: и первых землепроходцев, и крестьянские бунты восемнадцатого века, и земских деятелей, и революционные события века двадцатого.

Вторая часть шкафа забита тетрадями и фотографиями. То, что сделала тетя Лиза, вызывает восхищение и уважение не только у меня, но и у профессиональных историков. За несколько лет она практически полностью восстановила одну из ветвей своей родословной по материнской линии.

Сначала тетя Лиза сидела в архивах Челябинска и Екатеринбурга, самостоятельно разбирая завитки скорописи в метрических книгах и церковных записях. А потом появились помощники: сначала по удивительному стечению обстоятельств она познакомилась с аспирантом одного из городских ВУЗов, который готовил диссертацию по истории купечества в наших краях; а потом и с многоопытным историком, который и помог тете Лизе поработать с более древними документами. Так теткина родословная ниточка размоталась еще на пару столетий назад: докопалась она аж до 1596 года, узнав, что ее очень дальние родственники жили на тех же землях, где живет и современная родня, а некоторые к тому же были беглыми крепостными. Я же с удивлением узнала, что моя прапрабабка была последней носительницей фамилии Батуевых, род которых тоже существовал в XVI веке!

В Багаряке не один такой энтузиаст. Кто-то исследует старые полуразрушенные избы в надежде найти артефакты древности. Кто-то следит за порядком в довольно большом краеведческом музее, постоянно дополняя его материалами из истории края. Кто-то бродит с магнитными рамками, отыскивая проходы в царство чуди. А кто-то уходит отшельничествовать в соседнюю, совсем опустевшую деревню Чертова (от слова «черта») на границе с Багаряком.

— Ой! — испугалась тетка небольшого черного щенка, выбежавшего из соседнего двора, навстречу нам. — Ты ему бы ошейник надел! — негодовала тетя Лиза, обращаясь к хозяину малыша.
— Да куда ж ему ошейник! У него сердце-то совсем по-детски бьется, — улыбаясь, отвечал бородатый дядька в валенках, сосед тети Лизы.

Бывшее здание земской больницы. Лунными ночами здесь видят непонятные тени: то ли неупокоенные души, то ли звери какие-то. Фото автора

«Чудаки!» — подумаете вы. И, наверное, отчасти будете правы…

 

 

Елена Беляева, 24.08.2010

 

Новости партнёров