Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Обломовка в Карибском море

От полного разорения конкистадорами Маргариту спасли жемчужные моллюски — они закончились

Скульптура единорогов в центре Порламара. Порламар — самый крупный город на Маргарите. Основанный в 1536 году, он долго оставался небольшой деревушкой, пока в 1930-е годы там не был построен аэропорт. Фото (Creative Commons license): R Barraez D´Lucca

Правильно лениться — большое искусство. Степень его совершенства зависит от вашего умения не смешивать удовольствие с угрызениями совести и внутренними терзаниями. И чем лень совершеннее, тем с большим наслаждением, по-кошачьи, нежась и мурлыча, вы впитываете каждой клеточкой ощущение блаженства и умиротворения, растворяясь в большом правильном мире и отдавая себя в руки прекрасного ничегонеделания. В такие моменты не чувствуешь себя побежденным, а, наоборот, радуешься осознанию собственной победы над привычками, страхами и тревожными ожиданиями — победы над суетой. Если вы владеете искусством безмятежности или только хотите ему научиться, то отправляйтесь туда, где лень — образ жизни. Добро пожаловать на венесуэльский остров Маргарита, что лежит в двадцати километрах от берега в Карибском море.

Заокеанское Подмосковье

«Добро пожаловать!», или «Бьенвенидос!» — эта надпись на Маргарите повсюду. Как и многие другие латиноамериканцы, венесуэльцы очень открыты и общительны. Здесь не встретишь дежурной американской улыбки или предусмотрительной европейской корректности, граничащей с надменностью. Здесь, если тебе улыбаются, значит, по-настоящему рады. В этом латиноамериканцы очень похожи на нас. Да, здесь танцуют сальсу, а не водят хоровод, жарят юкку, а не картошку, и ром предпочитают другим разновидностям огненной воды, но латиноамериканская искренность снимает все этнические барьеры и помогает почувствовать себя как дома, среди своих. Однажды в сумерках, когда окружающий пейзаж уже наполовину растворился в темно-синей прохладе наступающей ночи, я заплутала на машине между Пампатаром и Порламаром. Поняв, что потерялась, я не ощутила никакой тревоги: мне казалось, что все происходит не на другом континенте, а где-то у нас — под Реутовым или Королевом. Даже палатки с арбузами вдоль дорог — зрелище до боли знакомое, только что арбузы тропические, длинные, и продавцы свое «Сеньорита, порфавор» говорят как-то не так, как «Пажалюста, каралева». Менее настойчиво, что ли… А эмпанадас, которые жарят и продают буквально на каждом шагу, ну очень напоминают наши чебуреки и хачапури. Правда, мука кукурузная, а в начинку кладут не только мясо, но и фрукты.

Рыбацкие лодки в бухте местечка Хуан-Гриего. Каждое утро местные рыбаки выходят в море на своих незамысловатых суденышках, так же как делали их отцы и деды. Фото (Creative Commons license): Javier D. Volcan R.

Русских на Маргарите любят. Вообще, здесь живут разные этносы, и толерантность у островитян передается с генами, только называют её проще — доброжелательность. Но к русским особая любовь, потому что… ну, наверное, «рыбак рыбака»… Поэтому наши соотечественники, крепко и надолго осевшие на далекой Маргарите, чувствуют себя как рыбы в воде, разве что вода — из Карибского моря.

Кстати, о рыбаках. Рыболовство было исконным промыслом индейцев, живших на Маргарите до прихода европейцев. Сам остров они называли Парагуачоа, то есть «Много рыбы». 15 августа 1498 года на его берег высадился Христофор Колумб (Cristóbal Colón, 1451–1506), в третий раз отправившийся к американским берегам. Сначала испанцы не проявили особого интереса к  кусочку суши длиною семьдесят восемь километров и шириною двадцать — ведь впереди была вся Америка! Но через некоторое время они заметили, что одежда индейцев расшита превосходным жемчугом. Оказалось, что прибрежные воды Парагуачоа изобилуют моллюсками, «производящими» столь востребованную в Европе драгоценность. Тогда на острове началась «жемчужная лихорадка».  Именно в это время острову дали имя Маргарита — «Жемчужина» по-латыни. Но, на счастье индейцев, уже к середине XVI века жемчуг закончился, и алчные конкистадоры двинулись грабить континент. В XVII веке здесь обосновались пираты, но испанцы довольно быстро их прогнали. С тех пор на Маргариту никто не покушался. Постепенно её население смешивалось переселенцами из Европы, и создавалась новая культура. Главным её отличием стал особый диалект испанского — маргаритеньо, который до сих пор трудно понять даже материковым венесуэльцам.

Сейчас Маргарита вместе с двумя островами — Кое и Кубагуа — входит в состав штата Нуэва Спарта — «Новая Спарта». Столь пафосное название он получил за доблесть, проявленную островитянами в борьбе за независимость от Испании в 1810–1826 годах.

Оставить завтра до послезавтра

Маргарита — зона беспошлинной торговли, поэтому цены на товары здесь на порядок ниже, чем, например, в Каракасе. Но вот овощи и фрукты — дороже. Речь, конечно, идет не о тех, что висят прямо над головой на пляже, а об экзотике, вроде клубники, которую привозят с материка: не с руки на острове безмятежности эту безмятежность омрачать таким пустяком, как промышленное садоводство. Хлопотно это как-то, затратно, да и вообще — не вписывается в общую картину мира, столь схожую с нашей. Только вместо русского «авось» здесь употребляют более звучное и вальяжное — «маньяна». А суть одна: не хочется напрягаться — не напрягайся. Девиз жителей Маргариты можно было бы сформулировать так: «Отложи на завтра то, что ты уже откладывал на сегодня». Конечно, чем пыхтеть на клубничных грядках, легче тряхнуть пальму или подставить к ней тазик в сезон «мангопада».

Коктейлей фирменных на Маргарите великое множество. Но «фишкой» считается кокада — коктейль из кокосового сока с мякотью, сладкого сиропа и сливок. Бывает, добавляют ещё корицу. Фото (Creative Commons license): John Bäckstrand

Эта почти первобытная модель присваивающей экономики здесь вполне себя оправдывает — просто всякого добра, не требующего внимания и заботы, на острове растет неимоверное количество, особенно по меркам жителей Центральной России. Постигать отличия сортов манго по вкусу и размеру косточки; разновидности сортов бананов — по толщине кожуры и сахаристости мякоти, а также оттенки вкуса папайи — все это может превратить ваш отпуск в увлекательную игру, а вашу фигуру в… «вашу фигуру минус пять килограммов». Сладкоежек, несомненно, порадует шоколад и какао, которые на Маргарите, как и повсеместно в Венесуэле, безумно вкусные и ничем не уступают лучшим швейцарским маркам, хотя и не столь известны в Старом Свете.

Если же занимательно-вкусовая ботаника вам не совсем по душе и хочется чего-то менее вегетарианского, то лучше остановить свой выбор на дарах моря. Каких только сортов рыб, креветок, устриц и прочих «гад морских» нет в меню прибрежных кафешек! Причем цены на них, как и вообще цены на еду в маргаритянском общепите, весьма приятны. Густой наваристый суп из морепродуктов — что-то вроде буйабеса — стоит в среднем тридцать боливаров — около ста пятидесяти рублей. Гора обитателей моря, приготовленных на гриле, — от пятидесяти до семидесяти боливаров. И это будет именно гора, потому что порции здесь действительно щедрые. И если вы хрупкая девушка, то не торопитесь заказывать обед из трех или даже двух блюд — вы можете вполне насытиться салатом из помидоров и авокадо. Помидоры здесь всех оттенков красного и розового, ароматные и вкусные, сродни нашим кубанским. 

Природа гарантирует

Климат на Маргарите и удивляет, и радует одновременно. По данным статистики, солнце здесь светит не менее трехсот двадцати дней в году. Причем солнечным считается день, когда светило не скрывалось с глаз хотя бы восемь часов подряд. Если же оно светило четыре часа, потом на десять минут зашло за тучку, а потом светило дальше — этот день солнечным уже не считается. Радует и отсутствие смены сезонов — не как во многих других тропических райских уголках, где полгода рай, а вторая половина — сплошные муссоны, пассаты и сирокко. Землетрясений здесь тоже не бывает, хотя небольшие горы на острове есть. То есть, если вы настроились на вальяжный спокойный отдых, никакая стихия его вам не испортит — ей, похоже, тоже лень. 

Благодаря стабильности природно-климатических факторов бушующая зелень Маргариты создает совершенно открыточные пейзажи: на острове постоянно что-то цветет, да такими разными и непривычными цветами, что в глазах неподготовленного москвича, привыкшего к убогой серо-коричневой гамме родного муравейника, начинается буквальная рябь от такого цветового хаоса. Да и вообще, стены и крыши домов местных жителей, зонтики и гамаки на пляжах, скатерти и гирлянды в прибрежных кафе — все это наполняет радостью от ярких цветов. Смелые, сочные краски, неожиданные сочетания, разнообразие оттенков и тонов и удивительная внутренняя гармония этого цветового безумия — пожалуй, это одна из самых ярких, в прямом и переносном смысле, черт островной культуры.

Изучение возлежанием

Что ещё радует — это пляжи. Их общая протяженность — более трехсот километров. Пусть не все они благоустроены на уровне пяти звезд, все компенсируется естественной красотой природы. Белый песок, мелкий и мягкий, как многослойный шелк; плавный вход в море без водорослей и кораллов; чистейшая вода всех оттенков синего — от бирюзового до ультрамарина; тонкие четкие контуры пальм, уходящих, кажется, в бесконечность, — вот где настоящее блаженство.

Пляж Эль-Тирано славится не только особым белым песком. Вода здесь голубого цвета, а дно усыпано разнообразными ракушками, которые прекрасно видно даже на десятиметровой глубине. Фото автора

Пляжи на Маргарите заметно отличаются друг от друга. Один из самых популярных у туристов и отдыхающих из Венесуэлы — Плайя Эль-Агва — славится разнообразием инфраструктуры и своей протяженностью. Набережная изобилует ресторанчиками, маленькими магазинчиками и сувенирными лавочками, а также интернет-кафе и пунктами проката машин. Этнические сувениры, такие как амулеты, плетеные браслеты, поделки из камня, семена редких растений и зубы акул, «ловушки снов» и многое другое, продаются (а нередко и создаются) прямо на улице умельцами из коренного населения. А вообще, центр национальных ремесел острова находится в городке Такаригуа, расположенном на склоне холма. Там, в принципе, только одна улица, застроенная старинными зданиями. На первом этаже каждого из них располагаются магазинчики с богатым ассортиментом вещичек в стиле этно. Вообще, на Маргарите почти нет городов в нашем понимании, разве только Ла-Асунсьон и Порламар. Большая часть из сорока двух тысяч островитян предпочитают жить в веселеньких деревушках.

Пляж Плайя Паргита — более ухоженная часть побережья, но гораздо менее протяженная и относительно далеко расположенная, из-за чего и не пользуется вниманием туристов. А вот Плайя Карибиан — одно из самых «тусовочных» мест на Маргарите. Туда съезжаются любители пляжных вечеринок и вообще активного отдыха. Любителям экстремальных развлечений понравится на Плайя Алияке — это известное место слета кайтсерферов со всего мира. Условия там идеальные, поэтому на Плайя Алияке довольно часто проводятся международные соревнования по этому виду спорта. Но даже если вам неинтересно рассекать волны на доске, то просто посмотреть на этих «чудиков» со своего лежака тоже бывает занятно.

Если все пляжи уже изучены, а точнее излёжены, то есть и другие места, по красоте не уступающие, а где-то и превосходящие прелести Маргариты — это соседние острова Лос-Рокес и Коче. Архипелаг Лос-Рокес — это дикая бушующая природа в своей первобытной, захватывающей дух тропической красоте. Остров Коче представляет собой бесконечные сверкающие пляжи, элитные отели, качественную туристическую инфраструктуру и все условия для «требовательных экстремалов». Недаром некоторые наши олигархи зачастили туда в последнее время. Прилетают с целыми самолетами друзей, или, точнее, подруг — и места роскошные, и от глаза обывательского укрыто, подальше будет, чем Куршевель, всё же…

Эль-Яке — один из лучших в мире пляжей для занятий кайтсерфингом. Благодаря особому сочетанию движения воздушных масс и расположения гор здесь круглый год дуют ветры необходимой силы. Фото автора

А вообще, Маргарита хороша не только на пляжах. Время там идет незаметно, точнее, его там вообще нет… С толку сбивает не столько восьмичасовая разница с Москвой, ранние закаты и рассветы, но и полное нежелание даже пытаться следить за временем. Просто доверяешься его течению: идешь то ли к горизонту, то ли вдоль него, оставляя нечеткие полуминутные следы на белом шелке, которые тут же разойдутся, как вовремя поправленная складочка; вдыхаешь морской туман, подставляешь лицо струям золотого ветра и каждой клеткой ощущаешь сопричастность к великому, вечному, простому и настоящему, имя которому безмятежность.

В анонсе статьи использовано фото R Barraez D´Lucca (Creative Commons license)

Ирина Брончукова, 10.11.2009

 

Новости партнёров