Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Коалы рода человеческого

Вероятно, предков австралийцев надо искать среди реликтовых народов Индии

Коала на языке племен, живших на территории штата Новый Южный Уэльс (New South Wales), означает «не пить». Действительно, всю необходимую влагу это животное  получает из листьев растений. Фото (Creative Commons license): Aaron Jacobs

Самая древняя культура

Под термином «австралийские аборигены» подразумевается совокупность собственно материковых аборигенов с жителями островов пролива Торреса (которые этнически и культурно имеют много общего с папуасами Новой Гвинеи). Ученые находят в Австралии останки людей, живших 40 тыс. лет назад (Mungo Man), но предполагается, что первые люди появились здесь ещё раньше. Культура австралийских аборигенов — самая древняя непрерывающаяся культура на Земле. Представьте, что вы решили отдохнуть в Египте и встретили там людей, всерьез поклоняющихся священному крокодилу и закапывающих вместе с покойником жену и рабов. Нечто подобное на земле можно найти только в Австралии, хотя культура австралийских аборигенов значительно более миролюбива.

По-прежнему остается загадкой, откуда, когда и как они пришли. До недавнего времени предположение, что в период заселения берегов Индийского океана некий Колумб первобытного мира нашел Австралию, преодолев 60 морских миль между Индонезией и Новой Гвинеей, оставалось не более чем гипотезой. И лишь совсем недавно в журнале BMC Evolutionary Biology впервые были опубликованы доказательства. Группе ученных из Индии под руководством генерального директора Антропологической службы Индии (Anthropological Survey of India) Рагхавендры Рао (Raghavendra Rao) удалось найти общность между геномом австралийских аборигенов и некоторыми группами людей (так называемыми «реликтовыми популяциями»), проживающими в Индии. Формальное время разделения двух ветвей — 45–65 тыс. лет назад, что хорошо соотносится с предполагаемым временем заселения Австралии.

Почему им приглянулся континент? Красивую идею выдвинул Джеймс Коуэн (James Cowan) в книге «Начала традиции аборигенов» («The elements of the aborigine tradition»). Предки нынешних аборигенов не хотели вымирать от извержений вулканов, потопов, быстро меняющихся условий окружающей среды, они искали и нашли стабильность в Австралии. Постоянство окружающего мира заморозило их развитие — древние традиции, медлительность и созерцательность, даже животноводством не занялись.

Они — такая же ленивая боковая ветвь безжалостной эволюции, как эндемичные австралийские животные, беззащитные реликвии, не меняющиеся в отсутствие хищников. Где ещё могли бы выжить неторопливые, без острых зубов и брони плюшевые коалы, для которых единственный способ защиты — забраться повыше на эвкалипт? Когда пришли белые, аборигены поступали так же — уходили подальше в никому не нужное редколесье.

Это небесное sorry («простите») — непременный атрибут праздника Дня Австралии (26 января) — адресовано местным аборигенам. Фото (Creative Commons license): spud murphy

На момент прибытия европейцев, в конце XVIII века, на материке проживало 300–750 тыс. человек. К концу XIX — началу XX веков население сократилось до 100 тыс. в результате новых болезней (только оспа «скосила» чуть ли не 50% аборигенов) и невозможности адаптироваться к жизни рядом с белыми, отобравшими водные и земельные ресурсы. Аборигены говорили на 250 языках и примерно 700 диалектах. Сейчас осталось 145 языков, из которых 110 считаются вымирающими. Как говорят лингвисты, эти языки не имеют общих корней ни с одним другим неавстралийским языком. Часть родственна между собой — их объединили в группу языков Pama-Nyungan. Другие совершенно уникальны, и их назвали языками non-Pama Nyungan. И поныне в разных племенах существует большое разнообразие культурных, языковых и социальных традиций, прослеживаются только некоторые общности.

К сожалению, многое из этой культуры утрачено. Письменность во многих племенах отсутствует, язык беден. Числительных, например, всего четыре — один, два, три и много. Знания передаются от пожилых людей детям и подросткам посредством устных рассказов, сдобренных рисунками и песнями. Аборигены, повествуя о себе, начинают словами: «Я, Наньмундья из племени Янкунютятьяра (Yankunytjatjara), я получила свои знания от старой Йоти». Это аналог нашей графы о высшем образовании.

Только в 1967 году, в результате всенародного референдума, коренные жители были признаны гражданами страны, их выпустили из резерваций, они получили право на свободное передвижение. С этого времени правительство взяло их «под крылышко». Стали записывать истории, поддерживать обучение в школах и институтах, составлять словари диалектов и издавать фольклор. Географическим объектам стали возвращать исторические имена. Лет сто пятьдесят назад будущий госсекретарь и премьер-министр страны сэр Генри Айерс (Sir Henry Ayers, 1821–1897) «открыл» неподалеку от столицы Северных территорий Алис-Спрингс, посреди ровной пустыни, живописную скалу и назвал её Айерс-Рок. Теперь это опять магическая Улуру — гора, на которой, как верят с давних пор люди племени анангу, живут боги.

Постепенно международное внимание привлекло также искусство аборигенов. Среди первых было племя пинтупи, живущее на Северных территориях. Раньше они рисовали на песке и камнях, что было коммерчески невыгодно, и их уговорили рисовать на дереве и холсте. Это событие стало первой совместной инициативой аборигенов и колонистов. До этого белые не догадывались, какую пользу можно извлечь из аборигенов.

Теперь с наступлением сумерек и закрытием магазинов на главную улицу Алис-Спрингс стекаются десятки аборигенов, раскладывают на газонах свою живопись, предлагая туристам. Хотя редко можно увидеть коренного жителя Австралии, выходящего из белой сияющей «Ауди», но  расплатиться кредитной карточкой в магазине умеют многие. Дети аборигенов учатся хуже сверстников. Только 20% коренного населения получает высшее образование (и 50% не аборигенов), но при этом 80% находит какой-то заработок, часто с помощью социальных центров и за неквалифицированный труд.

Первобытная мультимедиа

Первое впечатление от традиционного «арта» — ниже среднего. Круги, волнистые линии и точки. Пока идешь по аэропорту Алис-Спрингс, он начинает даже раздражать. Мало того, что в сувенирных магазинах продаются невозвращающиеся, зато разрисованные бумеранги, пол аэропорта выстелен ковром все с теми же концентрическими кругами и точками, так ещё и урны расписаны.

В Алис-Спрингс туристы обычно проводят не больше одного-двух дней. Нередко на следующее после приезда утро они уже отправляются в один из многочисленных автобусных туров по «пустыне». В кавычках, потому что пустыней она может называться очень условно: на самом деле, это красная земля иногда с песком, на которой растет буш (кустарник) и даже довольно высокие деревья. Туры охватывают три основных достопримечательности: закругленный монолит Улуру, Ката-Тжута — нагромождение округлых скал трехсотметровой высоты — и большой каньон.

В десяти минутах езды от Улуру находится аборигенский культурный центр. Входящий попадает в подобие лабиринта, из которого доносятся песни в сопровождении «оркестра» — нескольких стучащих и трещащих деревянных инструментов. Это наиболее типичная для всех племен музыка — ритм, отбиваемый палочками. На диджериду, «стереотипном» аборигенском инструменте, продающемся почти в каждом сувенирном магазине, на самом деле играют только племена, населяющие восточный Кимберли и Землю Арнхема (то есть северо-запад и северное побережье), и только мужчины. Существует легенда о шамане, создавшем первую (или первый?) диджериду из своего детородного органа, а значит, только мужчины могут пользоваться инструментом.

Диджериду делается из ствола эвкалипта, сердцевина которого выедена термитами. Уникальность этого инструмента состоит в том, что обычно он звучит на одной ноте, но обладает при этом очень большим тембровым диапазоном. Фото (Creative Commons license): Laurent aka loloieg

Стены лабиринта расписаны аборигенской живописью (традиционно использовали минеральные и растительные краски), а рядом с каждой стеной — табличка с пояснениями. Если человек умеет не просто смотреть, но и видеть, если он не торопится и настроен на восприятие этой информации, перед ним открывается совсем новый мир. Рисунки не становятся изящнее, но теперь вы смотрите на них не как на живопись, а как на историю или на сказку. Выясняется, что концентрические круги — это информация об источнике воды, и чем больше кругов, тем богаче источник. Окружность с точками вокруг — место общего сбора, совета или ночевки. Иногда это не просто точки, а символы мужчины, если автор хотел подчеркнуть, что это был не общий сбор, а, к примеру, совет четырех самых уважаемых мужчин племени.

Рождение мира

В их культуре центральное место занимает дримтайм (dreamtime — по-английски «мифическое время», период, когда сотворилась земля и порядки на ней). Но самим аборигенам не нравится этот термин. Это не миф, говорят они, мы верим, что когда-то действительно жили наши Небесные герои — Змея-Радуга, Великий кенгуру, Ледяной человек, Братья Свет и Ночь…

В циклах мифов герои превращаются в различных животных, птиц, рыб, морских млекопитающих, в скалы и иногда в людей. Свои верования аборигены и рассказывают в картинах. Только Улуру посвящены десятки историй. Про священную питоншу Кунья (Kunia), принесшую на шее яйца и отложившую их в одной из пещер Улуру; из яиц потом вылупились аборигены. Другие племена произошли от ядовитой змеи Лиру, и эти племена воевали с людьми-питонами. В дримтайме жили люди-кенгуру Мала (Mala), но их уничтожили дьявольские собаки Кулпунья (Kulpunya).

Как-то два гигантских карапуза играли, сидя в воде. Один бросил горсть камней, и из них возникли скалы Ката-Тжута, другой ляпнул пригоршню ила, превратившегося в Улуру. Интересно, что аборигены были недалеки от истины, связав в легенде две горы, отстоящие друг от друга на сорок километров. Ученые выяснили, что две абсолютно непохожие горы — концы одного «каменного бумеранга», расположенного под землей.

Непритязательная картинка, представляющая собой три круга, состоящие из точек (средний круг еще и с двумя «ушами»), рассказывает миф о трех сестрах-звездах (ученые предполагают, что речь идет о звездах, составляющих пояс Ориона). Три прекрасные женщины, живущие на этих звездах, сошли на Землю, чтобы посмотреть на нее. Одна из сестер встретила двух мужчин (это их изображают «уши») и любила их. Полигамия не считалась зазорной не только у австралийских аборигенов. После отношений со смертными она уже не могла вернуться на небо. Две сестры воспарили вверх, а главная героиня превратилась в эму — птицу, которая не может летать, символ узницы на Земле. И она стала «Матерью-прародительницей», вышедшей замуж, но при этом и отделившейся от «Отца-неба». Как видно, диалектика не чужда аборигенам.

Злые паспортистки

Улуру и культурный центр расположены на священной для аборигенов земле. Приезжих просят не «прихватывать» с собой в качестве сувениров кусочки этой земли, но туристы берут. В павильоне хранится «Книга извинений» с письмами от тех, кто присылает камни обратно. Кто-то взял по незнанию, потом почитал книги и теперь возвращает потому, что понял, как важно это для аборигенов. Половина возвращает камни потому, что, по их словам, с ними стали происходить неприятности, наступила черная полоса в жизни, и они связывают это с похищением камней. В общем, мистика.

Возраст Урулу (Айерс-рок) — 680 млн. лет. Высота — 348 м. Пещеры в ее подножье украшенны древними росписями и резьбой по камню. Фото (Creative Commons license): ernieski

Люди племени анангу, населяющие окрестности Улуру, просят туристов не подыматься на гору — там ведь боги живут, и если рассердятся, нашлют болезни или убьют. Для мирных племен вот так «погрозить пальчиком» — верх враждебности, на которую они только способны. Сами аборигены (только мужчины) залазят на Улуру один раз в жизни, после обряда посвящения мальчиков в мужчин. Так что наверху подобие нашего паспортного стола. Представьте, какое настроение будет у паспортистки, если к ней будут ходить толпы туристов.

А они, невзирая на просьбы, активно лазят и гадят на вершине. Дорога по гребню горы одна, и она напоминает путь от муравейника к какой-нибудь аппетитной падали. Каждый год от этого восхождения кто-то умирает. Дело, понятно, не в сердитых богах, а в нещадном солнце. 40 градусов летом — это в порядке вещей, абсолютно голая гора, полтора часа подъема, да и упасть легко.

История этой священной земли, а по-нашему заповедника Улуру — Ката-Тжута, признанного ЮНЕСКО объектом всемирного наследия, отражает взаимоотношения коренных племен с белым населением. До 1960-х годов племена жили в резервациях, а возле Улуру создали национальный парк, забыв их спросить. Потом политика изменилась, пришлось отдать территорию коренному населению, сделать красивый и модный жест. При этом не хотелось терять 800 тыс. туристов, ежегодно приезжающих поглазеть на Улуру. Поэтому поставили условие — мы вам отдаем землю в собственность, а вы сдаете её в аренду на сто лет Национальному парку и не запрещаете туристам приезжать и лазить на вашу гору. Какова была альтернатива? Сейчас аборигены могут хотя бы просить уважать их традиции и религию.

Практикум по выживанию в пустыне

Неотъемлемая составляющая первобытной культуры — умение выжить в неплодородном редколесье. Стандартный атрибут первобытной женщины — деревянная лопаточка и лукошко, из коры или плетеное. Так её и изображают: «подкова», с одной стороны кружок, с другой — сильно продолговатый овал. Кроме ягод и кореньев, которые едят и используют в медицинских целях, они разыскивают личинок жуков, похожих на майских, но размером с батончик «Твикс». Личинки питаются корнями буша, и абригенки умеют отличить пораженный куст от соседних. Личинок запекают над костром, наколов на палочки.

Ящериц и змей пекут в золе, их яйца считаются деликатесной добавкой к повседневному рациону. Ничего не зная о диетологии, аборигенки поступают так же, как поступили бы цивилизованные матери — «жертвуют» детям продукт, богатый незаменимыми аминокислотами и витаминами.

Популярный десерт — медовые муравьи. У них, как и у обычных муравьев, высокая специализация. Рабочие муравьи, как пчелы, собирают мед с растений, сносят добычу в муравейник и передают на хранение. В середине муравейника, в отдельных камерах, висят на потолке муравьи с раздутым брюшком-хранилищем меда, так называемые «медовые бочки». Аборигены раскапывают муравейники и попросту откусывают у «бочек» брюшки.

Бумеранг был известен многим первобытным народам. Но почти везде его вытеснил лук, до которого австралийцы так и не успели додуматься. Фото (Creative Commons license): Paleontour

При удачном стечении обстоятельств удается убить эму или кенгуру. Кстати, бумеранги, используемые на охоте (killer boomerang), совсем не похожи на привычный нам. Если одни охотник ранил кенгуру, другой не имеет права трогать его добычу — кодекс чести.

Некоторые действия аборигенов долго ставили ученых в тупик. Зачем регулярно выжигать небольшие мозаично расположенные участки буша? При таком «обряде» не страдают животные — участки небольшие, все успевают убежать. На месте старых засохших кустарников вырастают молодые зеленые, и при возникновении стихийных пожаров они не горят, препятствуя распространению пожара на большие территории.

У них противоположное нашему отношение к смерти. После кончины Майкла Джексона его песни звучат повсюду, газеты до сих пор пережевывают обстоятельства кончины и похорон. Если бы он был аборигеном, о нем больше никогда не заговорили бы, диски не слушали, поэтому в культурном центре некоторые портреты и кнопки с голосами заклеены, а в книгах на первой странице встречается надпись: «Предупреждаем аборигенов, что в этой книге упоминаются имена умерших людей».

При всей их неприспособленности к современному миру, у аборигенов есть чему поучиться. Да, они доисторические люди, но с бережным отношением к окружающему миру и способностью видеть то, что нам, прогрессивным и торопливым, увидеть некогда.

Роман Феденко, 15.09.2009

 

Новости партнёров