Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Право женщины на космос

Околоземное пространство и другие планеты будут осваивать представители обоих полов

Женщины, прошедшие отбор в космонавтки (слева направо): Валентина Пономарева, Ирина Соловьева и Валентина Терешкова. Из них лишь Терешковой посчастливилось попасть в космос. Фото из архива Азифа Сиддики (Asif Siddiqi) / NASA

В истории космонавтики почти сразу же возникло противоборство между женщинами, которые хотели участвовать в космических полетах, и между обществом и «лицами, принимающими решения», которые стремились этого не допустить.

Правда, это не относится к полету Валентины Терешковой: решение об отправке женщины в космос было принято руководством Советского Союза в декабре 1961 года по политическим соображениям — происходило историческое соревнование двух мировых систем, и пилотируемая космонавтика стала ареной показательных боев. Все приоритетные достижения принадлежали СССР, и первой женщиной в космосе должна была стать, разумеется, советская женщина. 16 июня 1963 года Валентина Терешкова поднялась на околоземную орбиту.

Советская пропаганда утверждала, что «женский вопрос» в нашей стране решен полностью и окончательно. Сергей Павлович Королев (1907–1966) говорил, что полет Терешковой — это, прежде всего, одно из самых ярких доказательств равноправия советских женщин.

Что касается Америки, то там «женский вопрос» решен, видимо, не был: когда стало известно, что при отборе кандидатов для программы «Меркурий», стартовавшей в начале 1959 года, обследуются и женщины, общественное мнение и средства массовой информации США отреагировали резко и весьма недоброжелательно. Общество потребовало у правительства объяснений, зачем набирают женщин и какова их роль в космической программе.

Обследование проходили 25 выдающихся женщин-пилотов, из которых были отобраны 13 сильнейших, однако в июле 1961 года испытания были прекращены. Женщины не пожелали с этим смириться и обратились к вице-президенту с требованием защитить данную программу, но все инстанции остались глухи к их призывам.

Джерри Кобб рядом с капсулой «Меркурий». Фото: NASA

Условия отбора в астронавты включали наличие степени бакалавра по физическим, биологическим или техническим наукам и квалификации военного летчика-испытателя. Второе требование поставило перед женщинами непреодолимый барьер: единственная женщина в стране, которая имела эту квалификацию, Жаклин Кокран (Jacqueline Cochran, 1906–1980), не проходила по возрастным ограничениям.

Вот тут «дискриминация» и проявилась в полной мере — НАСА сняло требования об образовании для Джона Гленна (John Glenn), не имевшего ученой степени, а «снизить планку» по лётной части для женщин не пожелало. Кстати, выдающаяся летчица Джерри Кобб (Geraldyn Cobb) имела налет десять тысяч часов, а Гленн — всего пять (но всё же Кобб не имела, увы, квалификации военного летчика-испытателя).

В СССР после полета Терешковой сразу стало понятно, что женская группа больше не нужна, и командование ВВС почти не скрывало желания избавиться от чужеродного «женского контингента» . Однако кадровых офицеров уволить не так просто, и группа продолжала проходить положенные тренировки и испытания. Но перспективы фактически отсутствовали.

Мысль осуществить второй женский полет возникла в связи с отставанием СССР от США, наметившимся в космической гонке во второй половине 1960-х годов. В стране в это время строились планы создания серии кораблей «Восход» для научно-исследовательских целей. Планировавшаяся программа (1965–1966 годы) была насыщенной и интересной, она должна была не только заполнить паузу в пилотируемых полетах, но и решить ряд принципиально новых задач освоения космического пространства. В программу был включен десятисуточный полет двух женщин с выходом в открытый космос.

Однако противников женского полета среди руководителей космической программы было очень много, да и космонавты эту идею не поддерживали. Но аргументы «за» были весомыми: утверждалось, что женский полет «позволит прикрыть» наше отставание от США и даст большое преимущество «в политическом, научном и спортивном отношении». Однако в начале 1966 года программу закрыли, а в октябре 1969 года женская группа была расформирована «в связи с невозможностью использовать».

Идею возродить полеты женщин в космос выдвинул Генеральный конструктор НПО «Энергия» Валерий Петрович Глушко (1908–1989) в 1974 году. Прошло больше пятнадцати лет после полета Терешковой и больше десяти после планировавшегося и не состоявшегося в 1966 году второго женского полета, а мотивы принятия решения о полете женщины в космос оставались прежними — «получить большой политический эффект». К тому же женщин, которые проходили подготовку и продолжали работать в Центре подготовки космонавтов, «можно подготовить быстро и без больших затрат».

Первоначально «в верхах» идея не имела успеха и получила поддержку лишь после того, как в 1976 году НАСА объявило набор женщин в отряд астронавтов. Вопрос «пускать или не пускать» женщину в космос оказался столь важным, что решался на самом высоком уровне: «дал добро» сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев.

Светлана Савицкая выполняет сварочные работы в открытом космосе. Фото: Владимир Джанибеков 

А что касается самих женщин-кандидатов на полет, то они были готовы и «прикрывать отставание», и способствовать получению «большого политического эффекта», и не видели в этом ничего из ряда вон выходящего.

Но военное ведомство, как и прежде, не было заинтересовано в осуществлении этого проекта. Кроме традиционной мужской позиции — «женщине на корабле не место» — были тому и объективные причины: разработка нового корабля «Союз» затягивалась; в Центре подготовки космонавтов к этому времени образовалась длинная очередь из подготовленных к полету мужчин-космонавтов, и эта очередь все удлинялась, так что было не до женщин.

И тогда Глушко начал набор женщин в гражданский отряд космонавтов. К этому времени в ряде организаций, принимавших участие в космической деятельности, уже были созданы группы специалистов для подготовки к полетам — в нынешнем НПО «Энергия» в 1968 году, в ИМБП в 1978 году. Теперь в эти группы стали набирать женщин.

В 1980 году решением Государственной межведомственной комиссии на подготовку были зачислены восемь женщин. Второй полет женщины в космос состоялся в 1982 году: в составе экспедиции посещения на станцию «Мир» полетела Светлана Савицкая.

Следующим, никем еще не завоеванным на тот момент приоритетом, был выход женщины в открытый космос. В 1984 году Савицкая совершила свой второй полет на станцию «Салют-7», 25 июля вышла в космос и проработала вне корабля 3 ч. 35 мин., выполняя эксперименты по сварке и резке материалов в космосе.

Мы снова завоевали приоритет, но на этом все и закончилось — как и в прошлый раз…

В обоих полетах Савицкая успешно справилась со своими задачами, и это давало надежды на благоприятные перспективы развития женской линии в советской космонавтике. Однако, хотя в дальнейшем полеты женщин включались в советскую космическую программу, каждый раз что-то случалось, и либо отменялся полет, либо в экипаже происходила замена. И каждый раз это касалось именно женщин.

Так, планировался полет Ирины Прониной, дублировавшей Савицкую в первом полете, в качестве космонавта-исследователя основной экспедиции на станции «Салют-7». Ее задачей было установить рекорд длительности женского полета, однако перед самым полетом её заменили Александром Серебровым, который проходил подготовку в составе дублирующего экипажа.

В конце 1984 года начал готовиться к полету на станцию «Салют-7» первый женский экипаж в составе командира экипажа Светланы Савицкой, бортинженера Екатерины Ивановой, космонавта-исследователя Елены Доброквашиной. Однако в 1985 году на станции произошла авария, и туда пришлось посылать спасательную экспедицию. Риск для экипажа был очень велик, спрогнозировать, как будут развиваться события на том или ином этапе операции, было невозможно, и в спасательный экипаж были назначены опытные космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных. Понятно, что в этих условиях полет женского экипажа был отложен.

К сожалению, в дальнейшем обстоятельства для реализации женского полета также складывались неудачно, и в 1987 году программа была закрыта. Ни одна женщина из проходивших подготовку экипажей, кроме Светланы Савицкой, в космос не полетела. Исключение составила Елена Кондакова, но это особый случай.

Члены экипажа STS-84 (15–24 мая 1997 года) около шаттла «Атлантис». Справа спереди французский космонавт Жан-Франсуа Клери и перуанец Карлос Норьега. Во втором ряду слева направо: Елена Кондакова, единственная отечественная женщина-космонавт, которую отправили в космос не из пропагандистских соображений, Айлин Мэри Коллинз (первая женщина — пилот шаттла), Колин Майкл Фули, Эдвард Цанг Лу и командир экипажа Чарльз Прекурт. Фото: NASA

Вообще сам факт обсуждения возможности допуска женщин к профессии космонавта уже говорит о дискриминации. НАСА, отменив в 1976 году запрет на участие женщин в космических полетах, объяснило это большей вместительностью и комфортабельностью нового космического корабля, что позволяет обеспечить приемлемые условия для жизни и работы женщин.

На самом же деле любое общество или его структура, отказывая женщинам в праве на самореализацию, всегда прикрывается заботой о них — это удобно. Но наступает момент, когда противостоять требованиям времени уже невозможно. О том, насколько сильно было стремление женщин к обретению этой профессии, говорят цифры: в 1976 году при наборе в отряд астронавтов из 5680 кандидатов почти четверть составляли женщины.

С 1976 года в США и других странах, участвующих в космической деятельности, дискриминация женщин прекратилась. Но не в России: в военном отряде космонавтов женщин давно нет, все женщины из гражданского отряда уволились или были уволены в 1992–1993 годах.

Сейчас вопрос участия представительниц слабого пола в космических полетах уже не обсуждается ни за рубежом (они участвуют в космических экспедициях), ни у нас (женщины не летают и в обозримом будущем летать не будут). А вот в конце прошлого столетия шли оживленные дискуссии по обоснованию, с одной стороны, возможности, а с другой — необходимости участия женщин в освоении космоса. Эта проблема активно обсуждалась и в специальной литературе, и в СМИ.

Что касается необходимости, то основной аргумент сводился к следующему: ключевой проблемой длительных космических полетов (полетим же в конце концов на Марс!) является проблема обеспечения безопасности. Для устойчивого и успешного функционирования любой человеческой общности, в особенности космического экипажа, необходим полный набор качеств, которыми обладают мужчины и женщины. Наличие женщин в составе экипажа повысит его надежность, ведь женская психика более устойчива к неблагоприятным воздействиям; женщины более терпеливы, в большей степени способны к длительной монотонной работе, более чувствительны к отклонениям от нормы в любой сфере жизни, у них развита интуиция, что позволит раньше почувствовать опасность. Кроме того, присутствие женщин поможет создать благоприятный психологический климат на космическом корабле.

В 1984 году НАСА рассматривало вопрос об отправке в космос женского экипажа с целью определить, кто лучше, мужчины или женщины, подходит для полета в глубокий космос — к Марсу и внешним планетам Солнечной системы.

А что касается возможности, то нельзя не признать, что профессия космонавта беспримерно сложна: он не только работает, но и живет месяцами в постоянном контакте с опасностью. Столь высококвалифицированный труд, как работа в космосе, требует от человека полной отдачи. Уже на этапе непосредственной подготовки к полету космонавт фактически сосредотачивается только на профессиональной деятельности, настолько этот этап многотруден.

Астронавт Барбара Морган в шаттле «Индевор», 20 августа 2007 года. Фото: NASA

Как должно относиться общество к тому, что женщина стремится приобрести тяжелую, вредную для здоровья и опасную для жизни профессию? И как совместить требование защиты и заботы о женщине с «допуском» ее в эту сферу?

Если наложить запрет или ограничить приток женщин в такую профессию — ущемляется их право на свободный выбор способа реализации своих возможностей и устремлений. Если же не препятствовать, то это не соотносится с требованием защиты женщины. Мало того, что воздействия, которым подвергается ее организм во время подготовки и полета, неблагоприятны, а иногда и недопустимы для здоровья — она рискует самой жизнью.

В космосе уже погибли четыре женщины. 28 января 1986 году при катастрофе КК «Челленджер» погибли Джудит Резник (Judith Arlene Resnik, 1949–1986), астронавт первого женского экипажа (это был ее второй полет) и Криста МакОлифф (Sharon Christa Corrigan McAuliffe, 1948–1986), 37-летняя школьная учительница. Она вышла победительницей в конкурсе по проекту «Учитель в космосе», на который было подано более десяти тысяч заявлений. 1 февраля 2003 года при возвращении с орбиты КК «Колумбия» погибли Калпана Чаула  (Kalpana Chawla, 1961–2003; второй полет) и Лорел Кларк (Laurel Blair Salton Clark, 1961–2003; первый полет).

Резник, Чаула и Кларк — профессиональные астронавты, а Криста МакОлифф — простая учительница, мать двоих детей. Между прочим, Гагарин при наборе первой женской группы космонавтов говорил, что не следует рисковать жизнью женщин, и вовсе недопустимо рисковать жизнью матери.

Но стремление женщин в летную и космическую профессии бывает столь сильным, что они готовы все перенести и вытерпеть, от всего отказаться и даже рисковать жизнью. Дублером Кристы МакОлафф была Барбара Морган (Barbara Radding Morgan). Гибель Кристы не отвратила ее от идеи полететь в космос: в 1998 году она была зачислена в отряд астронавтов НАСА и все еще является активным членом отряда.

Общество не может не считаться с тем, что многие женщины добровольно соглашаются на ущемление других сторон своей жизни ради полета в космос — это их выбор. И если ее здоровье и личностные качества удовлетворяют требованиям профессии, женщина имеет полное право отправиться в космос.

Валентина Пономарева, 16.06.2008

 

Новости партнёров