Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Коммуналка на орбите

Европейское космическое агентство все активнее участвует в строительстве МКС

  
Международная космическая станция на фоне Земли. Снимок сделан с отделившегося от МКС шаттла «Индевор» 24 марта 2008 года. До этого члены 16-го экипажа МКС и участники миссии STS-123, прибывшие на станцию на «Индеворе», совместно трудились в космосе в течение 12 дней. Фото: NASA

«Сегодня к Международной космической станции пристыковался Жюль Верн!» — такой заголовок ещё недавно отлично подошел бы к выпуску новостей газеты сумасшедшего дома. Но сейчас это правда. Сегодняшнее событие, назначенное на 18.41 по московскому времени, действительно очень важно: за три месяца этого года первая в истории человечества Международная космическая станция стала по-настоящему международной — в широком смысле этого слова, а не преимущественно российско-американской. Однако обо всем по порядку.

Вчера

Отсчет эры пребывания человека в космосе можно с прогнозов Циолковского об обитаемых домах на орбите, можно с 4 октября 1957 года или 12 апреля 1961 года. Но сама история космических станций начинается несколько позже — и начинается с трагедии. 19 апреля 1971 года ракета-носитель «Протон» вывела в космос первую орбитальную станцию «Салют». 

А что, собственно, такое орбитальная станция? Фактически, это улучшенные жилплощадь и рабочее место космонавтов, которые запускаются в космос без людей, целиком или частями. Маленький космический корабль доставляет экипаж и забирает его со станции.

С первой в мире орбитальной станцией сразу что-то не задалось. Первый экипаж так на нее и не попал: «Салют» пустил их только на порог — но не дальше. «Союз-10» стартовал практически вслед за «Салютом», 23 апреля, и даже состыковался со станцией. Но герметичного соединения так и не получилось, поэтому Владимиру Шаталову, Алексею Елисееву и Николаю Рукавишникову пришлось вернуться на Землю. 6 июня на «Салют» отправился новый экипаж — «Союз-11». Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев сумели попасть на станцию и проработали там 22 дня. Однако во время спуска экипаж погиб из-за разгерметизации

Следующий шаг к своей постоянной прописке в космосе человечество сделало в 1973 году, когда почти одновременно в космос отправились советский «Салют-2» и американская станция «Скайлаб» (Skylab). Американцам повезло больше: на «Небесной лаборатории» побывало три экспедиции в течение того же 1973 года, а «Салют-2» на несчастливые 13-е сутки полета разгерметизировался. 

Потом были ещё «Салюты», от третьего до седьмого, некоторые из миссий носили сугубо военный характер. К последним «Салютам» могло причаливать по два корабля, а экипаж имел возможность оставаться на орбите достаточно долго — 237 суток.

«Салют-7» пробыл на орбите почти девять лет (с 19 апреля 1982 года по 7 февраля 1991 года) и стал последней орбитальной станцией, которую запустили на орбиту целиком.

  
Станция «Мир» и пристыкованный к ней шаттл «Атлантис», 4 июля 1995 года. Фото: Анатолий Соловьев, Николай Бударин

Следующий этап должен был получить название «Салют-8». Но, возможно, в связи с тем, что его запустили на орбиту ещё до того, как завершилось существование «Салюта-7», или же с учетом «нового мышления», орбитальную станцию назвали «Мир».

Этот космический аппарат строили постепенно, по частям. Сам «Мир» запустили 20 февраля 1986 года. Внешне он мало отличался от «Салютов», за исключением одного: стыковочных узлов не два — а шесть. В этом-то и заключается изюминка новой концепции орбитальных станций: возможности ракет-носителей очень ограничены, а забот у человечества в космосе становится все больше. Но если мы не можем запустить многокомнатную квартиру в космос сразу, то нужно выводить её постепенно и собирать уже на орбите. За последующие десять лет на орбиту вывели ещё шесть модулей: «Квант», «Квант-2», «Кристалл», «Спектр», «Природа» и стыковочный модуль.

За это время случилось многое: прекратил существование СССР, американцы начали пересматривать свою космическую программу.

Конечно, каждая из космических супердержав хотела бы иметь на орбите отдельную суперстанцию. В 1984 году правительство Рейгана приняло программу создания американской орбитальной станции, в начале 1990-х уже в молодой России всерьез рассчитывали построить «Мир-2». Но оказалось, что ни богатым США, ни России, столкнувшейся с экономическими трудностями, в одиночку этот проект не потянуть. Уже для «Мира» американцы изготовили один из модулей — специальный стыковочный узел, чтобы к станции смогли причаливать шаттлы. И астронавты из других стран тоже частенько гостили на «Мире» (за все время работы на проработавшей втрое дольше расчетного срока и затопленной только в 2001 году станции побывало 102 человека из 12 государств). Стало ясно: новый проект «космического дома» можно строить только «всем миром».

Сегодня

В 1993 году российское правительство официально предложило NASA строить станцию вместе. Потребовалось несколько лет переговоров и согласований. В 1996 году стороны пришли к согласию о конфигурации станции. К тому моменту уже стало ясно, что, помимо США и России, в создании международной станции поучаствуют Япония и страны, входящие в Европейское космическое агентство (ESA).

По поводу названия станции велись особенно жаркие споры. NASA предлагало вариант «Альфа», российская сторона его отклонила: ведь «Альфа» — это по определению что-то первое, но МКС уж точно не первая орбитальная станция.

Россия предложила название «Атлант». Но у NASA возникло резонное возражение: когда челнок «Атлантис» будет пристыковываться к «Атланту», путаницы с возможными очень серьезными последствиями не избежать. Так и осталась просто МКС — Международная космическая станция. Или ISS — как кому угодно.

Страны — участники этого проекта долго дискутировали о приоритетах, деньгах и прочих неизбежных спорных моментах любого международного строительства, но тем не менее работы велись. И уже в 1998 году с интервалом в две недели в космосе оказались и состыковались запущенный с Байконура функционально-грузовой блок «Заря» и американский модуль Unity

  
Участники экипажа STS-123 позируют в свой последний день присутствия на МКС для коллективной фотографии на пороге лаборатории Kibo ELM-PM. На синей полосе около флага написано: «Добро пожаловать на самую высокую точку Японии». Фото: NASA

Но ещё два года основным местом для работы на орбите была станция «Мир». 31 октября 2000 года корабль «Союз-ТМ-31» уже доставил на МКС первый постоянный экипаж.

С 2000 года станция заметно выросла. Появились новые модули «Звезда», Destiny, «Пирс», Quest, множество служебных модулей… Но все они принадлежали США и России. ESA долго «пробуксовывало» в строительстве МКС. Да и само строительство станции сильно замедлилось после катастрофы шаттла «Коламбия». Дело сдвинулось с мертвой точки в 2007 году, когда на МКС доставили второй соединительный модуль Harmony (Node 2), который построили в Италии для американского сегмента МКС ещё в 2003 году! Затем, после многочисленных перестраховок и переносов, уже в 2008 году на станцию попал Колумб — «Коламбус», первый полноценный модуль Европейского космического агентства. А, значит, теперь в состав постоянной экспедиции на МКС все чаще будут включаться астронавты ESA.

Последними на данный момент полноправными совладельцами МКС стали Япония и Канада. Экипаж экспедиции STS-123 на космическом челноке «Индевор» в марте нынешнего года привез на МКС модуль со сложным официальным названием Kibo Experiment Logistic Module Pressurized Section (Kibo ELM-PM) и похожего на монстра из комиксов робота Dextre.

Первый упомянутый модуль — первая из четырех основных частей японской лаборатории Kibo. Практичные японцы начали строительство своего угла в космической «коммуналке» с чуланчика. В этом модуле японские астронавты будут хранить свои вещи и материалы для экспериментов. Пока остальные компоненты — основной обитаемый модуль, открытая платформа для экспериментов, открытый же «склад» и рука-манипулятор — ещё на Земле, космическую кладовку пристыковали к Harmony. Единственный громкий эксперимент, который провел на орбите японский астронавт, — это бросок бумеранга. Поскольку ныне чемпион мира по бросанию австралийской диковины — японец (Ясухиро Тогаи), то он и попросил своего соотечественника проверить, будет ли бумеранг возвращаться в невесомости (но, конечно, не в открытом космосе, как про то написали некоторые СМИ). Оказалось, будет.

  
Модуль Dextre на фоне солнечной батареи МКС и Земли, март 2008 года. Фотография сделана в то время, когда «Индевор» еще был пристыкован к МКС. Фото: NASA

Что же касается Dextre — это детище совсем другого континента. Канада не может себе позволить участие в МКС строительством большого модуля. Однако сильно облегчить жизнь космонавтам и астронавтам ей вполне по силам. Ведь любой дом требует ухода не только внутри, особенно когда он строится. Ещё раньше Канада поставила на МКС большой манипулятор Canadarm. Но он не мог заменить человека в открытом космосе. Это как раз и станет задачей робота Dextre. Он действительно даже внешне похож на человека в скафандре. Его можно смонтировать на том самом манипуляторе или на тележке первой космической железной дороги, проложенной на корпусе МКС, — Mobile Servicing System. «Руки» этого монстра могут вытягиваться до 3,5 м, а точность их движений — всего несколько миллиметров.

«Так при чем тут Жюль Верн?» — спросит читатель. Все просто. Чем больше дом, чем больше в нем жильцов, тем больше требуется доставлять туда грузов: продукты, вода, топливо, почта… Доставлять все это шаттлами и «Союзами» — непозволительная роскошь, с этими могут справиться и автоматические аппараты. Однако до нынешнего года история космонавтики знала только один вариант «космического грузовика» — наш «Прогресс» во всех его вариациях. Но он весьма небольшой. Ещё есть три многоцелевых грузовых контейнера MPLM (Multi-Purpose Logistics Modules), сделанных в Италии. Их назвали Leonardo, Raffaello и Donatello. Пустой контейнер весит 4,5 тонны, в него помещают 10 тонн груза, а сам контейнер доставляется на МКС шаттлом. Но опять же — чтобы доставить эти 10 тонн, необходим очень дорогой запуск «космического челнока»… Снова не самый удачный вариант. 

«Жюль Верн» (Jules Verne) — это тоже вклад ESA в развитие МКС. Его официальное название — ATV (Automated Transfer Vehicle), что и означает «автоматическое грузовое судно». Но ATV — как-то скучно, договариваться европейцам ни с кем было не нужно, поэтому и назвали корабль в честь европейского пророка космических полетов. Хотя бы и из пушки на Луну. Европейский транспортник может брать на борт до восьми с небольшим тонн груза. Для сравнения — сам «Прогресс» с грузом весит меньше. Впрочем, поскольку запуск первый, первый из «фантастов» взял груза поменьше, а полетал подольше: он стартовал ещё 9 марта и все это время активно тестировался: специалисты проверяли работу маневровых двигателей, проводили сближения с МКС. За это время очередной челнок успел стартовать с мыса Канаверал, пристыковаться к МКС, разгрузить канадский и японский груз, отстыковаться и благополучно приземлиться. И только 3 апреля, после всех испытаний, маневров и сближений с МКС до 11 метров новый грузовик должны пристыковать к станции.

  
Первый европейский грузовой корабль «Жюль Верн» приближается к МКС. Иллюстрация: ESA — D.Ducros

Завтра

Что же дальше? Закончить строительство МКС планируют к 2010 году — позже с этим могут возникнуть проблемы. Дело в том, что именно в 2010 году США собираются вывести из эксплуатации все оставшиеся космические челноки. А новые космические корабли Orion, несмотря на форсирование программы, полетят никак не раньше 2014 года.

После этого выводить тяжелые модули сможет только Россия. Возникнет проблема и с доставкой космонавтов. Зато проще станет с грузами. Во-первых, построят еще четыре ATV, запуски которых планируются на 2009, 2011, 2012 и 2013-й годы. Кроме того, свой транспортник HTV(H-II Transfer Vehicle) строит Япония. А Россия планирует выводить тяжелые грузовые контейнеры на низкую орбиту, а потом доставлять их к МКС при помощи специального буксира. Когда станцию достроят, вес её перевалит за 400 тонн.

Пока что будущее МКС, ставшей самым дорогим международным проектом, определено до 2015 года. Потом — возможны варианты. Может быть, её передадут в использование коммерческим структурам (в частности, предлагается превратить МКС в высокотехнологичную фармацевтическую лабораторию). Скорее всего, потом будут строить новую станцию — и наверняка она тоже станет международной.

Алексей Паевский, 03.04.2008

 

Новости партнёров