Этика М-типа

Этика М-типа

Отрывок:

— Ты помнишь, дорогой, что сегодня Хеллоуин? Не забудь позвонить маме, поздравь ее с профессиональным праздником! —
Глаза моей обожаемой супруги метали синие молнии, но тон был подчеркнуто спокойным.

— Да, милая, спасибо, что напомнила. Твою тоже поздравить или ты сама? — Больше всего мне сейчас хотелось вцепиться в ее тоненькую, трогательно-беззащитную шейку, сдавить покрепче и не отпускать, пока не затихнут предсмертные хрипы и наружу не вывалится распухший фиолетовый язык. И я мог поклясться чем угодно, что жена прекрасно осведомлена о моих чувствах и с наслаждением пользуется абсолютной безнаказанностью.

Три предупреждения — и полный бан на полгода. Два у меня уже есть.

Очутившись на улице, я несколько раз глубоко вздохнул, разжав, наконец, кулаки в карманах. Прохладное октябрьское утро, улыбающиеся лица праздных прохожих, веселые молодые мамы с колясками, добродушные кассиры, радостные водители, энергичные, позитивно настроенные служащие, направляющиеся, как и я, на работу, — мир был прекрасен. Так невыразимо прекрасен, что хотелось стереть его с лица земли или, в крайнем случае, повеситься самому.

А как славно все начиналось! Какие были заголовки в прессе! Терроризма больше нет! Социальный рай построен! Семейное насилие — страшный сон человечества! Модерируемое общество — новый виток эволюции!

Самое интересное, что все это оказалось чистой правдой.

Если помните, в начале века, после знаменитой трагедии 9.11, лучшие умы человечества очнулись от сладких грез о золотом миллиарде и всерьез озаботились проблемой тотального мониторинга. Защитники прав и свобод вынужденно прикусили язык, поскольку выбирать приходилось между личностью, слегка урезанной в правах, но живой, и личностью абсолютно свободной, но, к сожалению, с большой вероятностью мертвой. Жизнь предсказуемо победила, и, с согласия подавляющего большинства, разумеется, всем поголовно были имплантированы микрочипы. Никакого вторжения в прайвеси, как можно, — просто дополнительный контроль за парой-тройкой маргиналов из групп риска, а добропорядочные граждане ничего и не заметят.

Какое-то время так оно и было. Но технологии развивались, идеи носились в воздухе, яблони гнулись под тяжестью созревших плодов. Никто не знает, кому первому пришла в голову мысль о модерируемом обществе, — казалось, все произошло само собой.

Модерируемое сообщество: семья.
Запрещены: оскорбления, угрозы, насильственные действия членов сообщества по отношению друг к другу. После трех предупреждений участник исключается из членов сообщества на шесть месяцев. При повторном нарушении правил сообщества — исключается навсегда.

Мы с женой появились на свет уже после принятия Общественного договора, чипы нам поставили при рождении. Ни я, ни она ни разу не видели живых модераторов, но старшее поколение хорошо помнит те времена, когда по городам ходили жутковатые слухи о безвозвратно забаненных.

В истории нашего семейства тоже имеется фамильное предание об ужасах модерирования. Майк, отец моей дорогой супруги, в молодости славился буйным нравом, и тещенька Элис частенько попадалась ему под горячую руку. Семнадцатого февраля 2023 года, когда все телеканалы с большой помпой сообщили, что Общественный договор официально подписан и любая семья с этой минуты объявляется модерируемым сообществом, он злобно расхохотался, грязно выругался и с удовольствием отвесил Элис очередную (вполне, кстати, заслуженную) пощечину. Что-то щелкнуло, и механический голос из ниоткуда произнес, что гражданину Майклу Джонсу вынесены сразу два предупреждения. Старик Майки захохотал еще громче, загнул нечто совсем уж пятиэтажное и снова замахнулся на жену.

Моя теща любит рассказывать эту историю, и каждый раз она бледнеет и меняется в лице. Элис утверждает, что пятерня мужа была в миллиметре от ее щеки, когда воздух сгустился и замерцал, а еще через секунду возникла огромная, в полтора человеческих роста, фигура рыцаря в доспехах цвета белого золота. Рыцарь, взяв Майки за руку, торжественно сообщил, что Майкл Джонс на шесть месяцев исключается из семейного сообщества. Воздух снова замерцал, Элис в ужасе зажмурилась, а потом, открыв глаза, увидела, что ни мужа, ни модератора больше нет.

Конечно, золотой рыцарь наверняка привиделся бедняжке. Но факт остается фактом — полгода она не видела своего Майка.
Другие — сослуживцы, продавщицы, посетители местной забегаловки — другие видели, и разговаривали с ним, и все сходились на том, что это был какой-то неправильный Майкл Джонс. Как будто он не настоящий, а... механический, что ли. Дружок его Фредди Борода рассказывал, что Майки в те полгода каждый вечер до поздней ночи слонялся по кварталу, но к своему дому ближе, чем на сто метров, не подходил. И выражение лица у него было, как у человека, который забыл что-то важное, и старается это вспомнить, и никак не может. Один раз Фредди попытался поговорить с Майком о том, каково это — быть забаненным. Один-единственный раз, и больше никогда, потому что Майкл Джонс, задира и скандалист, лучший матершинник в округе, чемпион по оплеухам, гроссмейстер потасовок — Майкл посмотрел на него совершенно пустым взглядом, потом всхлипнул и тихо заплакал. Фредди клялся потом, что в своей жизни он не видел ничего страшнее, а ведь Фредди Борода служил в полиции, много раз смотрел в буквальном смысле в глаза своей смерти. До принятия Общественного договора, конечно, потому что после уличная преступность исчезла как понятие.

Любая группа в количестве двух и более человек, присутствующих одновременно на площади двадцать пять и менее квадратных метров, автоматически получает статус временного модерируемого сообщества. Запрещены: угрозы, оскорбления, насильственные действия участников сообщества по отношению друг к другу и к окружающим, не являющимся членами данного сообщества. После двух предупреждений участник исключается из данного сообщества на полгода. При повторном нарушении правил — исключается навсегда.

 
# Вопрос-Ответ