Похититель снов

Похититель снов

Отрывок:

Келеб прислушался. Тварь, что охотилась за ним, — она была где-то неподалеку, совсем рядом, ждала, дышала смрадным дыханием…

СТОП.

Так нельзя. Здесь так нельзя.

Келеб закрыл глаза, медленно вдохнул, выдохнул. Все — видимость, все здесь не более чем игры его воображения. Все здесь — сон.

И все здесь абсолютно реально.

Он вдохнул-выдохнул.

Это всего лишь зверь, большой, страшный, жаждущий убивать. Зверь. Келеб уже сталкивался с такими — пугающими, опасными, смертельными. И выжил. Выживет и сейчас.
Он протянул руку, пальцы сомкнулись на шершавой рукояти сабли. Клинок чуть свистнул, выскользнув из ножен.

Келеб про себя усмехнулся — «свистнул». Когда Тери Сооб первый раз привел его сюда, тут стояла мертвая тишина.

«Тут есть все, но нет ничего, — сказал Тери тогда. — Все что нужно. Ничего, кроме того о чем ты думаешь. Жить здесь надо учиться».

С тех пор возникли Белый луг, Фиолетовый лес, Синяя река, Зеленое всхолмье… Появились звуки, запахи, растения, животные…

Существовать и перемещаться стало проще, жить стало сложнее.

Тварь метнулась между деревьями, показавшись всего на миг. Быстра. Келебу показалось, что она передвигается на двух ногах. Стало быть, передние конечности свободны. Смертельно свободны.

Просто зверь.

Келеб осторожно двинулся вперед. Он готов, все чувства обострены, сабля реальна, как, пожалуй, никогда ранее. Он готов. Зверь охотится на него, прекрасно. А он охотится на зверя.

Деревья Фиолетового леса, непохожие ни на одно из Старого мира, тихо шелестели своими необыкновенными листьями.

Где ты? Ау.

Келеб достал из-за пазухи ловушку и повесил на плечо. Потом он вытащил сеть.

Шу-у-у-у-у! С шумом из предлеска выпорхнула стая птиц.

И тут же тварь атаковала.

Она была дьявольски быстра! И чертовски ловка. Пара прыжков, и она оказалась в трех шагах, Келеб при желании смог бы дотянуться до нее в длинном выпаде.

Но стремительность зверя и ужасный облик (Келеб вздрогнул) на удар сердца заставили его замереть. Всего удар! Черное, лоснящееся хитиновым блеском тело твари, грациозно и пугающе покачивающееся на суставчатых ногах, небольшая сплюснутая с боков голова…

Он выбросил вперед руку, кидая сеть. Тварь проворно отскочила — сеть, не распустившись, упала в траву.

Тварь (зверь?) открыла пасть, и оглушающие трескуче-булькающие звуки заставили волосы Келеба встать дыбом.

Келеб сорвал с плеча ловушку, прыгнул к твари и взмахнул саблей. Та, к его удивлению, не стала уворачиваться. Вместо этого — Келеб скорее почувствовал, чем увидел, — выкинутая в его сторону когтистая лапа, едва не коснувшись тела, зацепилась за накидку. Послышался треск рвущейся материи. Келеб спешно нанес удар саблей справа, а слева кинул ловушку.

На сей раз снасть упала прямо в ноги чудища (ай, как плохо, подумал Келеб, я уже называю зверя чудищем), раскрылась, и заготовленные впрок запасы энергии вмиг оплели  зверя, лишая возможности двигаться и убивать. Словно толстые канаты. Впрочем, Келеб и видел, как тело твари разом оказалось спеленуто коконом из прочных веревок.

Все видимость. Все реально.

Не теряя времени, Келеб подбежал к упавшему зверю и взмахнул саблей. Убить, тварь необходимо убить!

— Остановись, майнаор!
От нахлынувшего ужаса мышцы Келеба показались ему сделанными из дерева, до того они стали непослушны. Этого не могло быть! Звери не разговаривают! Здесь никто не разговаривает, кроме него!

— Остановись! — повторила тварь.
Келеб завороженно смотрел, как плыл образ зверя, уходил черный блеск, как проглядывало сквозь ужасные чуждые черты нечто человеческое.

— Мы с тобой одинаковы, ведь так? Ты пришел за едой, я пришел за едой, но нам нечего делить, майнаор.

— Что ты такое? — спросил Келеб и сам удивился, как глухо и неестественно звучит его голос.

— Я такой же, как ты, мы одинаковы! Я охочусь — ты охотишься. Но людей много, что нам делить, майнаор? Отпусти меня, отпусти.
Келеб отступил на шаг, голова его шла кругом. Что делать? Он ничего не понимал. Ясно было одно — отпускать тварь нельзя. Тогда что?

Клетка! Правда уйдет вся энергия. Хотя, может, и к лучшему. Он уйдет в старый мир, подумает и вернется, когда будет знать, что делать. Да, клетка.

Он вытряхнул все, что оставалось за пазухой: две ловушки, кусок хлеба, сыр, бутылка воды… И все. Мало. Может, оставить саблю? Нет, в клинок чересчур много вложено, трудно будет создать второй такой же. Ах, где-то должна лежать сеть. Она же не раскрылась. Из сети выйдет отличная клетка.

Келеб, стараясь не слушать голос твари, быстро отыскал свою снасть, бросил в кучку к остальным вещам.

Теперь сложно.

Он посмотрел на брошенный багаж. Посмотрел и заставил себя увидеть не хлеб и сыр, а чуть светящийся желтый шар. А теперь — толстые металлические прутья!

…Наверное, он все же подсознательно ждал продолжения неестественности странных событий. Келеб услышал шорох и ничком бросился на  землю. Это спасло его. Келеб отмахнулся саблей, которую так и не убрал в ножны, вскочил, выделывая клинком замысловатые движения — нечто вроде веерной защиты, как он надеялся.

Зверь сбежал! Тварь разорвала путы, попыталась убить его и исчезла!

Где она? Где?!
— Ты не наш! Мы еще увидимся, человек! — голос долетел из леса. — Я выпью тебя!

 
# Вопрос-Ответ