Послание потомкам

Послание потомкам

Отрывок:

Когда небо почернело и покрылось мерцающими прыщиками, штабные засели в доме Хреныча. Луна наглым оком шпиона заглянула в комнату. При свете керосинки первое слово взял Иван, средних лет мужичок с бородой, похожей на обрывок старой мочалки:

— Ну что, орлы, положение почти каюк! Патронов осталось — кот нагадил. Одну атаку отбить — и то не хватит. А завтра городские отморозки планируют новый штурм. Лазутчик донес. И дроби у них еще дофига, и пуль хватает.

— А может, мы их коктейлями из керосина утопим? Ночь-то длинная, понаделаем бутылей с фитилями, — предложил щетинистый Хреныч, обнажив пару раз лошадиные зубы.

— Ага, керосину-то полбочки всего! Враз кончим. Не, не пойдет, надо чо-то другое придумать, — возразил моложавый Колян, поправив рыжую челку. — Али тебе еще с позавчерашнего коктейли мерещатся, когда твой полтинник отмечали?

— Иди ты! — обиделся Хреныч.

— Так, попрошу с рельсов не съезжать! — осадил Иван.

Тут в дубовую дверь громко постучали.

— Кого нелегкая принесла? — Хреныч зашаркал ногами и скрылся в сенях.

В дом ввалился местный балабол Гуня, лысый, с головой в форме яйца, тянущий за руку деда Епаксимыча.

— Вам чего? Тут штаб заседает.

— А зря вы меня в штаб не взяли! — Гуня глупо улыбнулся, и уши его приподнялись. — У меня вот ценная информация.

Епаксимыч прокряхтел в кулак. Он был сед и выбрит с порезами. Последние напоминали забавный рисунок кошачьих усов.

— Ну, выкладывай! — скомандовал Иван.

Колян приосанился. Хреныч медленно опустился на стул.

— Вот дед Епаксимыч говорит, что 1 мая в 1975 году власти деревни заложили у сельсовета послание потомкам, на полвека.

— Ну, было, слыхали в детстве, — вяло отозвались штабные.

— А завтра какой день? — Гуня торжествующе обвел глазами заседающих. — Правильно, 1 мая 2025 года. Ровно пятьдесят лет. Послание-то пора вскрывать! А в ем кое-что есть. В общем, Епаксимыч, давай сам.

Дед степенно сел на учтиво подставленный стул и почесал седину.

— Значит, был я в то время пионером. Послание при мне заложили. Но содержание в секрете держали. Однако слыхал я краем уха, что для потомков реликвии спрятали. И среди тех реликвий — патроны и пулемет, с войны. Дескать, при коммунизме все одно стрелять не придется. Так что откопают и в какой новый музей поставят. Чоб все любовались и знали историю. Так вот, в ентом послании должен быть тайник.

— Ба! — по комнате пронеслись удивленные возгласы. — Чой-т ты раньше-то молчал?!

— Ак, вы меня в штаб-то не брали, — Гуня захлопал ресницами.

 
# Вопрос-Ответ