Встать на ее пути

Встать на ее пути

Отрывок:

Я не знаю, как он проделывает этот фокус. Он пытался мне объяснить подробно, будто за дуру какую меня держит. Просто я не верю.

— Я предчувствую катастрофы. Точнее, микрокатастрофы.

— Это как?

— Скажем, есть у бабушки любимая ваза. И вдруг она падает и разбивается. Это ведь катастрофа для нее?

Мой неопределенный жест.

— Или же. Попугай выпорхнул из клетки, а балкон в комнате оказался открытым. Птица улетела. Катастрофа?

— Конечно, на цунами не тянет, но...

— Я и говорю, микрокатастрофы.

Объяснить возможно все, однако можно использовать самые достоверные факты, самые верные логические цепочки, но если мне это покажется непохожим на правду, то все полетит в тартарары. И наоборот: если наврать с три короба и я сочту это правдоподобным, то дело в шляпе — я поверю.

— И это у тебя с рождения?

— Не знаю. Просто однажды я увидел, как летит пуля. Она летела в меня, прямо мне в глаз. Это случилось в армии, на стрельбах. Парень еще не занял позиции и нажал на спусковой крючок — зачем, черт его знает, потом было долгое разбирательство, когда и кто снял с предохранителя — не в этом дело. Я был в десяти шагах. Она летела, горошина такая, воздух вокруг нее дрожал. Я подумал, что все — еще мгновение, и привет. Глаза зажмурил, помню, мать увидел, сестру, уже прощался с ними, строчку из «Онегина» прочел, которую перед отъездом читал сестре, она как раз в школе тогда проходила Пушкина. Потом открыл глаза, а она все летит, вертится... Дымок от ствола увидел, еще улыбающееся лицо лейтенанта... И я упал.

Ну да, кино насмотрелся — пуля летит, видит он.

— И чего?

— Всем показалось, что меня убило. Но убило не меня. А того, кто стоял за мной. 

— Может, ты того... не из мира сего.

Если так, то можно ничего не объяснять.

— Я помню, как и где я рождался, — совершенно серьезно говорит он. Неужели не понял, что я шутила?

Познакомились мы после одного его такого фокуса. Я стояла на мосту, изображая Ванессу Паради. Правда, сама прыгать с моста не собиралась. Хотела только выбросить в реку, предать волнам забвения конспекты и учебники и тем самым послать подальше логистику, курс шведского языка и что-то там еще, что должно было меня перевести на новый уровень деловой женщины. Я держала пакетик с конспектами, ветер трепал полиэтилен, а внизу плескалась Нева. У меня даже слеза выступила, покатилась по щеке — прочувствовала момент, поворотный, решительный. Еще миг — пакет сорвался с пальца и полетел вниз.

 
# Вопрос-Ответ