Без ГМО

Без ГМО

Отрывок:

Без ГMO было плохо. Крисп был в этом уверен. Скучно и тоскливо. С ГМО все было по-другому, с ним было гораздо веселее. Это была совсем другая жизнь, с ГМО. Крисп предполагал, что он обиделся и ушел. Дед ведь говорил, что некоторым людям ГМО не нравился. Наверное, кричали на него, дразнили. Вот он и ушел. Может, он спрятался, там, в Лесу? — думал Крисп.

Отсюда было видно только несколько самых высоких деревьев Леса, подпиравших небо на горизонте. Странные они были. Серые, громадные, ничего выше Крисп не видел, очень ровные, без веток и кроны. Как будто от них остались лишь одни ровно опиленные стволы. Может, так оно и было, Крисп не знал.

В Лес ходить запрещалось. Родители говорили, что там очень опасно. Правда, когда Крисп спрашивал, чем это таким Лес опасен, родители отмахивались ветками. Мол, опасен и все. И заруби себе на стебле.
Лес был опасный, а дед был старый. Он единственный из них, кто помнил ГМО. Может, даже разговаривал с ним. Правда, из-за того, что дед был стар и совсем укоренился, он уже плохо соображал. Поэтому деталей он не помнил. Как выглядел ГМО, чего хотел, почему обиделся и ушел от людей? Ничего не помнил, клубень старый. Вообще, от деда в последнее время было мало толку, он уже настолько поредел, что даже крона его пропускала плохой дождь. Вере-Аните, вон, недавно упала одна капля на голову, еле потом волосы ей отрастили. Всей семьей старались. Аж подсохли все. На Верины колосья слюны не напасешься. Очень они у нее густые и колосистые.

Вообще Криспу полагалось думать не о ГМО, а о морковке. Такое задание дал отец. Намертво прирасти к ограде и следить за морковкой. Она почти уже созрела. А завтра будет ярмарка в Мендель-маркет, где отец будет менять их морковку на капусту, картошку и овес. Может, даже на яблоки и виноград. Эх, скорей бы завтра, подумал Крисп. Он любил ярмарку. Все же какое-то разнообразие, хоть на других людей можно поглазеть. А то в их деревне, Уотсон-крик, уже совсем никого не осталось. Когда-то она была большая, целых три аллели, и в каждой дворов по десять. А сейчас… Только они и остались. Были, правда, еще Розенблюмы, они росли на другом берегу дренажной канавы. Розенблюмы выращивали рожь за оврагом, но в последнее время совсем заколосились. Уже полгода никого из них не было видно. Папа говорил, что так бывает с теми, кто совсем обленился. А Крисп считал, что это все из-за ГМО. Было бы ГМО, были бы и соседи. Без ГМО какая жизнь?

Крисп опять вздохнул и вновь уставился на надоевшую до сорняков морковку. Один из ближайших морковных кустиков вдруг мелко вздрогнул и распушил листики. Уже скоро. В этот момент за морковкой нужен был глаз да глаз. Главное, не пропустить момент выкапывания, а то потом разлетится во все стороны. А кругом зайцы. Зайцы тоже следили за морковкой. Отирались за оградой, небольшими группами. Ограды они боялись, она стращала их длинными побегами с острыми шипами. Поэтому зайцы наблюдали издалека. Подпрыгивали свечкой, высоко вверх, раздувая в прыжке горловые мешки. Раздувшись, они на некоторое время зависали в воздухе и смотрели, как там их морковка растет. Потом падали вниз. Потом вновь подпрыгивали.

Крисп погрозил зайцам кулаком. Зайцы не отреагировали. Зайцы — они ж тупые.

За морковкой было следить важно, но скучно. Поэтому левый глаз Криспа осторожно полз сквозь траву к речке, куда пошла его старшая сестра Вера-Анита, чтобы насобирать пленки. Криспу очень хотелось увидеть ее без коры. Это желание было необъяснимым, но непреодолимым. Он знал, что когда Вера-Анита закончит с пленкой, она сбросит кору и полезет в речку купаться. Вера-Анита обожала купаться, полоскать в воде свои корешки и веточки. Глаз Криспа осторожно выглянул из-за камышей. Вера-Анита отрастила пару побегов с пышными метелочками на концах и, нагнувшись, аккуратно собирала с водной глади вонючие радужные разводы. Потом аккуратно стряхивала их в тыкву. Тыквенная мякоть, пропитанная радужной пленкой, хорошо помогала против тли. А то тля вконец обнаглела. Топтала посевы. Вера-Анита стряхнула метелки в последний раз и сбросила стебли. Размяла спину. Огляделась. Закинув голову, медленно распустила свои пышные колосья на голове. Кора ее пошла трещинами и…

Крисп затаил дыхание.

В следующее мгновение в глазах у него померкло, и он заорал от боли.

 
# Вопрос-Ответ