Пистолетчики (сказка особого назначения и немного о любви)

Пистолетчики (сказка особого назначения и немного о любви)

Отрывок:

День 1-й

Они с самого начала были исключениями — Фольк и Малыш: их никак не должны были принять в штурмнавигационную школу, они не приносили присягу, перед их фамилиями так и не появилась никогда вожделенная большинством курсантов приставка Ла' — отличительный признак энголльского боевого дворянства, да и физическая подготовка этих двоих была гораздо ниже, чем у большинства отсеявшихся кандидатов. Но зато...

Но зато, когда на ритуальный вопрос часового у ворот школы: «Что вы ищете здесь?» вместо столь же ритуального: «Служения герцогу» Фольк ответил: «Мы хотим убить Моргессена», часовой задумался на секунду, а потом поспешил доложить генералу.

* * *
— Вы действительно хотите убить Моргессена? — спросил вошедших молодых людей бригадный генерал Эрби Гелл, — а готовы ли вы к тому, что убить Моргессена вам удастся только лет через десять? Мы, как известно, никогда не торопимся, обучая бойцов. Впрочем... У вас нет необходимости проходить полный курс — учиться навигации, тактике морского сражения и прочим важным, хотя и излишним в вашем случае дисциплинам. Вам необходимо просто стать хорошими пистолетчиками, а это чуть проще. Сержант! Найдите Кроули и приведите ко мне. А вы... Вы сделали весьма нетривиальный выбор, явившись сюда, и должны признать, что, соглашаясь обучать вас, не включая притом в состав Корпуса, я оказываю вам обоим весьма большую услугу и вправе требовать ответной, — вы согласны с этим?
— Так точно, сэр! — почти выкрикнул Фольк.
— Согласны, сэр, — это Малыш.
Генерал улыбнулся:
— Когда мне было девятнадцать, я тоже не думал долго, соглашаясь с подобными предложениями. Мне везло в те годы, и никто не поручал, вспоминая о моих обязательствах, ничего слишком опасного. Я не буду столь благороден — после окончания обучения вы должны будете оказать мне одну очень большую услугу...
Не обмануть моих ожиданий.

В кабинет генерала (у Эрби Гелла не было в училище официальной должности — он обучал кадетов фехтованию и тактике, являясь кроме того просто частью Корпуса, его архитектором, строителем и фундаментом) вошел подтянутый худощавый офицер в светло-сером боевом комбинезоне — майор Эрвин Кроули по прозвищу Пулеметчик — в прошлом звезда криминальных хроник доимперской Энголлы, а ныне инструктор в Корпусе и, возможно, лучший стрелок-практик в мире.

— Займись ими очень тщательно, Эрвин. Эти молодые люди решили убить Моргессена.
— Сэр! — Фольк, словно живая аллегория нетерпения, — когда мы приступим к обучению???
— Если бы я гнался за внешними эффектами, то сказал бы: прямо сейчас, но сегодняшняя ночь — такой незначительный промежуток времени в сравнении с теми годами, которые мы проведём вместе, что я предпочту выспаться. Вам рекомендую заняться тем же. Я выделю им освободившиеся комнаты в северной стене, Эрби?
— Да, Эрвин, в конце коридора.

* * *
Кроули увел новичков. Генерал остался один в кабинете. Надо же! Убить Моргессена... Улыбнувшись этой мысли, генерал, погасив настольную лампу, пошел спать.

В эту ночь, в миг, когда секундная, минутная и часовая стрелки слились в одну упершуюся в зенит линию, началась эта история, которая впоследствии превратилась в одну из тех невероятных легенд, которые составляют из себя всю мировую историю.

День 2-й

— Подъем, бойцы! — Кроули пнул несколько раз тяжелым ботинком по дверям комнат, — заниматься профильными дисциплинами я с вами буду отдельно, но общефизическая подготовка будет совместной с основной группой. Через пять минут вы должны быть на плацу — поторопитесь.

Кроули развернулся на каблуках и направился к лестнице: и он, и генерал бегали утренний кросс наряду со всеми — это было незыблемой традицией. Лишь однажды она была нарушена — в день, когда два тяжелых крейсера Архипелага вышли на траверз Фир-Клайд и после оглашения ультиматума открыли беглый огонь по пирсам и докам. Кроули с Геллом отсутствовали тогда в корпусе два дня, а потом в газетах написали о том, как неожиданным залпом главного калибра практически в упор «Сен-Симон» смел палубные надстройки «Герцога Гиза» и через минуту сам вздыбился в белом столбе взрыва орудийных погребов. Генерал и майор вернулись тогда в Корпус только утром третьего и едва успели на пробежку.

* * *
Десять километров по пересеченной местности... Фольк выдыхался. Он знал, что сможет пробежать еще сотню шагов и рухнет потом на камни, и никто не остановится, чтобы помочь подняться. Но, пробегая раз за разом очередные «последние» сто метров, Фольк находил силы, чтобы сказать себе: «еще сотня, и всё» и бежать, отставая и отставая понемногу от основной группы. Он упал на исходе седьмого километра. Попытался встать, но не сумел. Успел только заметить, как оборачивается на бегу с неожиданно-презрительной улыбкой Малыш, не замедляя размеренного ритма, и бежит дальше по острым камням, и черный боевой комбинезон красиво облегает тренированное тело. Фольк закрыл на пять секунд глаза, а потом все же поднялся и тяжело побежал вперед, туда, где уже почти скрылась за изломом рельефа основная группа. Догнать ее Фольк так и не смог.

 
# Вопрос-Ответ