Армия будущего

Армия будущего

Отрывок:

Давным-давно и в другой вселенной великий фантаст Айзек Азимов сформулировал три закона робототехники, первейший и главнейший из которых гласит: «Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред». Этот закон виделся незыблемым в те времена, когда реальные роботы умели только ползать в указанном направлении, с трудом произносили простейшие фразы и поднимали кубики. Однако о нем немедленно позабыли, стоило появиться кибернетическим системам, способным выполнять функции охранника и солдата. В очередной раз гуманизм был принесен в жертву эффективности. Чем закончится новая «гонка вооружений», можно только гадать, но не приходится сомневаться в том, что войны ХХI века будут заметно отличаться от всего, что мы знаем...

Войны шестого поколения

За основу в концепции войн предыдущего — так называемого пятого — поколения было взято массовое применение ракетно-ядерного оружия. К счастью, до такой войны дело не дошло и время ее проходит. Сегодня военно-политическое руководство развитых держав ориентируется на концепцию войн шестого поколения. Главным отличием войн будущего становится избирательность и точность поражения сил противника, обеспечиваемая высокими технологиями.

Базовыми направлениями технологической основы новейших вооружений являются микроэлектроника, информатика, робототехника и биотехнология. При этом основная ставка делается на высокоточное оружие (ВТО).

Первый опыт применения высокоточного оружия был получен армией США в ходе войны во Вьетнаме, когда самолеты типа «F-4D» управляемыми авиационными бомбами разрушили с первого вылета два речных моста. Удары по этим мостам наносились и ранее, по каждому из них было использовано более четырех тысяч обычных фугасных бомб и неуправляемых ракет, но тогда они устояли.

Результат впечатлил и заставил военную промышленность стран мира активно включиться в создание новых образцов высокоточного оружия.

Спустя 19 лет в операции «Буря в пустыне» только британские ВВС использовали против Ирака более тысячи управляемых бомб. А еще через семь лет в операции «Лис пустыни» ежедневно использовалось более 250 высокоточных боеприпасов.

В ходе операции против Югославии в 1999 году страны НАТО активно применяли высокоточное оружие для выборочных ударов по неконтрастным целям (по зданиям МВД, штаба ВВС и другим) на фоне жилых массивов Белграда. В итоге из 8 тысяч управляемых ракет и авиационных бомб, примененных во время конфликта, только у 15 (0,18%) произошли сбои в наведении. Почти все потери гражданское население понесло от неуправляемых средств поражения, в том числе от кассетных боеприпасов, предназначенных для поражения войск на обширной территории, а также вследствие ошибок экипажей при идентификации целей.

Таким образом, в войнах шестого поколения главной целью будет уничтожение войск противника, его штабов, его вооружения и военной техники, а также нанесение непоправимого ущерба экономике вражеской страны. При этом население и личный состав вооруженных сил противника на основе постоянного мониторинга разделяют на три основные группы: непримиримые противники, колеблющиеся и нежелающие воевать. Началу военных действий будет предшествовать активное информационно-психологическое воздействие с целью максимально увеличить число последних и уменьшить количество непримиримых. «Непримиримые» подлежат безоговорочному уничтожению. Причем происходящее должны широко освещать средства массовой информации как вынужденную, крайне ограниченную и мастерски исполненную боевую операцию. Другими словами, на практике реализуются идеи стратегии непрямых действий Бэзила Лиддел-Гарта, который утверждал, что сегодняшний противник завтра станет вашим покупателем, а послезавтра — союзником.

Всё это заставляет совершенно иначе оценивать военные потенциалы стран и боевую мощь их вооруженных сил. Наибольший «вес» теперь имеют новейшие виды вооружения и средства противодействия им.

Преимущество в современных боевых системах обесценивает и огромный перевес противника в традиционных видах оружия. Именно превосходство многонациональных сил в высокоточном оружии нейтрализовало перевес иракской армии по количеству дивизий (65 против 16), орудий и минометов (8300 против 4000). У иракцев не было ни крылатых ракет «Tomahawk», ни зенитно-ракетных комплексов «Patriot», ни космических спутников разведки, целеуказания и навигации, ни управляемых авиабомб, что привело к их молниеносному разгрому.

 
# Вопрос-Ответ