Отечественная фантастика: вехи и вешки. Ретроспектива-2006

Отечественная фантастика: вехи и вешки. Ретроспектива-2006

Отрывок:

1. Поколение, потерянное дважды

Да, это я о них — о «Четвертой волне» советской фантастики. У этого поколения, пожалуй, самая тяжелая издательская судьба из всех ныне здравствующих фантастов. Начав писать в шестидесятых-семидесятых, первой публикации в столичной прессе большинство из них ждало десять, а первой книги — двадцать лет. В конце восьмидесятых показалось: вот оно! настало их время! Многие нынешние классики впервые громко заявили о себе именно в те годы — Борис Штерн, Вячеслав Рыбаков, Михаил Успенский, Андрей Лазарчук, Святослав Логинов, Любовь и Евгений Лукины...
Но звездный час пролетел незаметно, и прилавки захлестнула волна зарубежной фантастики в бездарных любительских переводах — и изголодавшийся пипл принялся хавать, не обращая внимание на удручающее качество «хавки». Массовый читатель, казалось, просто забыл о существовании отечественной НФ. Помню времена, когда подобрать десяток романов для выдвижения на премию «Интерпресскон» было серьезной проблемой.
Но «Четвертая волна» в большинстве своем выдержала испытание забвением. Это поколение и не с таким справлялось. И они снова оказались востребованы: возрождение нашей фантастики в середине девяностых стало возможным благодаря книгам Успенского и Трускиновской, Лукина и Геворкяна, Логинова и Кудрявцева.
Но вот беда: стоило приоткрыть дверцу, и на читателей посыпалась другая фантастика, сделанная по совершенно иному принципу, чем у «Четвертой волны», и самовоспроизводящаяся со скоростью агрессивной биомассы из фильма «Через тернии к звездам».

Чем они могли ответить на этот вызов? Вопрос, сами понимаете, риторический. Выдержать испытание полной свободой и вседозволенностью оказалось сложнее, чем бороться с цензурой и с идиотизмом чиновников «Молодой гвардии». Многие ушли из литературы, другие попытались подстроиться под новый издательский «формат»... В результате к 2006 году «Четвертая волна» как некое единое целое прекратила свое существование — по крайней мере, в восприятии широкой читательской аудитории. Не примите это за брюзжание, но сегодня немногие фэны увидят разницу между книгами Михаила Успенского и Андрея Белянина, Андрея Лазарчука и Романа Злотникова. Редкие исключения лишь подтверждают правило. Остается только радоваться, что эти исключения все-таки случаются.

Одним из главных романов, выпущенных в 2006 году авторами «Четвертой волны», стал долгожданный «Марш экклезиастов» Успенского, Лазарчука и Андронати. Победа над расой древних ящеров Николая Степановича Гумилева, бессмертного мага, представителя тайного общества «Пятый Рим», не принесла человечеству покоя и процветания. Напротив, одна за другой на Землю обрушиваются страшные катастрофы и стихийные бедствия. В эпицентр одного из них попадают герои романа. Стремительное бегство из Барселоны, на которую нежданно-негаданно налетела сверхъестественной силы буря, приводит Гумилева в проклятый город посреди пустыни. В город, который был когда-то райским садом для первых людей, а теперь стал западней для обладателей сверхчеловеческих способностей. Вызволять Николая Степановича из ловушки приходится его сыну-школьнику — не в одиночку, естественно, а «с маленькой помощью друзей». Среди которых умница, трепач и авантюрист Левушка, «советский Шерлок Холмс» Крис, обладающий даром предвидения и божественно играющий на саксофоне, рыцарь святого Грааля Отто Ран, а также куча других неординарных личностей. Армагеддон уже наступил, железная саранча вышла из дыма, старые боги мертвы. Но если Пятый Рим уцелеет в очередной передряге, гибель человечества можно будет предотвратить... или, по меньшей мере, отсрочить. И мы, простые смертные, ни о чем не подозревающие, укорененные в обыденном, можем спать спокойно, пока ангел-хранитель стоит у врат покинутого рая с огненным мечом в руках... Успех романа «Посмотри в глаза чудовищ», конечно, авторам повторить не удалось даже в самом грубом приближении. Тем не менее, свой долг перед читателями Лазарчук с Успенским выполнили: теперь мы, по крайней мере, можем догадываться, чем закончилась вся эта история.

[...]

 
# Вопрос-Ответ