Вторая фаза

Вторая фаза

Отрывок:

В узкую щель между бортом и причалом просачивалось утро. Иллюминатор был в метре от воды, и, кроме заросших ракушками и водорослями проржавевших свай, ничего не было видно.

Трап над головой загрохотал — кто-то спускался с палубы в четырехместную каюту напротив.

— Бо-о-оцман! — позвал Василич. — Это ты?

Дверь в каюту открылась.

— Здорово, старпом!

— Привет! Заходи, присаживайся.

Боцман протиснул бочкообразное тело между столом и переборкой и сел на заскрипевший стул с хромированными ножками:

— Ну, чего хотел?

— Скажи, боцман, почему с утра человека тянет на философию?

Боцман усмехнулся:

— Это кого как! А что случилось?

— Я думаю, моя жизнь зашла в тупик.

— В смысле?

— Для чего мы живем, боцман? Наше существование во Вселенной имеет хоть какой-нибудь смысл? Ты понимаешь, что человечество — это просто искра во мгле? Раз, и искра погасла! А где-нибудь в параллельных мирах…

Что творится в параллельных мирах, Василич не знал, пытаясь продолжить мысль, он задумался и замолчал.

Боцман прервал затянувшуюся паузу:

— Так, все понятно. Голова у тебя трещит после вчерашнего, и хреново сейчас не только тебе! Только при чем тут философия?

— Она поможет мне решить все эти проблемы.

— Не поможет! — авторитетно сказал боцман. — Тут совсем другое нужно. Срочно требуется выпивка. У тебя есть?

— Да откуда?

— Надо что-нибудь придумать.

— Можно кэпа подождать, у него вчера водка оставалась, я точно помню.

— Алексеич может и к обеду прийти… Что, так и будем сидеть и философствовать?

— А что ты предлагаешь?

— У меня два ящика камбалы мороженой есть, надо отвезти на рынок и перекупщикам спихнуть. Это твоя машина на причале у трапа? Вот и прокатимся.

— Ладно, вот ключи, доставай свою камбалу, и грузи в багажник, а я пока оденусь.

За накрытым столом в четырехместной каюте сидели боцман, повар, третий механик, начальник радиостанции и Василич.

Картошку в мундирах уже почистили, она парила в большой эмалированной миске, селедка, посыпанная кольцами лука, маслянисто поблескивала на алюминиевой тарелке, черный хлеб, нарезанный крупными ломтями, лежал на газете.

Две бутылки водки стояли в центре, в окружении китайских фарфоровых стопок.

— Ну, что, все свободные от вахты собрались, — произнес Василич. — Ответьте мне на такой вопрос, мужики. Что будет с человечеством через сто лет?

— Да ты чего, старпом, давай уже разливать, не тяни резину! — не выдержал Леха, начальник радиостанции.

У Лехи было смуглое скуластое лицо, узко разрезанные глаза и редкие жесткие усики скобкой. По национальности он был ульч.

— Леха, ты человек культурный, радиоспециалист, а что предлагаешь? Тупо нарезаться водкой, и все? Скажи хоть ты что-нибудь, боцман!

— Вопрос серьезный! — отозвался боцман. — Наскоком его не решить. Тут надо подумать!

— Согласен, — сказал Василич. — Ну, вздрогнули!

Василич опрокинул стопку в рот и закусил кусочком селедки с луком и черным хлебом.

— А знаете, мужики, — сказал Леха, — я думаю, что человечество прошло первую фазу своего развития. И подошло ко второй.

— Вот! — оживленно сказал повар. — За вторую фазу мы и выпьем по второй стопке!

— Да ты не перебивай, — обиделся Леха. — Ты дослушай сначала. Первая фаза — это переход от первобытного общества к индустриальному. А сейчас общество постиндустриальное, то есть мы находимся в начале второй фазы. Понимаете, современная вычислительная техника в примитивном состоянии…

— А компьютеры? — спросил боцман.

— Компьютеры — это деревянные дубинки.

— Ну, хоть за это давайте выпьем? — уже неуверенно предложил повар.

— Наливай, — согласился Леха. — Слушайте дальше… Что произойдет потом, причем неизбежно?

— Потом прилетит метеорит и разнесет Землю к едреней фене! — оптимистично предположил боцман.

— Фигня! Никаких метеоритов. Дальше появятся роботы. Настоящие человекообразные существа, андроиды. Это будет соответствовать рабовладельческому строю первой фазы, понимаете? И так будет длиться до тех пор, пока роботы не добьются равноправия с людьми. Вот тогда и закончится вторая фаза развития человечества.

 
# Вопрос-Ответ