Золотой Дубль

Золотой Дубль

Отрывок:

Отец

Антон Федорович закрыл за собой калитку, прошел во дворик. С удовольствием вдохнул запах маминой сирени:
— Здравствуй, батя! Здравствуй, мам! Как вы тут?
— Здравствуй, Антоша! А Кирилка где? Вы же вместе обещались!
— Ваш любимый внучок завалил экзамен по математике.
— Ох, ты, Господи… И что теперь? Не выгонят?
— Да что ты, мам… Это дело обычное. У них многие не сдали. Преподаватель уж очень строгий. Послезавтра пересдача. Так что теперь ждите в среду, к вечеру.
— Господи, хоть бы уж обошлось…
Отец почесал в затылке:
— Да уж, первый курс, поблажек-то не жди. Вот, я помню, в наше время…
— Да брось ты, Федя, — сказала мать, — в наше время, в наше время… Все так же и было. Преподаватель спрашивает, а студент отвечает. И хватит уже тут стоять. Пойдемте за стол. Чай как раз поспел.
— Антон, может, покрепче чего выпьешь? — старик открыл буфет темного дерева, достал бутылку.
— Нет, пап, мне за руль с утра.
— Как это — с утра?! Ты разве не побудешь хоть пару деньков?
— Не могу, пап. Времени нет. Я ведь к тебе по делу.
— Ну, конечно… просто так побывать у родителей у тебя времени нет… а по делу — пожалуйста… что ж, и на том спасибо…
Антон Федорович молчал. Сдает батя, вон, и руки уж трясутся, глаза потускнели. И ворчать стал больше… Можно понять: мы с Кирилкой бываем редко, а с мамой все разговоры уже переговорены. Насидится на реке один-то, намолчится… А зимой так вообще тоска. Да что поделать — у меня работа, у сына учеба… а все равно стыдно…
— Антон, бери плюшки-то. Сегодня испекла, для Кирилки, — мама подвинула тарелку, — да не вини себя, не виноват ты, что времени нет.
Она посмотрела на мужа:
— Федь, а ты не ворчи, пердун старый. Кирилка приедет, половишь с ним свою рыбу…
— Ладно, ладно… Слушай, сын, от меня-то ты чего хочешь? Я пенсионер, космосом давно не занимаюсь. Вот по вопросам ловли окуней могу проконсультировать…
— Пап, не прибедняйся, ладно? У тебя же золотая голова…
— Ну, так излагай проблему…
— Да проблема-то давнишняя. Один наш лидер любил космос, другой нет, потом генсеки мёрли, как мухи. Не до того было. Следом — перестройка, дефолт, теперь — кризис или еще какой понос с золотухой. Ну, вроде как оправдание всегда есть. Уж который десяток лет с этим оправданием живем. Срослись с ним. Породнились. И удобно, опять же: то денег не хватает, то приказа не дождешься. А посему и мозги напрягать не надо. Катится себе рутина и катится…
— Это ты про отставание от НАСА?
— Если бы только от НАСА… Китайцы, того и гляди, хвост покажут…
— Ну-у-у-у, так это еще при мне началось. Как они в шестьдесят девятом урыли нас с «Аполлонами», так с тех пор в ж… и сидим…
— Все вроде нормально: спутники запускаем, носители наши лучше всех, на МКС, опять же, сотрудничаем. Но американцы уже кучу миссий выполнили. По планетам и дальнему космосу: «Вояджеры» по сей день  на связи. Да одна посадка на Титан чего стоит… А мы все никак.
— Так что же, полсотни лет просидели в заднице, а теперь тесно стало?
— Во-первых, с деньгами стало свободней. Не надо бегать и клянчить. Особо у военных…
— Да знаю, что ты мне…
— Во-вторых, аппаратура. Системы управления. Софт, конечно, дорог. Но это ручная мозговая работа, а железо в разы уменьшилось и в разы подешевело. Уж и студенты спутники собирают. В-третьих, мы сами кое-что зарабатываем. В крайнем случае, можно кредит взять.
— И что же вы хотите?
— Генеральный у президента был. Тот хочет прорыва. Выскочить, как ты говоришь, из ж… Потому что Поднебесная так и прет. Семимильными шагами. ESA  тоже не спит… А это уже политика.
— Вообще-то из ж… ничего хорошего не выскакивает.
— Пап, нам нужна идея. Только пилотируемые полеты не предлагай.
— Что так?
— Долго, дорого и опасно. Эффектно, конечно, но… В свое время с американцами носы друг другу утерли, и хватит. Теперь — только автоматы.
— Ага. Но вы не знаете, куда лететь. И зачем.
— Вроде того. Все или было, или… как бы это…
— Неэффектно.
— Точно. Короче, президент требования выставил: миссия должна быть невоенной, недорогой и быстрой. А главное — всем понятной и эффектной. Чтобы никто не сомневался в нашем выходе…
— Из ж…
— Из застоя. Из кризиса. Из стагнации. Называй как хочешь.
— Сколько же времени дается?
— Не больше двух лет. Вместе с разработкой.
Отец откинулся на спинку стула:
— Ты серьезно? Два года?
— Все должно быть сделано до выборов.
— Тогда разговор может идти только о ближайших телах. Что скажешь о Луне?
— Пап, Луну исключаем: там нужен человек.
— Понятно. Марс?
— Пожалуй. Но до Марса больше года туда-обратно.
— На подготовку времени не хватит?
— Если не тянуть резину — хватит. У нас есть кое-какие заготовки, стандартные блоки, аппарат можно быстро собрать. Была бы концепция.
— А носитель?
— Военные с удовольствием запустят. У них регулярно «изделия» под уничтожение подписывают. По срокам годности.
— А сколько массы они на орбиту выведут?
— О-о-о, тут не волнуйся. Хватит с запасом.
— Хорошо, подумаем… Что по Венере?
— Венера подходит лучше всех. В срок спокойно укладываемся. Но что там делать — вот вопрос. Вся ее поверхность давно локаторами срисована. И нашими, и американскими. Нет, эффект не тот…
— Знаешь, с Венерой одна интересная вещь связана. Первая посадка туда была в декабре семидесятого. Пятнадцатого числа. Мы с мамой твоей в тот день заявление подали.
— Да, да, я знаю.
— Погоди… это еще не все. Тогда же в нашей конторе восемь пар решили пожениться. Никогда раньше такого не было. Мы еще шутили: ну, сама богиня любви нас соединила.

 
# Вопрос-Ответ