Вирус

Вирус

Отрывок:

Это был еще, конечно, не каюк, но очень близкий его родственник. Охлаждающая система корабельного реактора категорически отказывалась приходить в чувство. Поэтому врубать ускорение больше, чем на тридцать секунд в два бортовых часа, не было никакой возможности. А вы сами понимаете, на такой тяге далеко не улетишь. Особенно, если болтаешься в окрестностях Беты Водолея, где отродясь не было ни одного астросервиса. Тут вообще отродясь ничего не было. И забрести сюда можно было или с пьяных глаз, или из-за навигационной ошибки.

Макс Флакк предпочел внести в корабельный журнал запись о навигационной ошибке, а три пустых пузыря из-под тонатской «Звездно-капитанской» настойки отправил с прочим мусором в люк пневмоутилизатора. Последний полный пузырь едва не разделил ту же участь, но в решительный момент Макс принял во внимание, что жидкость можно использовать для дезинфекции, и оставил его исключительно из медицинских соображений.

После этого он включил бортовой компьютер DRW-69, откликавшийся на имя Дарвин, в диалоговый режим.

— Счастья тебе, капитан! Тестирование конфигурации успешно завершено. Аварийная ситуация. Заглушка охлаждающего контура установлена некорректно, — приветливо сообщил компьютер приятным баритоном.

— Спасибо, сам знаю, — буркнул Макс. — Возможность ремонта?

— Исключено. Только замена, — бодрым голосом отозвался Дарвин.

Макс тяжело вздохнул, поморщился от запаха собственного перегара и сунул в рот мятный леденец.

— Могло быть хуже! — оптимистично отрапортовал компьютер.

Макс припомнил габариты вчерашнего астероида и угрюмо кивнул.

Чтобы заменить заглушку, надо, знаете ли, иметь другую такую же. Но вот чего нет, того нет. Макс запросил у компьютера координаты, наметил курс на ближайший обозначенный в справочнике астросервис и прикинул расстояние. В парсеках получалось много, в световых годах за счет округления — чуть меньше. В жратве — триста с небольшим стандартных суточных пайков. При наличии на борту от силы ста. «Реактор йок — сокращай паек» — вспомнил он старую астронавигаторскую присказку и загрустил.

Два следующих дня Макс убил, играя с Дарвином в «живое-неживое». Но под конец компьютер стал откровенно жульничать, загадывая ему то «циклический пароксизм», то «глюкокортикоид», и Флакку пришлось переключиться на раскладывание пасьянсов.

На третий день радио поймало загадочные позывные. Макс с Дарвином со все более нарастающим изумлением запеленговали сигнал и, трижды проверив, убедились, что идет он с крошечной планетки, на которой наличие жизни по всем законам космоса исключалось категорически. Проведенный на скорую руку спектральный анализ показал, что планета холодна, как лед, практически лишена атмосферы, воды и закусочных быстрого питания.

 
# Вопрос-Ответ