О проблеме постсингулярности в фантастике

О проблеме постсингулярности в фантастике

Отрывок:

Сколь долго может продолжаться род человеческий?

Сорок или даже тридцать лет назад фантасты могли представлять человека неизменным еще, по крайней мере, несколько тысячелетий. Большая часть «космических опер» и эпопей про заселение космоса рисует героев, мало отличимых от наших современников, но при этом действующих сотни и даже тысячи лет спустя. Когда дело касалось больших межзвездных сообществ (Г. Гаррисон. «Неукротимая планета»), незначительного числа колонизированных планет («Приключения Флинкса» Алана Дин Фостера), даже когда повествование развивалось в пределах Солнечной системы («Оружейные дома Эшера» А. Ван Вогта), — человек оставался человеком.

Нельзя сказать, чтобы люди сохранялись в абсолютно неизменной форме, как овощи в жидком азоте. Описывались новые этносы, даже расы, но по большому счету человечество сохраняло своё единство чрезвычайно долго.

Границей существования Homo sapiens выступали биологические изменения, фактически — формирование новых видов живых существ.

Эти изменения могли накапливаться как некая форма мутаций — у А. Нортон (роман «Камень предтеч») и Р. Хайнлайна («Гражданин галактики») неоднократно описываются мутанты, которые еще считаются людьми, поддерживают с окружающими товарно-денежные отношения, но при этом образуют собственные группы, которые еще просто не выделились в нечеловеческие сообщества. Пройдет какое-то время, и эти существа откажутся считать себя людьми.

Есть, разумеется, множество произведений, где упоминаются новые разновидности людей, готовые появиться уже в ближайшую сотню лет. Но их можно разбить на две группы. Это либо прорыв некоего крайне ограниченного меньшинства к новым уровням возможностей, притом, что основная часть населения остается людьми («Волны гасят ветер» А. и Б. Стругацких). Либо общий подъем возможностей людей дает множество персонажей со сверхспособностями, но читатели и зрители по-прежнему воспринимают их как людей (роман Дж. Уиндема «Куколки» или же кинотрилогия «Люди Х»).

Изменение всего человечества занимает десятки тысяч лет, да и то процесс остается незавершенным. Прекрасный пример — серия романов «Дюна» Ф. Херберта — десятки тысяч лет проходят до мутации Атридесов и еще несколько тысяч до того, как видно, что человечество распадается и обычные представители вида Homo sapiens уже практически не управляют сами собой — нужны постоянные перестройки, переделки организмов. «Дом глав родов Дюны», последний роман цикла, — это настоящий паноптикум.

Но с появлением жанра киберпанка в самой же фантастике горизонты будущего существенно сужаются. Человек должен не просто сосуществовать, но конкурировать с прогрессирующими машинами. Это даже нельзя сравнить  с противостоянием инопланетянам — там способности оппонента стабильны, и человек может к ним приспособиться (победить, проиграть — не суть важно, главное, что будет жить рядом). Но вместе с мощными компьютерами появляется ощущение грядущей большой трансформации.

И громаднейшая проблема фантастики состоит в том, что авторы не очень еще представляют, что делать с бешеным прогрессом искусственного интеллекта.

В оправдание фантастики можно заметить, что эта же проблема стоит и перед футурологией . Для описания будущих возможностей ИИ применяется понятие «сингулярность». Термин заимствован из астрономии, там он означает точку с бесконечно большой массой, температурой и нулевым объемом, т. е. это фактически черная дыра. В контексте электроники термин «технологическая сингулярность» означает создание ИИ и последующее объединение техносферы в единую систему. Подобное объединение сил вызовет настолько значительное увеличение скорости прогресса, что сейчас просто невозможно представить особенности «нового дивного мира».

Разумеется, само слово фантастам известно, существуют даже произведения, в которых даются попытки анализа будущих эпох. Но проблема в том, что все мало-мальски рациональные, реалистичные сюжеты требуют от персонажей нечеловечности, а писатели вынуждены оставлять их людьми. Ведь мало кто захочет сопереживать разумным существам, отказавшимся от собственной человечности?

Тут-то и начинаются увертки фантастики.

 
# Вопрос-Ответ