Двойка по Достоевскому

Двойка по Достоевскому

Отрывок:

Маринка получила двойку по «Преступлению и наказанию» — на это Михаилу по телефону пожаловалась жена Галя. Михаил воспринял весть как личную обиду, так как Достоевский в доме имелся, толстый десятитомник на половину книжной полки, да и сам Михаил когда-то читал о Раскольникове и бесах, об униженных и оскорбленных. Приехав с работы, он тут же, не откладывая, украдкой пролистал комментарии к роману, благо стеллаж стоял в спальне, и уж потом во всеоружии прошел в комнату дочери. Замерев в дверях, он сурово оглядел плакаты всевозможно пирсингованных и татуированных «звезд». Плакаты висели уже года четыре, но Михаил смотрел на них так, словно это безобразие возникло только что, внезапно и без его ведома. «Звезды» дружно и беззаботно скалились в ответ. Единственным печальным субъектом в комнате была сама хозяйка.

Закончив осмотр, Михаил воззрился на понурившуюся дочь:

— Ну, дорогая моя, и за что конкретно тебя осчастливили?

Дочь скорбно вздохнула, косясь на темный экран телевизора. Сейчас должна была начаться «Звездная фабрика», а папашины нотации грозили полностью заменить пятничный концерт.

— Мотивы Раскольникова, — мгновенно капитулировала она, надеясь, что заседание трибунала окажется скорым.

— Я так и знал! — торжествуя, воскликнул Михаил. — За такую ерунду! Галя, она даже книжку не открывала!


— Открывала!.. — протестующим эхом встряла Маринка. Галя с кухни ответила что-то невнятное и сочувствующее. Впрочем, сейчас ее поддержка и не требовалась.

— Если бы открывала, то знала бы. Там же все просто, как на ладони! — Михаил присел рядом с дочерью, демонстрируя широкую длань. Конечно, ничего на ней не было, но Маринка послушно уставилась на ладонь.

— Ну, что непонятно? Почему Раскольников убил старушку? Потому что перед ним встала дилемма: кто он такой в этой жизни? Ну, помнишь? «Тварь я дрожащая или право имею?» — цитата выскочила из запасничков памяти мгновенно, словно ждала за дверью. — Понимаешь? Он же не просто банальный убийца, он не ради наживы взял топор… для него важнее было решить, определиться… — Михаил загорячился, заговорил быстро, с энтузиазмом. — Кто он: человек, который венец природы, который может распоряжаться судьбами других, или жалкое существо, чье предназначение — пресмыкаться, жить в зависимости…

— Тварь дрожащая, — вставила Маринка.

— Вот! — обрадовался Михаил. — Понимаешь ведь! Достоевский заставляет Раскольникова решать вопросы мирового свойства. И тот создает свою теорию, рассуждает о необыкновенных людях, которым дозволено все, даже убийство. Это сейчас другое время, другие способы заявить о своем высоком предназначении, другие возможности для самовыражения, а тогда…

Нет, роман он помнил все же довольно смутно, поэтому зарываться и переходить на конкретику не стал. Главное — дать ребенку правильный вектор.

 
# Вопрос-Ответ