Запчасть к мечте

Запчасть к мечте

Отрывок:

Когда ты не один в походе за мечтой, когда одна мечта на пятерых — это здорово. Есть реальная, не сказать, что стопроцентная, но всё же большая вероятность того, что мечта сбудется. Станет. Оживет. Мы были всего лишь мальчишки, когда это случилось. Хотя почему «всего лишь», мы были мальчишками что надо. О, да. Взять хотя бы Лешку. Он был самым старшим из нас. Старше меня на год. Ему тогда, если мне, конечно, не изменяет память, стукнуло тринадцать. Он уже втихаря покуривал сигареты и таскал нам заграничные шоколадки. Все смотрели на него с восхищением. Он был негласным вождем. Высоким, сильным, что говорить: он занимался каратэ и мог поднять самую тяжелую штангу. Лучшим другом Лешки, так уж случилось, стал я — ещё с детсада. А ещё ему жуть как нравилась моя старшая сестра. Я не был заводилой компании, никогда не подымал штанги, но зато именно у меня появилась в тот год эта мечта. Вообще я всегда много читал, особенно фантастику, я даже писал коротенькие рассказики, которые с удовольствием слушали друзья. Част
о, оставаясь на ночь у Лешки, мы вытаскивали на крышу телескоп и смотрели на звезды, и я всегда спрашивал друга: «Ты веришь, что они существуют? И, быть может, кто-то из них сейчас тоже смотрит на нас?» Леха теребил мой чуб, поблескивая огоньком своей сигаретки, всегда, как заведенный, отвечал: «Кто знает? Может, и смотрит».

Руслан был самым младшим, ему было что-то около десяти, и он первый притащил в наш штабик поломанную бритву отца. Но всё началось не с бритвы. Всё началось с куска здоровенного камня, если, конечно, то, что мы нашли, можно назвать камнем. Нас было трое — я, Леха и Вадим по кличке Уж. Он любил ловить змей — держал их в тазике на своем заднем дворе и пугал в школе девчонок и учителей. Вадим был, уже и не помню, но, по-моему, младше меня месяцев на семь, ну на полгода точно. Он и поволок нас на каменный карьер за змейками. «Только смотрите, медянок не трогайте», — всю дорогу наставлял он. Леха был недоволен, называл все это детской ерундой и плевался. Лето только разгоралось, шел июнь. Мы строили грандиозные планы на три оставшихся месяца и думать не думали, что какой-то камень может всё так круто изменить.

— Это не камень, — сказал Лешка, рассматривая находку.

— А что это, если не камень? Ёжик (меня так все, и даже учителя, порой называли) его из земли выковырял, правда ведь?

Я ответил, что правда.

— Вадька, а если я сейчас тебя стукну и тут закопаю, а потом тебя какой-то придурок выковырнет, то что, ты тоже будешь называться камнем?

— Ну, если лет так через тысячу.

— У, — замахнулся Леха камнем, — давай проверим?

— Похоже на метеорит, — сказал я, забирая камень ярко-оранжевого цвета, — я никогда не видел камни таких цветов, а ты, Леш?

— Я и говорю — не камень, а этот раскаркался: камень, камень. Иди своих змеек лови, а мы пойдем во двор.

— Давай ко мне, — предложил я.

— Нет, лучше ко мне в гараж, — сказал Леха. — Попробуем его молотком раздолбать.

— Точно, молотком, — согласился Уж.

В гараже, где Лешкин отец ремонтировал старые машины, мы по очереди несколько раз стукнули по камню. Чем сильней был удар, тем больней рикошетил в руку молоток. Лешке так даже рукоятка молотка разорвала на большом пальце кожу в кровь. А камню — хоть бы хны. Целешенек, и ни царапинки.

— Вот это новость, — всё, что сказали тогда мы.

Вечером к нам присоединились Руслан со своим старшим братом по кличке Толстопуз. Мы вернулись в гараж и…

— Он горячий, — с визгом отдернул руку Русик, — я, я…

Лешка потрогал:

— Ага.

Я прикоснулся и тоже вскрикнул. Камень обжигал.

— Оно, наверно, сконцентрировало в себе все наши удары и переварило их в энергию тепла, должно быть, так, — выпалил я, едва не захлебываясь от восторга, — вот это да.

— Ты думаешь, это метеорит? — подал голос Павлик. — Я читал, что они нагреваются, только когда пронзают слои атмосферы.

— Не умничай, Пуз, — огрызнулся Леха. — Алан, чё ты хотел сказать?

Я не ответил, а нагнулся и еще раз дотронулся до камня.

— Теперь он, оно холодное, — произнес я и отпрыгнул от странной находки, — мне кажется, это что-то живое.

— Холодное? — удивился Вадим.

— Жуть, — это сказал Павлик.

— Родакам ни слова, — процедил Лешка, вынимая из потайного места под крышей смятую пачку сигарет «Винстон». — Камень спрячем в штабе, а потом придумаем, что с ним делать, — закончил он, прикуривая.

— А если это нашествие? — спросил Руслан.

 
# Вопрос-Ответ