Рыцарь образа Темного Дня

Рыцарь образа Темного Дня

Отрывок:

— Он, наверное, ждал, когда мой отец умрёт.

— Нет, ваше величество, — Селив, старый, опытный боец, воевода, который выиграл для моего отца не одну битву, тяжело вздохнул. — Ждал, когда вы расплатитесь с долгами вашего отца.


— Причём здесь это?

— Где вы возьмёте деньги на войну? Вы же практически опустошили казну.

Он был прав. Денег не было. После раздачи всех долгов, выкупа всех закладных и прочей ерунды не было совсем. Правда, уже наступила осень, урожай крестьяне собрали, однако мы не успели бы его продать, а монетой с наших крестьян много не соберёшь, они не такие богатые, чтобы медь или серебро копить. С другой стороны, можно просто собрать людей на войну, благо урожай богатый и уж едой-то обеспечим солдат. Зима на носу, до неё продержимся, а в холод никто не воюет. А там придумаем что-нибудь. В любом случае, отдавать соседу, королю Лаберии Вольфу ин Лампу, этот чёртов кусок земли нельзя. Последнюю мысль я озвучил.

— Почему? — Серые глаза из-под густых седых бровей смотрели на меня с неодобрением. — Это поле за речушкой, какой нам в нём прок?

— Дело не в поле. — Я снял с себя корону и поставил её на стол. Ничего страшного, кроме воеводы и меня, в зале присутсвовал ещё только один человек, который старше Селива лет эдак на пятьдесят. Писарь Мегро был стар уже тогда, когда я ещё под троном прятался. И, сколько себя помню, отличался редкой молчаливостью, каковая, учитывая то, что он умел писать, делала его весьма ценным человеком. — Тяжёлая! Продам её! Если денег не будет — продам!

— Это корона вашего отца!

— Да и ладно! Мне такая не нужна, я б чего полегче носил. Лучше посмотри на вот это. — Я кивнул на кучку свитков на каменной плоскости стола. — Вольф ин Ламп требует от нас то поле, потому что, видите ли, оно нам совсем не нужно, а ему пригодится. Фер де Бун требует лесок на востоке, говорит, что выкупил закладную на него у монахов, у которых, дескать, мой отец в долг под него брал. Наглая ложь! Закладная вот она! — Я переместил свой взгляд на отдельно лежащий развернутый кусок кожи. — Слышь, Мегро, ты читать умеешь, в отличие от Селива, подтверди мои слова!

Старик в углу утвердительно кивнул.

— Король Трмод хочет озеро с лужком, что на севере, купить за бесценок, король Тимоди намекает, чтобы я ему в знак нашей дружбы подарил холм на юге. И вот таких свитков у меня тут ещё с десяток! Если мы тут всем им дадим, что они хотят, то, что же останется от королевства? Оно у меня и так не сказать чтоб большое.

— И что же вы предлагаете, ваше величество?

— Предлагаю время тянуть. Кстати, король Вольф — это случайно не тот, что в походах удовлетворяется своей кобылой? Мегро! А что ты там опять черкаешь на пергаменте?

Старик поднял голову, на губах его появилось подобие улыбки.

— Историю.

* * *

И как вступил на престол король наш Гюста, да хранят его боги, так сразу раздал долги своего отца, надеясь, что будет жить в мире со своими соседями. Однако бароны его, чтоб им быть бесплодными до самой старости, тут же затеяли меж собой брань. Пуще того, из других королевств пришли письма с претензиями на земли. Молодой король не испугался, однако, а стал готовиться к войне. Соседу своему Вольфу ин Дампу, да накажет его Бог за грехи, он ответил гневным письмом, в котором было оскорблений больше, чем аргументов, другим же решил не отвечать совсем.

Дабы не испытывать недостатка в боевой силе, приказал молодой господин брать всех, кто захочет наняться к нему. Денег же им не платить сразу, а рассчитывать на деньги побеждённых. Благо долги отца он раздал и тем, да на оставит его всевышний своей милостью, создал ложную славу о себе, как о властителе щедром и богатом.

Впрочем, в мудрости своей он предугадал события. Ещё не успели послать гонцов к баронам, ещё не узнали люди о войне, а в ворота замка постучался рыцарь. Было у него с собой два хороших коня и приличный доспех, но притом ни одного оруженосца. Просился в войско за один дукат в неделю.

Когда молодой господин Гюста, да будет чрево его всегда здоровым, возразил, что это дорого, то рыцарь ответил, что победить его никому ещё не удавалось, и услуги его стоят дорого, потому как не только он оружием знатно владеет, но и имеет магическое заклятие на себе. По этой же причине попросил он, чтобы взяли его с условием: ни перед кем он не должен поднимать своё забрало, даже перед королём.

Король наш Гюста, да продлится его юность, не дал своего согласия, но попросил рыцаря погостить в замке. Когда воин ушёл за слугой, господин наш, а также Селив-полководец, маг Ферт и дружинники из охраны устроили обсуждение гостя. Все они были смущены тем, как держится он, всем им показался знакомым голос рыцаря, и все выразили сомнения по поводу военных знаний данного ратника.

Король же наш Гюста тут же вспомнил, что отец его очень любил турниры устраивать. И приказал тогда молодой господин, чтобы не весть о войне разнесли баронам гонцы, а весть о турнире. Когда же Селив-полководец предложил пригласить в гости и некоторых баронов из соседних королевств, Гюста отказал ему. Мол, не будем мы пока искать союзников в стане врагов.

Когда же спросил Селив:

— Что скажут про нас наши соседи?

— Скажут, что плевать мы на них хотели, — ответил король Гюста.

 
# Вопрос-Ответ